В привычный сумрак вдруг эта буря ворвалась. Врасплох, и некогда подумать «Простите, я

В привычный сумрак вдруг эта буря ворвалась.
Врасплох, и некогда подумать
«Простите, я не знаю Вас.
Не я надел на Вас оковы»
И вдруг спросил едва дыша:
«Как Вас зовут? Скажите, кто Вы?»
Она в ответ: «Твоя Душа».    ОЧЕНЬ КРАСИВЫЙ СТИХ !!! 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

184 комментариев к записи “В привычный сумрак вдруг эта буря ворвалась. Врасплох, и некогда подумать «Простите, я”

  1. galina:

    Дорожите счастьем, дорожите!
    Замечайте, радуйтесь, берите
    Радуги, рассветы, звезды глаз -
    Это все для вас, для вас, для вас.

    Услыхали трепетное слово -
    Радуйтесь. Не требуйте второго.
    Не гоните время. Ни к чему.
    Радуйтесь вот этому, ему!…..ПРОСТО,ЧУДО !!! 

  2. galina:

    Забыв покой, дела и развлечепья,
    Пренебрегая солнцем и весной,
    При каждой нашей встрече мы с тобой,
    Страдая, выясняем отношенья.

    Нет, мы почти никак не поступаем.
    До ласки ли? Раздув любой пустяк,
    Мы спорим, говорим и обсуждаем,
    Что так у нас с тобой и что не так…..СТИХИ КРАСИВЫ И НЕЖНЫ! 

  3. galina:

    Каков человек по душе, по уму?
    И что в нем за сердце бьется?
    Порой можно просто судить по тому,
    Как человек смеется.    МНЕ НРАВЯТСЯ ВАШИ СТИХИ! СПАСИБО! 

  4. galina:

    Высоты всяческой красоты,
    Любви и действительной доброты,
    И нечего тут стыдиться!
    Ведь ради того, чтоб не зря весь век
    Носили мы звание Человек -
    Стоит, друзья, учиться!    ОТЛИЧНО !!! 

  5. galina:

    Я ,ПРОСТО ЛИСТАЮ СТРАНИЦУ ЗА СТРАНИЦЕЙ…
    СПАСИБО ВАМ ОГРОМНОЕ !!!  

  6. svetlana:

    Признание

    Зацелована, околдована,
    С ветром в поле когда-то обвенчана,
    Вся ты словно в оковы закована,
    Драгоценная моя женщина!

    Не веселая, не печальная,
    Словно с темного неба сошедшая,
    Ты и песнь моя обручальная,
    И звезда моя сумашедшая.

    Я склонюсь над твоими коленями,
    Обниму их с неистовой силою,
    И слезами и стихотвореньями
    Обожгу тебя, горькую, милую.

    Отвори мне лицо полуночное,
    Дай войти в эти очи тяжелые,
    В эти черные брови восточные,
    В эти руки твои полуголые.

    Что прибавится — не убавится,
    Что не сбудется — позабудется…
    Отчего же ты плачешь, красавица?
    Или это мне только чудится?

  7. svetlana:

    Все равно я приду

    Если град зашумит с дождем,
    Если грохнет шрапнелью гром,
    Все равно я приду на свиданье,
    Будь хоть сто непогод кругом!

    Если зло затрещит мороз
    И завоет метель, как пес,
    Все равно я приду на свиданье,
    Хоть меня застуди до слез!

    Если станет сердиться мать
    И отец не будет пускать,
    Все равно я приду на свиданье,
    Что бы ни было — можешь ждать!

    Если сплетня хлестнет, ну что ж,
    Не швырнет меня подлость в дрожь,
    Все равно я приду на свиданье,
    Не поверя в навет и ложь!

    Если я попаду в беду,
    Если буду почти в бреду,
    Все равно я приду. Ты слышишь?
    Добреду, доползу… дойду!

    Ну, а если пропал мой след
    И пришел без меня рассвет,
    Я прошу: не сердись, не надо!
    Знай, что просто меня уже нет..

  8. svetlana:

    Не надо отдавать любимых

    Не надо отдавать любимых,
    Ни тех, кто рядом, и ни тех,
    Кто далеко, почти незримых.
    Но зачастую ближе всех!

    Когда всё превосходно строится
    И жизнь пылает, словно стяг,
    К чему о счастье беспокоиться?!
    Ведь всё сбывается и так!

    Когда ж от злых иль колких слов
    Душа порой болит и рвётся —
    Не хмурьте в раздражении бровь.
    Крепитесь! Скажем вновь и вновь:
    За счастье следует бороться!

    А в бурях острых объяснений
    Храни нас, Боже, всякий раз
    От нервно-раскалённых фраз
    И непродуманных решений.

    Известно же едва ль не с древности:
    Любить, бесчестно не дано,
    А потому ни мщенье ревности,
    Ни развлечений всяких бренности,
    Ни хмель, ни тайные неверности
    Любви не стоят всё равно!

    Итак, воюйте и решайте:
    Пусть будет радость, пусть беда,
    Боритесь, спорьте, наступайте,
    И лишь любви не отдавайте,
    Не отдавайте никогда

  9. svetlana:

    ЕСЛИ ЛЮБОВЬ УХОДИТ! ___

    Если любовь уходит, какое найти решенье?
    Можно прибегнуть к доводам, спорить и убеждать,
    Можно пойти на просьбы и даже на униженья,
    Можно грозить расплатой, пробуя запугать.

    Можно вспомнить былое, каждую светлую малость,
    И, с болью твердя, как горько в разлуке пройдут года,
    Поколебать на время, может быть, вызвать жалость
    И удержать на время. На время — не навсегда.

    А можно, страха и боли даже не выдав взглядом,
    Сказать: — Я люблю. Подумай. Радости не ломай. —
    И если ответит отказом, не дрогнув, принять, как надо,
    Окна и двери — настежь! — Я не держу. Прощай!

    Конечно, ужасно трудно, мучась, держаться твердо.
    И все-таки, чтоб себя же не презирать потом,
    Если любовь уходит — хоть вой, но останься гордым.
    Живи и будь человеком, а не ползи ужом!

    Эдуард Асадов
     

  10. svetlana:

    Друг без друга у нас получается все
    В нашем жизненном трудном споре.
    Все свое у тебя, у меня все свое,
    И улыбки свои, и горе.

    Мы премудры: мы выход в конфликтах нашли
    И, вчерашнего дня не жалея,
    Вдруг решили и новой дорогой пошли,
    Ты своею пошла, я — своею.

    Все привольно теперь: и дела, и житье,
    И хорошие люди встречаются.
    Друг без друга у нас получается все.
    Только счастья не получается

  11. svetlana:

    Ты далеко сегодня от меня
    И пишешь о любви своей бездонной
    И о тоске-разлучнице бессонной,
    Точь-в-точь все то же, что пишу и я.

    Ах, как мы часто слышим разговоры,
    Что без разлуки счастья не сберечь.
    Не будь разлук, так не было б и встреч,
    А были б только споры да раздоры.

    Конечно, это мудро, может статься.
    И все-таки, не знаю почему,
    Мне хочется, наперекор всему,
    Сказать тебе: — Давай не разлучаться!
     

  12. nadezhda:

    ПОСВЯЩЕНИЕ ЛЮБИМОМУ ПОЭТУ Э.АСАДОВУ.

    Я Вас знаю 20 лет…
    20 лет…А может больше.
    Лучший для меня поэт -
    Вас прошу — ЖИВИТЕ ДОЛЬШЕ!
    Чтоб писать, чтоб сочинять…
    Ждём ещё Ваших творений -
    мыслей и стихотворений…
    Вы — любимый наш Асадов
    Словом «бьёте в глаз,не в бровь».
    Пишете о разном самом,
    Ну, а больше про любовь.
    Сердце Ваше всем открыто,
    До краёв любви полно.
    «Вот собака где зарыта»…
    Вот в чём суть…Любить дано
    Как не всякому на свете.
    И не в каждом человек
    Столько есть тепла, добра
    Чтобы так на всей планете
    Всё любить — от слона до комара.

    Нам жить помогают Ваши стихи.
    Читаемы и узнаваемы снова они.
    Их время не стёрло…
    В годах не затеряны.
    Мы верим твёрдо
    И вера проверена!
    Нет ни одно не подходит в сравнение.
    Вашим стихам сравнения нет!
    Вы — без сомнения ЛУЧШИЙ ПОЭТ!

    март 2002 г.

    © Copyright: Надежда Каравайцева, 2010

  13. nadezhda:

    ...К 87 — летию Эдуарда Асадова
    Надежда Каравайцева
    В начале 2000 гг. я зачитывалась, упивалась стихами Э.Асадова. Вспоминала их…те, которые знала с молодости. Стихи многих поэтов нравились.Но на первом месте были стихи Асадова. Окружающих меня и любящих поэзию приучила читать его стихи.Очень жаль, что нет среди нас такого замечательного человека и поэта…Светлая ему память. В 2002 г. написала ему посвящение. Отправила.Дошло ли? Не знаю…Да это и не важно…Теперь…

  14. svetlana:

    ЭДУАРД АСАДОВ
    Падает снег… Падает снег
    -Тысячи белых ежат..
    А по дороге идёт человек
    И губы его дрожат.
    Мороз под ногами хрустит как соль..
    Лицо человека-обида и боль.
    В глазах два чёрных тревожных флажка
    Выбросила тоска…
    Измена?.. Мечты ли разбитой звон?..
    Друг ли с подлой душой?..
    Знает об этом лишь только он
    Да кто-то ещё…другой…
    Случись катастрофа,пожар,беда -.
    Звонки тишину встревожат!
    У нас милиция есть всегда.
    И » скорая помощь» тоже…

    А если…просто -падает снег…
    И тормоза не визжат?..
    А если…просто идёт человек,
    И губы его дрожат?..
    А если…в глазах у него тоска-
    два чёрных тревожных флажка?..
    Какие звонки и сигналы есть,
    Чтоб подали людям весть?..
    И разве тут может в расчёт идти
    Какой-то там этикет ?
    Удобно иль нет к нему подойти?
    Знаком ты с ним или нет?..
    Падает снег…Падает снег…
    По стёклам шуршит узорным.
    А по дороге идёт человек,
    И снег ему кажется …чёрным!
    И если ты встретишь его на пути-
    Пусть вздрогнет в душе звонок!-
    Рванись к нему …
    Сквозь людской поток!
    Останови!.. Подойди…

  15. elvira:

    (L) (K) (F) (*) (nt) :-$ (Y) (v) …………..Признание …………….

    Зацелована, околдована,
    С ветром в поле когда-то обвенчана,
    Вся ты словно в оковы закована,
    Драгоценная моя женщина!

    Не веселая, не печальная,
    Словно с темного неба сошедшая,
    Ты и песнь моя обручальная,
    И звезда моя сумашедшая.

    Я склонюсь над твоими коленями,
    Обниму их с неистовой силою,
    И слезами и стихотвореньями
    Обожгу тебя, горькую, милую.

    Отвори мне лицо полуночное,
    Дай войти в эти очи тяжелые,
    В эти черные брови восточные,
    В эти руки твои полуголые.

    Что прибавится — не убавится,
    Что не сбудется — позабудется…
    Отчего же ты плачешь, красавица?
    Или это мне только чудится?……………..

  16. galina:

    Где-то месяц плывёт во ржи
    Где-то плачут от счастья люди
    Удержи меня, удержи
    Больше ночи такой не будет
    Будет просто алый рассвет
    И закаты как все закаты
    Что-то главное в нас умрёт
    Будем сами в том виноваты
    Очень просто, а не понять,
    Очень просто, а не ответить
    Почему даже в двадцать пять
    Мы доверчивы словно дети…
    Видишь месяц плывёт во ржи
    Видишь нет в тишине покоя
    Удержи меня, удержи

    И погладь по щеке рукою…

  17. fira:

    СЕДАЯ ПРЯДЬ

    ЭДУАРД АСАДОВ

    .

    ГОВОРЯТ НЫНЧЕ В МОДЕ,СЕДЫЕ ВОЛОСЫ

    И СЕДЕЕТ БЕЗДУМНО МОЛОДОСТЬ…

    И ДЕВЧЁНКА ЛЕТ ДВАДЦАТИ,

    МОЖЕТ ГОРДО СЕДОЮ ПРОЙТИ.

    И КАКОМУ КОЩУНСТВУ В УГОДУ,

    И КОМУ ЭТО СТАВИТЬ В ВИНУ?

    КАК НЕЛЬЗЯ ВВОДИТЬ ГОРЕ В МОДУ,

    ТАК НЕЛЬЗЯ И ВВОДИТЬ СЕДИНУ!

    ПАМЯТЬ СТОЙ! ЗАМРИ! ЭТО НАДО,

    ТО ИЗ ПАМЯТИ МОЕЙ,НЕ ИЗ КНИЖКИ

    ИЗ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА,

    ПРИВЕЗЛИ СЕДОГО МАЛЬЧИШКУ.

    И СМОТРЕЛ Я НА ЧУБ С ПЕРЛАМУТРОМ,

    И ГЛАЗА ЕГО  ОЧЕНЬ ВЗРОСЛЫЕ

    СРЕДИ НАС ОН БЫЛ САМЫМ МУДРЫМ,

    ПОСЕДЕВШИМ ОТ ГОРЯ ПОДРОСТКОМ.

    А ЕЩЁ Я ПОМНЮ СОЛДАТА,

    ОН КОНТУЖЕН БЫЛ ВЗРЫВОМ ГРАНАТЫ,

    ОН ОГЛОХ И НАВЕК ОНЕМЕЛ

    ВОТ ТОГДА ГОВОРЯТ ПОСЕДЕЛ.

    ЭХ ТЫ МОЛОДОСТЬ,ЗЛАЯ МОДНИЦА,

    НАД ГЛАЗАМИ СЕДАЯ ПРЯДЬ.

    ЭТО ОЧЕНЬ ПОХОЖЕ НА ПОДЛОСТЬ,

    ЗА ПОЛТИННИК СЕДОЮ СТАТЬ!

  18. svetlana:
    ….Я НЕ ПРОТИВ
    ДЕРЗОСТИ В МОДЕ.
    Я ЗА ТО,ЧТОБЫ
    МОДНОЮ Т СЛЫТЬ .
    НО СЕДИНЫ
    КАК СЛАВУ
      КАК ОРДЕН
    НАДО ВЫСТРАДАВ
    ЗАСЛУЖИТЬ!
  19. anna:

    ДЕВУШКА И ЛЕСОВИК
    (Сказка-шутка)

    На старой осине в глуши лесной
    Жил леший, глазастый и волосатый.
    Для лешего был он еще молодой -
    Лет триста, не больше. Совсем незлой,
    Задумчивый, тихий и неженатый.

    Однажды у Черных болот, в лощине,
    Увидел он девушку над ручьём -
    Красивую, с полной грибной корзиной
    И в ярком платьице городском.

    Видать, заблудилась. Стоит и плачет.
    И леший вдруг словно затосковал…
    Ну как её выручить? Вот задача!
    Он спрыгнул с сучка и, уже не прячась,
    Склонился пред девушкой и сказал:

    — Не плачь! Ты меня красотой смутила.
    Ты — радость! И я тебе помогу! -
    Девушка вздрогнула, отскочила,
    Но вслушалась в речи и вдруг решила:
    «Ладно. Успею ещё! Убегу!»

    А тот протянул ей в косматых лапах
    Букет из фиалок и хризантем.
    И так был прекрасен их свежий запах,
    Что страх у девчонки пропал совсем…

    Свиданья у девушки в жизни были.
    Но если по-честному говорить,
    То, в общем, ей редко цветы дарили
    И радостей мало преподносили,
    Больше надеялись получить.

    А леший промолвил: — Таких обаятельных
    Глаз я нигде еще не встречал! -
    И дальше, смутив уже окончательно,
    Тихо ей руку поцеловал.

    Из мха и соломки он сплёл ей шляпу.
    Был ласков, приветливо улыбался.
    И хоть и не руки имел, а лапы,
    Но даже «облапить» и не пытался.

    Донёс ей грибы, через лес провожая,
    В трудных местах впереди идя,
    Каждую веточку отгибая,
    Каждую ямочку обходя.

    Прощаясь у вырубки обгоревшей,
    Он грустно потупился, пряча вздох.
    А та вдруг подумала: «Леший, леший,
    А вроде, пожалуй, не так и плох!»

    И, пряча смущенье в букет, красавица
    Вдруг тихо промолвила на ходу:
    — Мне лес этот, знаете, очень нравится,
    Наверно, я завтра опять приду! -

    Мужчины, встревожьтесь! Ну кто ж не знает,
    Что женщина, с нежной своей душой,
    Сто тысяч грехов нам простит порой,
    Простит, может, даже ночной разбой!
    Но вот невнимания не прощает…

    Вернемся же к рыцарству в добрый час
    И к ласке, которую мы забыли,
    Чтоб милые наши порой от нас
    Не начали бегать к нечистой силе!

    * * *

  20. varvara:

    Я влюбилась в 16, Люблю и сейчас.

  21. zhanna:

    Мне казалось когда-то, что одиночество -
    Это словно в степи: ни души вокруг.
    Одиночество — это недобрый друг
    И немного таинственный, как пророчество.
    Одиночество — это когда душа
    Ждет, прикрыв, как писали когда-то, вежды,
    Чтобы выпить из сказочного ковша
    Золотые, как солнце, глотки надежды…
    Одиночество — дьявольская черта,
    За которой все холодно и сурово,
    Одиночество — горькая пустота,
    Тишина… И вокруг ничего живого…
    Только время стрелою летит порой,
    И в душе что-то новое появляется.
    И теперь одиночество открывается
    По-другому. И цвет у него иной.
    Разве мог я помыслить хоть раз о том,
    Что когда-нибудь в мире, в иные сроки
    В центре жизни, имея друзей и дом,
    Я, исхлестанный ложью, как злым кнутом,
    Вдруг застыну отчаянно-одинокий?!..
    И почувствую, словно на раны соль,
    Как вокруг все безжалостно изменилось,
    И пронзит мою душу такая боль,
    О какой мне и в тягостном сне не снилось.
    День, как рыба, ныряет в густую ночь.
    Только ночь — жесточайшая это штука:
    Мучит, шепчет о подлостях и разлуках,
    Жжет тоской — и не в силах никто помочь!
    Только помощь до крика в душе нужна!
    Вот ты ходишь по комнате в лунных бликах..
    До чего это все же чудно и дико,
    Что вокруг тебя жуткая тишина…
    Пей хоть водку, хоть бренди, хоть молоко!
    Всюду — люди. Но кто тебе здесь поможет?!
    Есть и сердце, что многое сделать может,
    Только как оно дьвольски далеко!
    Обратись к нему с правдой, с теплом и страстью.
    Но в ответ лишь холодная тишина…
    Что оно защищает — превыше счастья,
    Зло — ничтожно. Но сколько в нем черной власти!
    Мышь способна порой победить слона!
    На земле нашей сложно и очень людно.
    Одиночество — злой и жестокий друг.
    Люди! Милые! Нынче мне очень трудно,
    Протяните мне искренность ваших рук!
    Я дарил вам и сердце свое, и душу,
    Рядом с вами был в праздниках и в беде.
    Я и нынче любви своей не нарушу,
    Я — ваш друг и сегодня везде-везде!
    Нынче в душу мне словно закрыли дверь.
    Боль крадется таинственными шагами.
    Одиночество — очень когтистый зверь,
    Только что оно, в сущности, рядом с вами?!
    Сколько раз меня било тупое зло,
    Сколько раз я до зверской тоски терзался,
    Ах, как мне на жестокую боль везло!
    Только вновь я вставал и опять сражался!
    Ложь, обиды, любые земные муки
    Тяжелы. Но не гибнуть же, наконец!
    Люди! Милые! Дайте мне ваши руки
    И по лучику ваших живых сердец!
    Пусть огонь их в едином пучке лучится,
    Чтобы вспыхнуть, чтоб заново возродиться,
    Я сложу все их бережно: луч — к лучу,
    Словно перья прекрасной, как мир, жар-птицы,
    И, разбив одиночество, как темницу,
    Вновь, быть может, до радости долечу.

  22. zhanna:

    Э.Асадов Медвежонок
    Беспощадный выстрел был и меткий.
    Мать осела, зарычав негромко,
    Боль, веревки, скрип телеги, клетка…
    Все как страшный сон для медвежонка…
    Город суетливый, непонятный,
    Зоопарк — зеленая тюрьма,
    Публика снует туда-обратно,
    За оградой высятся дома…
    Солнца блеск, смеющиеся губы,
    Возгласы, катанье на лошадке,
    Сбросить бы свою медвежью шубу
    И бежать в тайгу во все лопатки!
    Вспомнил мать и сладкий мед пчелы,
    И заныло сердце медвежонка,
    Носом, словно мокрая клеенка,
    Он, сопя, обнюхивал углы.
    Если в клетку из тайги попасть,
    Как тесна и как противна клетка!
    Медвежонок грыз стальную сетку
    И до крови расцарапал пасть.
    Боль, обида — все смешалось в сердце.
    Он, рыча, корябал доски пола,
    Бил с размаху лапой в стены, дверцу
    Под нестройный гул толпы веселой.
    Кто-то произнес: — Глядите в оба!
    Надо стать подальше, полукругом.
    Невелик еще, а сколько злобы!
    Ишь, какая лютая зверюга!
    Силищи да ярости в нем сколько,
    Попадись-ка в лапы — разорвет!
    А «зверюге» надо было только
    С плачем ткнуться матери в живот.

  23. tatjana:

    Очень  люблю творчество Э. Асадова , но   БАЛЛАДА О СЕДИНЕ  написана не  моим любимым поэтом , а  М. Румянцевой

  24. tatjana:

    Румянцева Майя Александровна

    БАЛЛАДА О СЕДИНЕ

    Говорят, нынче в моде седые волосы.
    И «седеет» бездумно молодость.
    И девчонка лет двадцати.
    Может гордо седою пройти.
    ……..И какому кощунству в угоду?
    ……..И кому это ставить в вину?
    ……..Как нельзя вводить горе в моду,
    ……..Так нельзя вводить седину.
    Память, стой, замри, это надо.
    То из жизни моей — не из книжки…
    Из блокадного Ленинграда привезли седого мальчишку.
    ………Мы смотрели на чуб с перламутром
    ………И в глаза его очень взрослые.
    ………Среди нас он был самым мудрым,
    ………Поседевший от горя подросток.
    А еще я помню солдата.
    Он контужен был взрывом гранаты
    И оглох, и навек онемел.
    Вот тогда, говорят, поседел.
    ……….О седая мудрая старость!
    ……….О седины неравных боев!
    ……….Сколько людям седин досталось от неотданных городов?!
    ……….А от тех, что пришлось отдать, поседевших не сосчитать…
    Говорят, нынче в моде седины.
    Нет, не мода была тогда -
    В городах седые дымины,
    И седая в селе лебеда,
    ……….И седые бабы-вдовицы,
    ……….И глаза, седые от слез,
    ……….И от пепла седые лица
    ……….Над холмом у седых берез…
    Пусть сейчас не война.
    Не война. Но от горя растет седина.
    Эх ты, модница, злая молодость!
    Над улыбкой — седая прядь.
    Это даже похоже на подлость -
    За полтинник седою стать!
    ………..Я не против дерзости в моде.
    ………..Я за то, чтобы модными слыть.
    ………..Но седины, как славу, как орден.
    ………..Надо выстрадать, заслужить…

  25. alenkij:

    То ли мы сердцами остываем,
    То ль забита прозой голова,
    Только мы все реже вспоминаем
    Светлые и нежные слова.
    Впрочем, сколько человек ни бегает
    Средь житейских бурь и суеты,
    Только сердце все равно потребует
    Рано или поздно красоты.
    И не очень это справедливо -
    Верить в молчаливую любовь.
    Разве молчуны всегда правдивы?
    Лгут ведь часто и без лишних слов!
    Чувства могут при словах отсутствовать.
    Может быть и все наоборот.
    Ну а если говорить и чувствовать?
    Разве плохо говорить и чувствовать?
    Разве сердце этого не ждет?
    Что для нас лимон без аромата?
    Витамин, не более того.
    Что такое небо без заката?
    Что без песен птица? Ничего!
    Пусть слова сверкают золотинками,
    И не год, не два, а целый век!
    Человек не может жить инстинктами,
    Человек — на то и человек!
    И уж коль действительно хотите,
    Чтоб звенела счастьем голова,
    Ничего-то в сердце не таите,
    Говорите, люди, говорите
    Самые хорошие слова!

  26. tatjana:

    Ты не плачь о том, что брошена,
    Слезы — это ерунда!
    Слезы, прошены ль не прошены,
    Лишь соленая вода!
    Чем сидеть в тоске по маковку
    (повезло — не повезло)
    Лучше стиснуть сердце накрепко
    Всем терзаниям на зло.
    Лучше, выбрав серьги броские,
    Все оружье ахнуть в бой;
    Всеми красками — прическами,
    Сделать чудо над собой.
    Коль нашлась морщинка — вытравить!
    Нет — так, сыщется краса!
    И такое платье выгрохать,
    Чтоб качнулись небеса!
    Будет вечер — обязательно
    В шум и гомон выходи,
    Подойди к его приятелям,
    И, хоть тресни, а шути!
    Но не жалко, не потеряно,
    Воевать, так воевать!
    А спокойно и уверенно:
    Все прошло и наплевать!
    Пусть он смотрит настороженно,
    Все в кино? И я в кино —
    Ты ли брошен, я ли брошена —
    Даже вспомнить то смешно!
    Пусть судьба звенит и крутиться,
    Не робей, не пропадешь!
    Ну, а что потом получиться
    И кому придется мучиться,
    Вот увидишь и поймешь!

    Эдуард Асадов (F)

  27. tatjana:

    .

    Э.Асадов Воспитать человека                            

    Сколько написано в мире статей
    И сколько прочитано лекций умных
    О том, как воспитывать нам детей,
    Пытливых и добрых, смешных и шумных.

    Советы несутся со всех сторон;
    Пишут учёные, и писатели,
    И методисты, и воспитатели,
    Иные из кожи аж лезут вон.

    Пишут о строгости и о такте,
    Что благо, а что для учёбы враг.
    Твердят, что воспитывать надо так-то,
    А вот по-иному нельзя никак!

    Тысячи мнений простых и сложных,
    Как разные курсы для корабля,
    О том, что любить надо осторожно
    И мудрости вдалбливать детям должно
    С первых шагов, ну почти с нуля.

    Всё верно, беда, коли мало знаний.
    И всё-таки в этом ли только зло?
    А что как успехов при воспитанье,
    Простите крамолу мою заране,
    Добиться не так уж и тяжело?!

    Нет, беды не сами собой являются,
    Хотите вы этого, не хотите ли,
    И дети с пороками не рождаются,
    А плюсов и минусов набираются
    Всё чаще от мудрых своих родителей.

    Всё ждут, чтоб горели глаза ребят
    Незамутнённо, светло и ясно.
    И детям с утра до темна твердят,
    Что надо быть честным, что ложь ужасна.

    Но много ли веры внушеньям этим?
    Ведь если родители сами лгут,
    На службе и дома, и там и тут,
    Лгут просто, как будто бы воду пьют,
    Откуда же взяться правдивым детям?!

    А совесть? Всегда ли она слышна?
    Ведь если мы, словно играя в прятки,
    Ловчим иль порою хватаем взятки,
    Да всем нашим фразам лишь грош цена!

    И кто будет верить словам о том,
    Что вреден табак и спиртное тоже,
    Коль взрослые тонут в дыму сплошном
    И кто-то нарежется так вином,
    Что только у стенки стоять и может!

    А что до красот языка родного,
    То все хрестоматии – ерунда,
    Коль чадо от папочки дорогого
    Порой понаслышится вдруг такого.
    Что гаснут аж лампочки от стыда!

    Как быть? Да внушать можно то и сё,
    А средство, по-моему, всем по росту,
    Тут всё очень сложно и очень просто:
    Будьте хорошими. Вот и всё!    

  28. tatjana:

    Возраст…Он для женщин — не помеха.
    Кто сказал, что годы старят нас?
    Наши души — солнышки в доспехах,
    А морщинки — лучики у глаз.

    Кто сказал, тот видно не умеет
    Оценить старинное вино :
    Молодое — радует и греет,
    Зрелое — ах, как пьянит оно!

    Как в бокале радужно играет,
    В голове кружит, в руках поет…
    Только глупый с виду выбирает.
    Кто умнее — с выдержкой берет.

    А морщинки — это от улыбок
    И раздумий. Что ни говори,
    Мы с девизом, как хмельной напиток -
    Не «Давай», а «На меня, бери!»

    Возраст…Он для женщин не помеха.
    В счастье все призывно-хороши.
    Возраст — это маленькая веха,
    Это — СОСТОЯНИЕ ДУШИ !!! «

    Асадов Э.

  29. tatjana:

    Реликвии страны

    Ещё стихи:
    Разные свойства
    Разрыв
    Ревность
    Реликвии страны
    Роза друга
    России
    Рыбье счастье

    Стихотворение » Реликвии страны» было написано в 1992 году , ночитая его , понимаешь , что его  актуальность не  исчезает даже через  2 десятка  лет..

    Скажи мне: что с тобой, моя страна?К какой сползать нам новой преисподней,Когда на рынках продают сегодняЗнамена, и кресты, и ордена?! Неважно, как реликвию зовут:Георгиевский крест иль орден Ленина,Они высокой славою овеяны,За ними кровь, бесстрашие и труд! Ответьте мне: в какой еще странеВы слышали иль где-нибудь встречали,Чтоб доблесть и отвагу на войнеНа джинсы с водкой запросто меняли! В каком, скажите, царстве-государствеПосмели бы об армии сказатьНе как о самом доблестном богатстве,А как о зле иль нравственном распадстве,Кого не жаль хоть в пекло посылать?! Не наши ли великие знамена,Что вскинуты в дыму пороховомРукой Петра, рукой БагратионаИ Жукова! — без чести и законаМы на базарах нынче продаем! Пусть эти стяги разными бывали:Андреевский, трехцветный или красный,Не в этом суть, а в том, над чем сияли,Какие чувства люди в них влагалиИ что жило в них пламенно и властно! Так повелось, что в битве, в окруженье,Когда живому не уйти без боя,Последний вомн защищал в сраженьеНе жизнь свою, а знамя полковое. Так как же мы доныне допускали,Чтоб сопляки ту дедовскую славу,Честь Родины, без совести и права,Глумясь, на рынках запросто спускали! Любой народ на свете бережетРеликвии свои, свои святыни.Так почему же только наш народТолкают нынче к нравственной трясине?! Ну как же докричаться? Как сказать,Что от обиды и знамена плачут!И продавать их — значит предаватьСтрану свою и собственную матьДа и себя, конечно же, в придачу! Вставайте ж, люди, подлость обуздать!Не ждать же вправду гибели и тризны,Не позволяйте дряни торговатьНи славою, ни совестью Отчизны!

  30. tatjana:

    НЕРАВЕНСТВО

    Так уж устроено у людей,
    Хотите вы этого, не хотите ли,
    Но только родители любят детей
    Чуть больше, чем дети своих родителей.

    Родителям это всегда, признаться,
    Обидно и странно. И все же, и все же,
    Не надо тут видимо удивляться
    И обижаться не надо тоже.

    Любовь ведь не лавр под кудрявой кущей.
    И чувствует в жизни острее тот,
    Кто жертвует, действует, отдает,
    Короче: дающий, а не берущий.

    Любя безгранично своих детей,
    Родители любят не только их,
    Но плюс еще то, что в них было вложено:
    Нежность, заботы, труды свои,
    С невзгодами выигранные бои,
    Всего и назвать даже невозможно!

    А дети, приняв отеческий труд
    И становясь усатыми «детками»,
    Уже как должное все берут
    И покровительственно зовут
    Родителей «стариками» и «предками».

    Когда же их ласково пожурят,
    Напомнив про трудовое содружество,
    Дети родителям говорят:
    - Не надо товарищи, грустных тирад!
    Жалоб поменьше, побольше мужества!

    Так уж устроено у людей,
    Хотите вы этого, не хотите ли,
    Но только родители любят детей
    Чуть больше, чем дети своих родителей.

    И все же не стоит детей корить.
    Ведь им же не век щебетать на ветках.
    Когда-то и им малышей растить,
    Все перечувствовать, пережить
    И побывать в «стариках» и «предках»!

    Э.Асадов

  31. tatjana:

    Эдуард Асадов, «Прямой разговор»

    Боль свою вы делите с друзьями,
    Вас сейчас утешить норовят,
    А его последними словами,
    Только вы нахмуритесь, бранят.

    Да и человек ли, в самом деле,
    Тот, кто вас, придя, околдовал,
    Стал вам близким через две недели,
    Месяц с вами прожил и удрал?

    Вы общались, дорогая, с дрянью.
    Что ж нам толковать о нём сейчас?!
    Дрянь не стоит долгого вниманья,
    Тут важнее говорить о вас.

    Вы его любили? Неужели?
    Но полшага — разве это путь?!
    Сколько вы пудов с ним соли съели?
    Как успели в душу заглянуть?!

    Что вы знали, ведали о нём?
    To, что у него есть губы, руки,
    Комплимент, цветы, по моде брюки —
    Вот и всё, пожалуй, в основном?

    Что б там ни шептал он вам при встрече,
    Как возможно с гордою душой
    Целоваться на четвёртый вечер
    И в любви признаться на восьмой?!

    Пусть весна, пускай улыбка глаз…
    Но ведь мало, мало две недели!
    Вы б сперва хоть разглядеть успели,
    Что за руки обнимают вас!

    Говорите, трудно разобраться,
    Если страсть. Допустим, что и так.
    Но ведь должен чем-то отличаться
    Человек от кошек и дворняг!

    Но ведь чувства тем и хороши,
    Что горят красиво, гордо, смело.
    Пусть любовь начнётся. Но не с тела,
    А с души, вы слышите, — с души!

    Трудно вам. Простите. Понимаю.
    Но сейчас вам некого ругать.
    Я ведь это не мораль читаю,
    Вы умны, и вы должны понять:

    Чтоб ценили вас, и это так,
    Сами цену впредь себе вы знайте.
    Будьте горделивы. Не меняйте
    Золота на первый же медяк!

  32. tatjana:

    Талант и Бездарь

    Талант — как птица с робкими крылами
    Но поддержи, подкинь его слегка -
    И вот он, взмыв, уже кружит над нами,
    А вслед за тем орлиными кругами
    Уходит в синеву, за облака!

    А вот бездарность, как с ней ни возись
    И сколько не вздымай его повыше,
    Она вороной кувыркнется вниз
    И не взлетит ни разу выше крыши.

    Однако, так напористо орет,
    Что все таланты за пояс заткнет.

    Эдуард Асадов, 1994 год

  33. dostatoc:

    Когда мне встречается в людях дурное,
    То долгое время я верить стараюсь,
    Что это скорее всего напускное,
    Что это случайность. И я ошибаюсь.

    И, мыслям подобным ища подтвержденья,
    Стремлюсь я поверить, забыв про укор,
    Что лжец, может, просто большой фантазер,
    А хам, он, наверно, такой от смущенья.

    Что сплетник, шагнувший ко мне на порог,
    Возможно, по глупости разболтался,
    А друг, что однажды в беде не помог,
    Не предал, а просто тогда растерялся.

    Я вовсе не прячусь от бед под крыло.
    Иными тут мерками следует мерить.
    Ужасно не хочется верить во зло,
    И в подлость ужасно не хочется верить!

    Поэтому, встретив нечестных и злых,
    Нередко стараешься волей-неволей
    В душе своей словно бы выправить их
    И попросту «отредактировать», что ли!

    Но факты и время отнюдь не пустяк.
    И сколько порой ни насилуешь душу,
    А гниль все равно невозможно никак
    Ни спрятать, ни скрыть, как ослиные уши.

    Ведь злого, признаться, мне в жизни моей
    Не так уж и мало встречать доводилось.
    И сколько хороших надежд поразбилось,
    И сколько вот так потерял я друзей!

    И все же, и все же я верить не брошу,
    Что надо в начале любого пути
    С хорошей, с хорошей и только с хорошей,
    С доверчивой меркою к людям идти!

    Пусть будут ошибки (такое не просто),
    Но как же ты будешь безудержно рад,
    Когда эта мерка придется по росту
    Тому, с кем ты станешь богаче стократ!

    Пусть циники жалко бормочут, как дети,
    Что, дескать, непрочная штука — сердца…
    Не верю! Живут, существуют на свете
    И дружба навек, и любовь до конца!

    И сердце твердит мне: ищи же и действуй.
    Но только одно не забудь наперед:
    Ты сам своей мерке большой соответствуй,
    И все остальное, увидишь,- придет!

  34. tatjana:
    Одна

    К ней всюду относились с уваженьем:

    И труженик и добрая жена.

    А жизнь вдруг обошлась без сожаленья:

    Был рядом муж — и вот она одна…

    Бежали будни ровной чередою.

    И те ж друзья и уваженье то ж,

    Но что-то вдруг возникло и такое,

    Чего порой не сразу разберешь:

    Приятели, сердцами молодые,

    К ней заходя по дружбе иногда,

    Уже шутили так, как в дни былые

    При муже не решались никогда.

    И, говоря, что жизнь почти ничто,

    Коль будет сердце лаской не согрето,

    Порою намекали ей на то,

    Порою намекали ей на это…

    А то при встрече предрекут ей скуку

    И даже раздражатся сгоряча,

    Коль чью-то слишком ласковую руку

    Она стряхнет с колена иль с плеча.

    Не верили: ломается, играет,

    Скажи, какую сберегает честь!

    Одно из двух: иль цену набивает,

    Или давно уж кто-нибудь да есть.

    И было непонятно никому,

    Что и одна, она верна ему!

  35. tatjana:

    (L) (L) Он не страдал,он не ходил за нею.
    Не объяснялся,кепку теребя…
    Она сама,однажды,чуть робея
    Ему сказала: «Я люблю тебя».

    Его друзья томились в ожиданье.
    Худели от бессонницы и дум.
    А вечером просили для свиданья
    Его же новый,синенький костюм.

    А тут сама в морозы прибегала.
    На стул бросала шапку и пальто.
    И он решил: ему такого мало.
    И он решил,что это всё не то.

    Ушёл,уехал,ждал особой встречи.
    Других красивых провожал домой.
    Ловя себя на том,что каждый вечер
    Он,засыпая,думает о той.

    Ей написал письмо на трёх страницах,
    А через месяц получил назад.
    Ну что с такой обидою сравнится,
    Чем эта надпись«Выбыл адресат».

    Вдруг стало всё бесцветным…
    Не клеилась работа как на грех.
    И виноват никто,как будто,не был,
    Но счастье стало трудным,как у всех.(L) (L)

  36. majja:

    Очень  люблю творчество Э. Асадова, с юности и на всю жизнь

  37. elena:

    Самое полное определение счастья Э.Асадов дал в своём стихтворении

  38. elena:

                 Что такое счастье .

    Что такое счастье?
    Одни говорят : » Это страсти:
    Карты,вино,увлечения-
    Все острые ощущения».

    Другие верят ,что счастье-
    В окладе большом и власти,
    В глазах секретарш пленённых
    И трепете подчинённых.

    Третьи считают ,что счастье-
    Это большое участье:
    Забота ,тепло,вниман
    ие
    И общность переживания.

    По мненью четвёртых, это -
    С милой сиде
    ть до рассвета,
    Однажды в любви признаться
    И больше не расставаться.

    Еще есть такое мнение,
    Что счастье
    — это горение:
    Поиск,мечта,работа
    И дерзкие
    крылья взлёта.

    А счастье ,по-моему,просто
    Бывает разного роста:
    От кочки и д
    о Казбека,_
    В зависимости от человека.

    Это ещё 1966г

  39. galina:

    Дорожите счастьем, дорожите!
    Замечайте, радуйтесь, берите
    Радуги, рассветы, звезды глаз -
    Это все для вас, для вас, для вас.

    Услыхали трепетное слово -
    Радуйтесь. Не требуйте второго.
    Не гоните время. Ни к чему.
    Радуйтесь вот этому, ему!…..ПРОСТО,ЧУДО !!! 

  40. galina:

    Забыв покой, дела и развлечепья,
    Пренебрегая солнцем и весной,
    При каждой нашей встрече мы с тобой,
    Страдая, выясняем отношенья.

    Нет, мы почти никак не поступаем.
    До ласки ли? Раздув любой пустяк,
    Мы спорим, говорим и обсуждаем,
    Что так у нас с тобой и что не так…..СТИХИ КРАСИВЫ И НЕЖНЫ! 

  41. galina:

    Каков человек по душе, по уму?
    И что в нем за сердце бьется?
    Порой можно просто судить по тому,
    Как человек смеется.    МНЕ НРАВЯТСЯ ВАШИ СТИХИ! СПАСИБО! 

  42. elena:

    И ещё одно не превзойденное стихотворение

            Дорожите счастьем,дорожите !..

    Дорожите счастьем,дорожите!
    Замечайте,радуйтесь,берите
    Радуги,рассветы,звёзды глаз-
    Это всё для вас,для вас,для вас.

    Услыхали трепетное слово-
    Радуйтесь.Не требуйте второго.
    Не гоните время.Ни к чему.
    Радуйтесь вот этому,ему!

    Сколько песне суждено продлиться?
    Всё ли в мире может
    повториться?
    Лист в ручье,снегирь,над кручей вяз…
    Разве будет это тыщу раз !

    На бульваре освещают вечер
    Тополей пылающие свечи.
    Радуйтесь,не портите ни чем
    Ни  надежды,ни любви ,ни встречи!

    Лупит гром из поднебесной пушки.
    Дождик,дождь!На лужицах веснушки.
    Кру
    тит ,пляшет,бьёт по мостовой
    Крупный дождь в орех величиной.

    Если это чудо пропустить,
    Как тогда уж и на свете жить?!
    Все,что ми
    мо сердца пролетело,
    Ни за что потом не возвратить.

    Хворь и ссоры временно оставьте,
    Вы их все для старости оставьте.
    Постарайтесь,чтобы хоть сейчас
    Эта «прелесть»миновала вас.

    Пусть бормочут скептики до смерти,
    Вы
    им ,желчным скептикам , не верьте-
    Радости ни дома,ни в пути
    Злым глазам,хоть лопнуть, — не найти!

    А для очень,очень добрых глаз
    Нет ни склок,ни зависти,ни муки.
    Радость к вам сама протянет руки,
    Если сердце светлое у вас.

    Красоту увидеть в некрасивом,
    Разглядеть в руч
    ьях разливы рек!
    Кто умеет в буднях быть счастливым,
    Тот и впря
    мь счастливый человек!

    И поют дороги и мосты,
    краски леса и ветра событий,
    Зв
    ёзды,птицы ,реки и цветы:
    Дорожите счастьем,дорожите!

    1968г

  43. tatjana:

    Моё знакомство с творчеством Э.Асадова состоялось, страшно написать , в 1968 году — это было стихотворение » Трусиха». С тех пор — это мой самый  любимый  поэт на все  времена, потому что,каждое его произведение , будь  то ПОЭМА или  МИНИАТЮРА , это прежде всего душевный разговор с  читателем — автору  ВЕРИШЬ!

  44. tatjana:

    Трусиха

    Шар луны под звездным абажуром
    Озарял уснувший городок.
    Шли, смеясь, по набережной хмурой
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — хрупкий стебелек.

    Видно, распалясь от разговора,
    Парень, между прочим, рассказал,
    Как однажды в бурю ради спора
    Он морской залив переплывал,

    Как боролся с дьявольским теченьем,
    Как швыряла молнии гроза.
    И она смотрела с восхищеньем
    В смелые, горячие глаза…

    А потом, вздохнув, сказала тихо:
    - Я бы там от страха умерла.
    Знаешь, я ужасная трусиха,
    Ни за что б в грозу не поплыла!

    Парень улыбнулся снисходительно,
    Притянул девчонку не спеша
    И сказал:- Ты просто восхитительна,
    Ах ты, воробьиная душа!

    Подбородок пальцем ей приподнял
    И поцеловал. Качался мост,
    Ветер пел… И для нее сегодня
    Мир был сплошь из музыки и звезд!

    Так в ночи по набережной хмурой
    Шли вдвоем сквозь спящий городок
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — хрупкий стебелек.

    А когда, пройдя полоску света,
    В тень акаций дремлющих вошли,
    Два плечистых темных силуэта
    Выросли вдруг как из-под земли.

    Первый хрипло буркнул:- Стоп, цыпленки!
    Путь закрыт, и никаких гвоздей!
    Кольца, серьги, часики, деньжонки —
    Все, что есть,- на бочку, и живей!

    А второй, пуская дым в усы,
    Наблюдал, как, от волненья бурый,
    Парень со спортивною фигурой
    Стал спеша отстегивать часы.

    И, довольный, видимо, успехом,
    Рыжеусый хмыкнул:- Эй, коза!
    Что надулась?! — И берет со смехом
    Натянул девчонке на глаза.

    Дальше было все как взрыв гранаты:
    Девушка беретик сорвала
    И словами:- Мразь! Фашист проклятый!-
    Как огнем детину обожгла.

    - Комсомол пугаешь? Врешь, подонок!
    Ты же враг! Ты жизнь людскую пьешь!-
    Голос рвется, яростен и звонок:
    - Нож в кармане? Мне плевать на нож!

    За убийство — стенка ожидает.
    Ну, а коль от раны упаду,
    То запомни: выживу, узнаю!
    Где б ты ни был, все равно найду!

    И глаза в глаза взглянула твердо.
    Тот смешался:- Ладно… тише, гром…-
    А второй промямлил:- Ну их к черту! —
    И фигуры скрылись за углом.

    Лунный диск, на млечную дорогу
    Выбравшись, шагал наискосок
    И смотрел задумчиво и строго
    Сверху вниз на спящий городок,

    Где без слов по набережной хмурой
    Шли, чуть слышно гравием шурша,
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — слабая натура,
    «Трус» и «воробьиная душа».

  45. galina:

    Высоты всяческой красоты,
    Любви и действительной доброты,
    И нечего тут стыдиться!
    Ведь ради того, чтоб не зря весь век
    Носили мы звание Человек -
    Стоит, друзья, учиться!    ОТЛИЧНО !!! 

  46. galina:

    Я ,ПРОСТО ЛИСТАЮ СТРАНИЦУ ЗА СТРАНИЦЕЙ…
    СПАСИБО ВАМ ОГРОМНОЕ !!!  

  47. elena:

    О ,да ! в школе для меня это стихотворение тоже  было  открытием!!!:-D

  48. tatjana:

    Нам в школе повезло — у нас  ещё были УРОКИ ВНЕКЛАССНОГО ЧТЕНИЯ, на которых нас знакомили с  творчеством  современных писателей и поэтов , поэтому помним и  Э. Асадова ,и  Л. Татьяничеву и  М .Аллигер и  др.

  49. svetlana:

    Признание

    Зацелована, околдована,
    С ветром в поле когда-то обвенчана,
    Вся ты словно в оковы закована,
    Драгоценная моя женщина!

    Не веселая, не печальная,
    Словно с темного неба сошедшая,
    Ты и песнь моя обручальная,
    И звезда моя сумашедшая.

    Я склонюсь над твоими коленями,
    Обниму их с неистовой силою,
    И слезами и стихотвореньями
    Обожгу тебя, горькую, милую.

    Отвори мне лицо полуночное,
    Дай войти в эти очи тяжелые,
    В эти черные брови восточные,
    В эти руки твои полуголые.

    Что прибавится — не убавится,
    Что не сбудется — позабудется…
    Отчего же ты плачешь, красавица?
    Или это мне только чудится?

  50. tatjana:

    ПОДРУГИ

    Дверь общежитья… сумрак… поздний час.

    Она спешит, летит по коридору,

    Способная сейчас и пол и штору

    Поджечь огнем своих счастливых глаз!

    В груди ее уже не сердце бьется,

    А тысяча хрустальных бубенцов.

    Бежит девчонка, гулко раздается

    Веселый стук задорных каблучков.

    Хитро нахмурясь, в комнату вошла.

    - Кто здесь не спит? — начальственно спросила.

    И вдруг, расхохотавшись, подскочила

    К подруге, что читала у стола.

    Затормошила… чертики в глазах:

    - Ты все зубришь, ты все сидишь одна!

    А за окошком, посмотри, весна!

    И, может, счастье где-то в двух шагах!

    Смешная, скажешь? Ладно, принимаю!

    На все согласна. И не в этом суть.

    Влюбленных все забавными считают

    И даже глуповатыми чуть-чуть…

    Но я сейчас на это не в обиде.

    Не зря есть фраза: «горе от ума».

    Так дайте же побыть мне в глупом виде!

    Вот встретишь счастье и поймешь сама.

    Шучу, конечно. Впрочем, нет, послушай,

    Ты знаешь, что сказал он мне сейчас?

    «Ты, говорит, мне смотришь прямо в душу,

    И в ней светло-светло от этих глаз».

    Смеется над любой моей тревогой,

    Во всем такой уверенный, чудак.

    Меня зовет кувшинкой-недотрогой

    И волосы мои пушит вот так…

    Слегка смутилась. Щеки пламенели.

    И в радости заметить не смогла,

    Что у подруги пальцы побелели,

    До боли стиснув краешек стола.

    Глаза подруги — ледяное пламя.

    Спросила непослушными губами,

    Чужим и дальним голос прозвучал:

    - А он тебя в тайгу не приглашал?

    Не говорил: «Наловим карасей,

    Костер зажжем под старою сосною,

    И будем в мире только мы с тобою

    Да сказочный незримый Берендей!»

    А он просил: подругам ни гугу?

    А посмелее быть не убеждал?

    И если так, я, кажется, могу

    Помочь тебе и предсказать финал!

    Умолкла. Села. Глянула в тревоге,

    Смешинок нет, восторг перегорел,

    А пламя щек кувшинки-недотроги

    Все гуще белый заливает мел…

    Кругом весна… до самых звезд весна!

    В зеленых волнах кружится планета.

    И ей сейчас неведомо, что где-то

    Две девушки, не зажигая света,

    Подавленно застыли у окна.

    Неведомо? Но синекрылый ветер

    Трубит сквозь ночь проверенную весть

    О том, что счастье есть на белом свете,

    Пускай не в двух шагах, а все же есть!

    Поют ручьи, блестят зарницы домен,

    Гудя, бегут по рельсам поезда.

    Они кричат о том, что мир огромен

    И унывать не надо никогда,

    Что есть на свете преданные люди,

    Что радость, может, где-нибудь в пути.

    Что счастье будет, непременно будет!

    Вы слышите, девчата, счастье будет!

    И дай вам бог скорей его найти!

  51. tatjana:

    Э.АсадовДВЕ КРАСОТЫ
       
       Хоть мать-природа не сидит без дела,
       Но идеалы редко созидает.
       И красота души с красивым телом
       Довольно редко в людях совпадает.
       Две красоты, и обе хороши.
       Вручить бы им по равному венцу!
       Однако часто красота души
       Завидует красивому лицу.
       Не слишком то приятное признанье,
       А все же что нам истину скрывать?!
       Ведь это чувство, надобно сказать,
       Не лишено, пожалуй, основанья.
       Ведь большинство едва ль не до конца
       Престранной «близорукостью» страдает.
       Прекрасно видя красоту лица,
       Душевной красоты не замечает.
       А и заметит, так опять не сразу,
       А лишь тогда, смущаясь, разглядит,
       Когда все то, что мило было глазу,
       Порядочно и крепко насолит.
       А, может быть, еще и потому,
       Что постепенно, медленно, с годами,
       Две красоты, как женщины в дому,
       Вдруг словно бы меняются ролями.
       Стареет внешность: яркие черты
       Стирает время властно и жестоко,
       Тогда как у духовной красоты
       Нет ни морщин, ни возраста, ни срока.
       И сквозь туман, как звездочка в тиши,
       Она горит и вечно улыбается.
       И кто откроет красоту души,
       Тот, честное же слово, не закается!
       Ведь озарен красивою душой,
       И сам он вечным расплеснется маем!
       Вот жаль, что эту истину порой
       Мы все же слишком поздно понимаем.

  52. tatjana:

    Добрый вечер!  Почему- то в этой теме дважды предложено стихотворение «Признание». Может  быть я  что-то не так поняла , но это  стихотворение  написал не Эдуард  Асадов , а  Николай Заболоцкий   :-$

  53. tatjana:

    СатанаЕй было двенадцать, тринадцать — ему. Им бы дружить всегда. Но люди понять не могли: почему Такая у них вражда?! Он звал ее Бомбою и весной Обстреливал снегом талым. Она в ответ его Сатаной, Скелетом и Зубоскалом. Когда он стекло мячом разбивал, Она его уличала. А он ей на косы жуков сажал, Совал ей лягушек и хохотал, Когда она верещала. Ей было пятнадцать, шестнадцать — ему, Но он не менялся никак. И все уже знали давно, почему Он ей не сосед, а враг. Он Бомбой ее по-прежнему звал, Вгонял насмешками в дрожь. И только снегом уже не швырял И диких не корчил рож. Выйдет порой из подъезда она, Привычно глянет на крышу, Где свист, где турманов кружит волна, И даже сморщится:- У, Сатана! Как я тебя ненавижу! А если праздник приходит в дом, Она нет-нет и шепнет за столом: — Ах, как это славно, право, что он К нам в гости не приглашен! И мама, ставя на стол пироги, Скажет дочке своей: — Конечно! Ведь мы приглашаем друзей, Зачем нам твои враги?! Ей девятнадцать. Двадцать — ему. Они студенты уже. Но тот же холод на их этаже, Недругам мир ни к чему. Теперь он Бомбой ее не звал, Не корчил, как в детстве, рожи, А тетей Химией величал, И тетей Колбою тоже. Она же, гневом своим полна, Привычкам не изменяла: И так же сердилась:- У, Сатана! — И так же его презирала. Был вечер, и пахло в садах весной. Дрожала звезда, мигая… Шел паренек с девчонкой одной, Домой ее провожая. Он не был с ней даже знаком почти, Просто шумел карнавал, Просто было им по пути, Девчонка боялась домой идти, И он ее провожал. Потом, когда в полночь взошла луна, Свистя, возвращался назад. И вдруг возле дома:- Стой, Сатана! Стой, тебе говорят! Все ясно, все ясно! Так вот ты какой? Значит, встречаешься с ней?! С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной! Не смей! Ты слышишь? Не смей! Даже не спрашивай почему! — Сердито шагнула ближе И вдруг, заплакав, прижалась к нему: — Мой! Не отдам, не отдам никому! Как я тебя ненавижу!

  54. tatjana:

    Эдуард Асадов

    Три друга

        От трех десяток много ли сиянья?
    Для ректора, возможно, ничего,
    Но для студента это состоянье,
    Тут вся почти стипендия его!

    Вот почему он пасмурный сидит.
    Как потерял? И сам не понимает,
    Теперь в карманах сквозняки гуляют,
    И целый длинный месяц впереди…

    Вдоль стен кровати строго друг за другом,
    А в центре стол. Конспекты. Блока том.
    И три дружка печальным полукругом
        Сидят и курят молча за столом.

    Один промолвил: — Надо, без сомненья,
    Тебе сейчас не горе горевать,
    А написать толково заявленье,
    Снести его в милицию и сдать.

    А там, кто надо, тотчас разберется,
    Необходимый розыск учинят.
    Глядишь, твоя пропажа и найдется,
    На свете все возможно, говорят!

    Второй вздохнул: — Бумаги, протоколы…
    Волынистое дело это, брат.
    Уж лучше обратиться в деканат.
    Пойти туда и жечь сердца глаголом.

    Ступай сейчас к начальству в кабинет.
    И не волнуйся, отказать не могут.
    Все будет точно: сделают, помогут,
    Еще спасибо скажешь за совет!

    А третий друг ни слова не сказал,
    Он снял с руки часы, пошел и продал,
    Он никаких советов не давал,
    А молча другу деньги отдал…

  55. svetlana:

    Все равно я приду

    Если град зашумит с дождем,
    Если грохнет шрапнелью гром,
    Все равно я приду на свиданье,
    Будь хоть сто непогод кругом!

    Если зло затрещит мороз
    И завоет метель, как пес,
    Все равно я приду на свиданье,
    Хоть меня застуди до слез!

    Если станет сердиться мать
    И отец не будет пускать,
    Все равно я приду на свиданье,
    Что бы ни было — можешь ждать!

    Если сплетня хлестнет, ну что ж,
    Не швырнет меня подлость в дрожь,
    Все равно я приду на свиданье,
    Не поверя в навет и ложь!

    Если я попаду в беду,
    Если буду почти в бреду,
    Все равно я приду. Ты слышишь?
    Добреду, доползу… дойду!

    Ну, а если пропал мой след
    И пришел без меня рассвет,
    Я прошу: не сердись, не надо!
    Знай, что просто меня уже нет..

  56. svetlana:

    Не надо отдавать любимых

    Не надо отдавать любимых,
    Ни тех, кто рядом, и ни тех,
    Кто далеко, почти незримых.
    Но зачастую ближе всех!

    Когда всё превосходно строится
    И жизнь пылает, словно стяг,
    К чему о счастье беспокоиться?!
    Ведь всё сбывается и так!

    Когда ж от злых иль колких слов
    Душа порой болит и рвётся —
    Не хмурьте в раздражении бровь.
    Крепитесь! Скажем вновь и вновь:
    За счастье следует бороться!

    А в бурях острых объяснений
    Храни нас, Боже, всякий раз
    От нервно-раскалённых фраз
    И непродуманных решений.

    Известно же едва ль не с древности:
    Любить, бесчестно не дано,
    А потому ни мщенье ревности,
    Ни развлечений всяких бренности,
    Ни хмель, ни тайные неверности
    Любви не стоят всё равно!

    Итак, воюйте и решайте:
    Пусть будет радость, пусть беда,
    Боритесь, спорьте, наступайте,
    И лишь любви не отдавайте,
    Не отдавайте никогда

  57. svetlana:

    ЕСЛИ ЛЮБОВЬ УХОДИТ! ___

    Если любовь уходит, какое найти решенье?
    Можно прибегнуть к доводам, спорить и убеждать,
    Можно пойти на просьбы и даже на униженья,
    Можно грозить расплатой, пробуя запугать.

    Можно вспомнить былое, каждую светлую малость,
    И, с болью твердя, как горько в разлуке пройдут года,
    Поколебать на время, может быть, вызвать жалость
    И удержать на время. На время — не навсегда.

    А можно, страха и боли даже не выдав взглядом,
    Сказать: — Я люблю. Подумай. Радости не ломай. —
    И если ответит отказом, не дрогнув, принять, как надо,
    Окна и двери — настежь! — Я не держу. Прощай!

    Конечно, ужасно трудно, мучась, держаться твердо.
    И все-таки, чтоб себя же не презирать потом,
    Если любовь уходит — хоть вой, но останься гордым.
    Живи и будь человеком, а не ползи ужом!

    Эдуард Асадов
     

  58. svetlana:

    Друг без друга у нас получается все
    В нашем жизненном трудном споре.
    Все свое у тебя, у меня все свое,
    И улыбки свои, и горе.

    Мы премудры: мы выход в конфликтах нашли
    И, вчерашнего дня не жалея,
    Вдруг решили и новой дорогой пошли,
    Ты своею пошла, я — своею.

    Все привольно теперь: и дела, и житье,
    И хорошие люди встречаются.
    Друг без друга у нас получается все.
    Только счастья не получается

  59. svetlana:

    Ты далеко сегодня от меня
    И пишешь о любви своей бездонной
    И о тоске-разлучнице бессонной,
    Точь-в-точь все то же, что пишу и я.

    Ах, как мы часто слышим разговоры,
    Что без разлуки счастья не сберечь.
    Не будь разлук, так не было б и встреч,
    А были б только споры да раздоры.

    Конечно, это мудро, может статься.
    И все-таки, не знаю почему,
    Мне хочется, наперекор всему,
    Сказать тебе: — Давай не разлучаться!
     

  60. nadezhda:

    ПОСВЯЩЕНИЕ ЛЮБИМОМУ ПОЭТУ Э.АСАДОВУ.

    Я Вас знаю 20 лет…
    20 лет…А может больше.
    Лучший для меня поэт -
    Вас прошу — ЖИВИТЕ ДОЛЬШЕ!
    Чтоб писать, чтоб сочинять…
    Ждём ещё Ваших творений -
    мыслей и стихотворений…
    Вы — любимый наш Асадов
    Словом «бьёте в глаз,не в бровь».
    Пишете о разном самом,
    Ну, а больше про любовь.
    Сердце Ваше всем открыто,
    До краёв любви полно.
    «Вот собака где зарыта»…
    Вот в чём суть…Любить дано
    Как не всякому на свете.
    И не в каждом человек
    Столько есть тепла, добра
    Чтобы так на всей планете
    Всё любить — от слона до комара.

    Нам жить помогают Ваши стихи.
    Читаемы и узнаваемы снова они.
    Их время не стёрло…
    В годах не затеряны.
    Мы верим твёрдо
    И вера проверена!
    Нет ни одно не подходит в сравнение.
    Вашим стихам сравнения нет!
    Вы — без сомнения ЛУЧШИЙ ПОЭТ!

    март 2002 г.

    © Copyright: Надежда Каравайцева, 2010

  61. nadezhda:

    ...К 87 — летию Эдуарда Асадова
    Надежда Каравайцева
    В начале 2000 гг. я зачитывалась, упивалась стихами Э.Асадова. Вспоминала их…те, которые знала с молодости. Стихи многих поэтов нравились.Но на первом месте были стихи Асадова. Окружающих меня и любящих поэзию приучила читать его стихи.Очень жаль, что нет среди нас такого замечательного человека и поэта…Светлая ему память. В 2002 г. написала ему посвящение. Отправила.Дошло ли? Не знаю…Да это и не важно…Теперь…

  62. svetlana:

    ЭДУАРД АСАДОВ
    Падает снег… Падает снег
    -Тысячи белых ежат..
    А по дороге идёт человек
    И губы его дрожат.
    Мороз под ногами хрустит как соль..
    Лицо человека-обида и боль.
    В глазах два чёрных тревожных флажка
    Выбросила тоска…
    Измена?.. Мечты ли разбитой звон?..
    Друг ли с подлой душой?..
    Знает об этом лишь только он
    Да кто-то ещё…другой…
    Случись катастрофа,пожар,беда -.
    Звонки тишину встревожат!
    У нас милиция есть всегда.
    И » скорая помощь» тоже…

    А если…просто -падает снег…
    И тормоза не визжат?..
    А если…просто идёт человек,
    И губы его дрожат?..
    А если…в глазах у него тоска-
    два чёрных тревожных флажка?..
    Какие звонки и сигналы есть,
    Чтоб подали людям весть?..
    И разве тут может в расчёт идти
    Какой-то там этикет ?
    Удобно иль нет к нему подойти?
    Знаком ты с ним или нет?..
    Падает снег…Падает снег…
    По стёклам шуршит узорным.
    А по дороге идёт человек,
    И снег ему кажется …чёрным!
    И если ты встретишь его на пути-
    Пусть вздрогнет в душе звонок!-
    Рванись к нему …
    Сквозь людской поток!
    Останови!.. Подойди…

  63. tatjana:
    дауж,друзья познаются в беде,Асадов супер поэт!жаль только наши дети к сожелению не читают книг(((
  64. elvira:

    (L) (K) (F) (*) (nt) :-$ (Y) (v) …………..Признание …………….

    Зацелована, околдована,
    С ветром в поле когда-то обвенчана,
    Вся ты словно в оковы закована,
    Драгоценная моя женщина!

    Не веселая, не печальная,
    Словно с темного неба сошедшая,
    Ты и песнь моя обручальная,
    И звезда моя сумашедшая.

    Я склонюсь над твоими коленями,
    Обниму их с неистовой силою,
    И слезами и стихотвореньями
    Обожгу тебя, горькую, милую.

    Отвори мне лицо полуночное,
    Дай войти в эти очи тяжелые,
    В эти черные брови восточные,
    В эти руки твои полуголые.

    Что прибавится — не убавится,
    Что не сбудется — позабудется…
    Отчего же ты плачешь, красавица?
    Или это мне только чудится?……………..

  65. tatjana:

    Вы правы, что наши дети ( мои внуки )  п о ч т и не читают книг , да и мы стали читать намного меньше прежнего , но томики Асадова  у меня всегда  под рукой…

  66. galina:

    Где-то месяц плывёт во ржи
    Где-то плачут от счастья люди
    Удержи меня, удержи
    Больше ночи такой не будет
    Будет просто алый рассвет
    И закаты как все закаты
    Что-то главное в нас умрёт
    Будем сами в том виноваты
    Очень просто, а не понять,
    Очень просто, а не ответить
    Почему даже в двадцать пять
    Мы доверчивы словно дети…
    Видишь месяц плывёт во ржи
    Видишь нет в тишине покоя
    Удержи меня, удержи

    И погладь по щеке рукою…

  67. fira:

    СЕДАЯ ПРЯДЬ

    ЭДУАРД АСАДОВ

    .

    ГОВОРЯТ НЫНЧЕ В МОДЕ,СЕДЫЕ ВОЛОСЫ

    И СЕДЕЕТ БЕЗДУМНО МОЛОДОСТЬ…

    И ДЕВЧЁНКА ЛЕТ ДВАДЦАТИ,

    МОЖЕТ ГОРДО СЕДОЮ ПРОЙТИ.

    И КАКОМУ КОЩУНСТВУ В УГОДУ,

    И КОМУ ЭТО СТАВИТЬ В ВИНУ?

    КАК НЕЛЬЗЯ ВВОДИТЬ ГОРЕ В МОДУ,

    ТАК НЕЛЬЗЯ И ВВОДИТЬ СЕДИНУ!

    ПАМЯТЬ СТОЙ! ЗАМРИ! ЭТО НАДО,

    ТО ИЗ ПАМЯТИ МОЕЙ,НЕ ИЗ КНИЖКИ

    ИЗ БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА,

    ПРИВЕЗЛИ СЕДОГО МАЛЬЧИШКУ.

    И СМОТРЕЛ Я НА ЧУБ С ПЕРЛАМУТРОМ,

    И ГЛАЗА ЕГО  ОЧЕНЬ ВЗРОСЛЫЕ

    СРЕДИ НАС ОН БЫЛ САМЫМ МУДРЫМ,

    ПОСЕДЕВШИМ ОТ ГОРЯ ПОДРОСТКОМ.

    А ЕЩЁ Я ПОМНЮ СОЛДАТА,

    ОН КОНТУЖЕН БЫЛ ВЗРЫВОМ ГРАНАТЫ,

    ОН ОГЛОХ И НАВЕК ОНЕМЕЛ

    ВОТ ТОГДА ГОВОРЯТ ПОСЕДЕЛ.

    ЭХ ТЫ МОЛОДОСТЬ,ЗЛАЯ МОДНИЦА,

    НАД ГЛАЗАМИ СЕДАЯ ПРЯДЬ.

    ЭТО ОЧЕНЬ ПОХОЖЕ НА ПОДЛОСТЬ,

    ЗА ПОЛТИННИК СЕДОЮ СТАТЬ!

  68. svetlana:
    ….Я НЕ ПРОТИВ
    ДЕРЗОСТИ В МОДЕ.
    Я ЗА ТО,ЧТОБЫ
    МОДНОЮ Т СЛЫТЬ .
    НО СЕДИНЫ
    КАК СЛАВУ
      КАК ОРДЕН
    НАДО ВЫСТРАДАВ
    ЗАСЛУЖИТЬ!
  69. anna:

    ДЕВУШКА И ЛЕСОВИК
    (Сказка-шутка)

    На старой осине в глуши лесной
    Жил леший, глазастый и волосатый.
    Для лешего был он еще молодой -
    Лет триста, не больше. Совсем незлой,
    Задумчивый, тихий и неженатый.

    Однажды у Черных болот, в лощине,
    Увидел он девушку над ручьём -
    Красивую, с полной грибной корзиной
    И в ярком платьице городском.

    Видать, заблудилась. Стоит и плачет.
    И леший вдруг словно затосковал…
    Ну как её выручить? Вот задача!
    Он спрыгнул с сучка и, уже не прячась,
    Склонился пред девушкой и сказал:

    — Не плачь! Ты меня красотой смутила.
    Ты — радость! И я тебе помогу! -
    Девушка вздрогнула, отскочила,
    Но вслушалась в речи и вдруг решила:
    «Ладно. Успею ещё! Убегу!»

    А тот протянул ей в косматых лапах
    Букет из фиалок и хризантем.
    И так был прекрасен их свежий запах,
    Что страх у девчонки пропал совсем…

    Свиданья у девушки в жизни были.
    Но если по-честному говорить,
    То, в общем, ей редко цветы дарили
    И радостей мало преподносили,
    Больше надеялись получить.

    А леший промолвил: — Таких обаятельных
    Глаз я нигде еще не встречал! -
    И дальше, смутив уже окончательно,
    Тихо ей руку поцеловал.

    Из мха и соломки он сплёл ей шляпу.
    Был ласков, приветливо улыбался.
    И хоть и не руки имел, а лапы,
    Но даже «облапить» и не пытался.

    Донёс ей грибы, через лес провожая,
    В трудных местах впереди идя,
    Каждую веточку отгибая,
    Каждую ямочку обходя.

    Прощаясь у вырубки обгоревшей,
    Он грустно потупился, пряча вздох.
    А та вдруг подумала: «Леший, леший,
    А вроде, пожалуй, не так и плох!»

    И, пряча смущенье в букет, красавица
    Вдруг тихо промолвила на ходу:
    — Мне лес этот, знаете, очень нравится,
    Наверно, я завтра опять приду! -

    Мужчины, встревожьтесь! Ну кто ж не знает,
    Что женщина, с нежной своей душой,
    Сто тысяч грехов нам простит порой,
    Простит, может, даже ночной разбой!
    Но вот невнимания не прощает…

    Вернемся же к рыцарству в добрый час
    И к ласке, которую мы забыли,
    Чтоб милые наши порой от нас
    Не начали бегать к нечистой силе!

    * * *

  70. varvara:

    Я влюбилась в 16, Люблю и сейчас.

  71. zhanna:

    Мне казалось когда-то, что одиночество -
    Это словно в степи: ни души вокруг.
    Одиночество — это недобрый друг
    И немного таинственный, как пророчество.
    Одиночество — это когда душа
    Ждет, прикрыв, как писали когда-то, вежды,
    Чтобы выпить из сказочного ковша
    Золотые, как солнце, глотки надежды…
    Одиночество — дьявольская черта,
    За которой все холодно и сурово,
    Одиночество — горькая пустота,
    Тишина… И вокруг ничего живого…
    Только время стрелою летит порой,
    И в душе что-то новое появляется.
    И теперь одиночество открывается
    По-другому. И цвет у него иной.
    Разве мог я помыслить хоть раз о том,
    Что когда-нибудь в мире, в иные сроки
    В центре жизни, имея друзей и дом,
    Я, исхлестанный ложью, как злым кнутом,
    Вдруг застыну отчаянно-одинокий?!..
    И почувствую, словно на раны соль,
    Как вокруг все безжалостно изменилось,
    И пронзит мою душу такая боль,
    О какой мне и в тягостном сне не снилось.
    День, как рыба, ныряет в густую ночь.
    Только ночь — жесточайшая это штука:
    Мучит, шепчет о подлостях и разлуках,
    Жжет тоской — и не в силах никто помочь!
    Только помощь до крика в душе нужна!
    Вот ты ходишь по комнате в лунных бликах..
    До чего это все же чудно и дико,
    Что вокруг тебя жуткая тишина…
    Пей хоть водку, хоть бренди, хоть молоко!
    Всюду — люди. Но кто тебе здесь поможет?!
    Есть и сердце, что многое сделать может,
    Только как оно дьвольски далеко!
    Обратись к нему с правдой, с теплом и страстью.
    Но в ответ лишь холодная тишина…
    Что оно защищает — превыше счастья,
    Зло — ничтожно. Но сколько в нем черной власти!
    Мышь способна порой победить слона!
    На земле нашей сложно и очень людно.
    Одиночество — злой и жестокий друг.
    Люди! Милые! Нынче мне очень трудно,
    Протяните мне искренность ваших рук!
    Я дарил вам и сердце свое, и душу,
    Рядом с вами был в праздниках и в беде.
    Я и нынче любви своей не нарушу,
    Я — ваш друг и сегодня везде-везде!
    Нынче в душу мне словно закрыли дверь.
    Боль крадется таинственными шагами.
    Одиночество — очень когтистый зверь,
    Только что оно, в сущности, рядом с вами?!
    Сколько раз меня било тупое зло,
    Сколько раз я до зверской тоски терзался,
    Ах, как мне на жестокую боль везло!
    Только вновь я вставал и опять сражался!
    Ложь, обиды, любые земные муки
    Тяжелы. Но не гибнуть же, наконец!
    Люди! Милые! Дайте мне ваши руки
    И по лучику ваших живых сердец!
    Пусть огонь их в едином пучке лучится,
    Чтобы вспыхнуть, чтоб заново возродиться,
    Я сложу все их бережно: луч — к лучу,
    Словно перья прекрасной, как мир, жар-птицы,
    И, разбив одиночество, как темницу,
    Вновь, быть может, до радости долечу.

  72. zhanna:

    Э.Асадов Медвежонок
    Беспощадный выстрел был и меткий.
    Мать осела, зарычав негромко,
    Боль, веревки, скрип телеги, клетка…
    Все как страшный сон для медвежонка…
    Город суетливый, непонятный,
    Зоопарк — зеленая тюрьма,
    Публика снует туда-обратно,
    За оградой высятся дома…
    Солнца блеск, смеющиеся губы,
    Возгласы, катанье на лошадке,
    Сбросить бы свою медвежью шубу
    И бежать в тайгу во все лопатки!
    Вспомнил мать и сладкий мед пчелы,
    И заныло сердце медвежонка,
    Носом, словно мокрая клеенка,
    Он, сопя, обнюхивал углы.
    Если в клетку из тайги попасть,
    Как тесна и как противна клетка!
    Медвежонок грыз стальную сетку
    И до крови расцарапал пасть.
    Боль, обида — все смешалось в сердце.
    Он, рыча, корябал доски пола,
    Бил с размаху лапой в стены, дверцу
    Под нестройный гул толпы веселой.
    Кто-то произнес: — Глядите в оба!
    Надо стать подальше, полукругом.
    Невелик еще, а сколько злобы!
    Ишь, какая лютая зверюга!
    Силищи да ярости в нем сколько,
    Попадись-ка в лапы — разорвет!
    А «зверюге» надо было только
    С плачем ткнуться матери в живот.

  73. tatjana:

    Очень  люблю творчество Э. Асадова , но   БАЛЛАДА О СЕДИНЕ  написана не  моим любимым поэтом , а  М. Румянцевой

  74. tatjana:

    ОНИ СТУДЕНТАМИ БЫЛИ

         Они студентами были.
         Они друг друга любили.
         Комната в восемь метров — чем не семейный дом?!
         Готовясь порой к зачетам,
         Над книгою или блокнотом
         Нередко до поздней ночи сидели они вдвоем.

         Она легко уставала,
         И если вдруг засыпала,
         Он мыл под краном посуду и комнату подметал.
         Потом, не шуметь стараясь
         И взглядов косых стесняясь,
         Тайком за закрытой дверью белье по ночам стирал.

         Но кто соседок обманет —
         Тот магом, пожалуй, станет.
         Жужжал над кастрюльным паром их дружный
         осиный рой.
         Ее называли «лентяйкой»,
         Его — ехидно — «хозяйкой»,
         Вздыхали, что парень — тряпка и у жены под пятой.

         Нередко вот так часами
         Трескучими голосами
         Могли судачить соседки, шинкуя лук и морковь.
         И хоть за любовь стояли,
         Но вряд ли они понимали,
         Что, может, такой и бывает истинная любовь!

         Они инженерами стали.
         Шли годы без ссор и печали.
         Но счастье — капризная штука, нестойка порой,
         как дым.
         После собранья, в субботу,
         Вернувшись домой с работы,
         Жену он застал однажды целующейся с другим.

         Нет в мире острее боли.
         Умер бы лучше, что ли!
         С минуту в дверях стоял он, уставя в пространство
         взгляд.
         Не выслушал объяснений,
         Не стал выяснять отношений,
         Не взял ни рубля, ни рубахи, а молча шагнул
         назад…
         С неделю кухня гудела:
         «Скажите, какой Отелло!
         Ну целовалась, ошиблась… немного взыграла кровь!..
         А он не простил — слыхали?»
         Мещане! Они и не знали,
         Что, может, такой и бывает истинная любовь!

         1960 г.

  75. tatjana:

    Румянцева Майя Александровна

    БАЛЛАДА О СЕДИНЕ

    Говорят, нынче в моде седые волосы.
    И «седеет» бездумно молодость.
    И девчонка лет двадцати.
    Может гордо седою пройти.
    ……..И какому кощунству в угоду?
    ……..И кому это ставить в вину?
    ……..Как нельзя вводить горе в моду,
    ……..Так нельзя вводить седину.
    Память, стой, замри, это надо.
    То из жизни моей — не из книжки…
    Из блокадного Ленинграда привезли седого мальчишку.
    ………Мы смотрели на чуб с перламутром
    ………И в глаза его очень взрослые.
    ………Среди нас он был самым мудрым,
    ………Поседевший от горя подросток.
    А еще я помню солдата.
    Он контужен был взрывом гранаты
    И оглох, и навек онемел.
    Вот тогда, говорят, поседел.
    ……….О седая мудрая старость!
    ……….О седины неравных боев!
    ……….Сколько людям седин досталось от неотданных городов?!
    ……….А от тех, что пришлось отдать, поседевших не сосчитать…
    Говорят, нынче в моде седины.
    Нет, не мода была тогда -
    В городах седые дымины,
    И седая в селе лебеда,
    ……….И седые бабы-вдовицы,
    ……….И глаза, седые от слез,
    ……….И от пепла седые лица
    ……….Над холмом у седых берез…
    Пусть сейчас не война.
    Не война. Но от горя растет седина.
    Эх ты, модница, злая молодость!
    Над улыбкой — седая прядь.
    Это даже похоже на подлость -
    За полтинник седою стать!
    ………..Я не против дерзости в моде.
    ………..Я за то, чтобы модными слыть.
    ………..Но седины, как славу, как орден.
    ………..Надо выстрадать, заслужить…

  76. alenkij:

    То ли мы сердцами остываем,
    То ль забита прозой голова,
    Только мы все реже вспоминаем
    Светлые и нежные слова.
    Впрочем, сколько человек ни бегает
    Средь житейских бурь и суеты,
    Только сердце все равно потребует
    Рано или поздно красоты.
    И не очень это справедливо -
    Верить в молчаливую любовь.
    Разве молчуны всегда правдивы?
    Лгут ведь часто и без лишних слов!
    Чувства могут при словах отсутствовать.
    Может быть и все наоборот.
    Ну а если говорить и чувствовать?
    Разве плохо говорить и чувствовать?
    Разве сердце этого не ждет?
    Что для нас лимон без аромата?
    Витамин, не более того.
    Что такое небо без заката?
    Что без песен птица? Ничего!
    Пусть слова сверкают золотинками,
    И не год, не два, а целый век!
    Человек не может жить инстинктами,
    Человек — на то и человек!
    И уж коль действительно хотите,
    Чтоб звенела счастьем голова,
    Ничего-то в сердце не таите,
    Говорите, люди, говорите
    Самые хорошие слова!

  77. ludmila:

    А мне повезло видеть Э. Асадова! Он читал нам стихи, молодым студентам мединститута, прямо в аудитории, с повязкой на глазах, Мы зачитывались его стихами, особенно девчонки. Его «Трусиха» читалась нами наизусть. До сих пор помню. Обожаю этого поэта!

  78. tatjana:

    Вам действительно очень повезло! Мне довелось только читать его книги и слушать аудизаписи с его творческих встреч …

  79. tatjana:

    Эдуард АсадовХочу понять     Верить можно лишь в то, что всегда понятно.     В непонятное как же возможно верить?     Непонятное, правда, порой занятно,     Только все-таки это — глухие двери.     Вот никак не пойму: почему, зачем     Божьим силам угоден лишь раб скорбящий,     Раб, повсюду о чем-то всегда молящий,     Уступающий в страхе всегда и всем?     Отчего возвеличен был в ранг святого     Тот, кто где-нибудь схимником век влачил,     Кто постами себя изнурял сурово     И в молитвах поклоны бессчетно бил?     Он не строил домов, не мостил дороги,     Он не сеял хлебов, не растил детей     И за чьи-либо горести и тревоги     Не платился в борьбе головой своей.     Он молился. Все правильно. Но молиться     Много легче, чем молотом в кузне бить,     Плавить сталь иль сосны в тайге валить.     Нет, молиться — не в поте лица трудиться!     Но в святые возвысили не того,     Кто весь век был в труде и соленой влаге,     А того, не свершившего ничего     И всю жизнь говорившего лишь о благе.     И правдиво ль Писание нам гласит,     Что повсюду лишь тот и отмечен Богом,     Кто склоняется ниц пред Его порогом     И в молитвах Ему постоянно льстит?!     Бог — есть Бог. Он не может быть людям равным,     Уподобясь хоть в чем-нибудь их судьбе.     Разве может он быть по-людски тщеславным     И вдыхать фимиам самому себе?!     И оттуда — из гордого великолепья     Я не верю тому, что в людских глазах     С удовольствием видит ОН Божий страх     И униженно-жалкое раболепье!     И никак не могу я постичь душой,     Почему и в былом, и при нашем времени     Жизнь мерзавцев, как правило, — рай земной,     А порядочным — вечно щелчки по темени?!     И коль ведомо Богу всегда о том,     Что свершится у нас на земле заране,     Почему ОН не грянет святым огнем     По жулью, подлецам и по всякой дряни?!     Да, согласен: ОН есть. Но иной, наверно,     И не все, может статься, в Его руках,     Значит, биться со всем, что черно и скверно,     Надо нам. Нам самим, на свой риск и страх.     Да и надо ль, чтоб лезли в глаза и уши     Жар свечей, песнопенья и блеск кадил?     Бог не жаждет торжеств, не казнит, не рушит.     Пусть Он вечно живет только в наших душах,     Где учил бы труду и любви учил.     Жить по совести — это и есть — прекрасно.     И действительно честным не слыть, а быть,     И со всякой нечистью биться страстно —     Вот такое мне очень и очень ясно,     И такому я вечно готов служить!

  80. tatjana:

    ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК

    Резкий звон ворвался в полутьму,

    И она шагнула к телефону,

    К частому,настойчивому звону.

    Знала,кто звонит и почему.

    На мгновенье стала у стола,

    Быстро и взволнованно вздохнула,

    Но руки вперед не протянула

    И ладонь на трубку не легла.

    А чего бы проще взять и снять

    И,не мучась и не тратя силы,

    Вновь знакомый голос услыхать

    И опять оставить все как было.

    Только разве тайна,что тогда

    Возвратятся все ее сомненья,

    Снова и обман и униженья —

    Все,с чем не смириться никогда!

    Звон кружил,дрожал не умолкая,

    А она стояла у окна,

    Всей душою,может,понимая,

    Что менять решенья не должна.

    Все упрямей телефон звонил,

    Но в ответ — ни звука,ни движенья.

    Вечер этот необычным был,

    Этот вечер — смотр душевных сил,

    Аттестат на самоуваженье.

    Взвыл и смолк бессильно телефон.

    Стало тихо. Где-то пели стройно…

    Дверь раскрыла,вышла на балкон.

    В первый раз дышалось ей спокойно.

  81. tatjana:

    Не привыкайте никогда к любви!
    Не соглашайтесь, как бы ни устали,
    Чтоб замолчали ваши соловьи
    И чтоб цветы прекрасные увяли.
    И, главное, не верьте никогда,
    Что будто всё проходит и уходит.
    Да, звёзды меркнут, но одна звезда
    По имени Любовь всегда-всегда
    Обязана гореть на небосводе!
    Не привыкайте никогда к любви,
    Разменивая счастье на привычки,
    Словно костёр на крохотные спички,
    Не мелочись, а яростно живи!
    Не привыкайте никогда к губам,
    Что будто бы вам издавна знакомы,
    Как не привыкнешь к солнцу и ветрам…
    Иль ливню средь грохочущего грома!
    (А. Асадов)

  82. tatjana:

    Ты не плачь о том, что брошена,
    Слезы — это ерунда!
    Слезы, прошены ль не прошены,
    Лишь соленая вода!
    Чем сидеть в тоске по маковку
    (повезло — не повезло)
    Лучше стиснуть сердце накрепко
    Всем терзаниям на зло.
    Лучше, выбрав серьги броские,
    Все оружье ахнуть в бой;
    Всеми красками — прическами,
    Сделать чудо над собой.
    Коль нашлась морщинка — вытравить!
    Нет — так, сыщется краса!
    И такое платье выгрохать,
    Чтоб качнулись небеса!
    Будет вечер — обязательно
    В шум и гомон выходи,
    Подойди к его приятелям,
    И, хоть тресни, а шути!
    Но не жалко, не потеряно,
    Воевать, так воевать!
    А спокойно и уверенно:
    Все прошло и наплевать!
    Пусть он смотрит настороженно,
    Все в кино? И я в кино —
    Ты ли брошен, я ли брошена —
    Даже вспомнить то смешно!
    Пусть судьба звенит и крутиться,
    Не робей, не пропадешь!
    Ну, а что потом получиться
    И кому придется мучиться,
    Вот увидишь и поймешь!

    Эдуард Асадов (F)

  83. tatjana:

    .

    Э.Асадов Воспитать человека                            

    Сколько написано в мире статей
    И сколько прочитано лекций умных
    О том, как воспитывать нам детей,
    Пытливых и добрых, смешных и шумных.

    Советы несутся со всех сторон;
    Пишут учёные, и писатели,
    И методисты, и воспитатели,
    Иные из кожи аж лезут вон.

    Пишут о строгости и о такте,
    Что благо, а что для учёбы враг.
    Твердят, что воспитывать надо так-то,
    А вот по-иному нельзя никак!

    Тысячи мнений простых и сложных,
    Как разные курсы для корабля,
    О том, что любить надо осторожно
    И мудрости вдалбливать детям должно
    С первых шагов, ну почти с нуля.

    Всё верно, беда, коли мало знаний.
    И всё-таки в этом ли только зло?
    А что как успехов при воспитанье,
    Простите крамолу мою заране,
    Добиться не так уж и тяжело?!

    Нет, беды не сами собой являются,
    Хотите вы этого, не хотите ли,
    И дети с пороками не рождаются,
    А плюсов и минусов набираются
    Всё чаще от мудрых своих родителей.

    Всё ждут, чтоб горели глаза ребят
    Незамутнённо, светло и ясно.
    И детям с утра до темна твердят,
    Что надо быть честным, что ложь ужасна.

    Но много ли веры внушеньям этим?
    Ведь если родители сами лгут,
    На службе и дома, и там и тут,
    Лгут просто, как будто бы воду пьют,
    Откуда же взяться правдивым детям?!

    А совесть? Всегда ли она слышна?
    Ведь если мы, словно играя в прятки,
    Ловчим иль порою хватаем взятки,
    Да всем нашим фразам лишь грош цена!

    И кто будет верить словам о том,
    Что вреден табак и спиртное тоже,
    Коль взрослые тонут в дыму сплошном
    И кто-то нарежется так вином,
    Что только у стенки стоять и может!

    А что до красот языка родного,
    То все хрестоматии – ерунда,
    Коль чадо от папочки дорогого
    Порой понаслышится вдруг такого.
    Что гаснут аж лампочки от стыда!

    Как быть? Да внушать можно то и сё,
    А средство, по-моему, всем по росту,
    Тут всё очень сложно и очень просто:
    Будьте хорошими. Вот и всё!    

  84. tatjana:

    Возраст…Он для женщин — не помеха.
    Кто сказал, что годы старят нас?
    Наши души — солнышки в доспехах,
    А морщинки — лучики у глаз.

    Кто сказал, тот видно не умеет
    Оценить старинное вино :
    Молодое — радует и греет,
    Зрелое — ах, как пьянит оно!

    Как в бокале радужно играет,
    В голове кружит, в руках поет…
    Только глупый с виду выбирает.
    Кто умнее — с выдержкой берет.

    А морщинки — это от улыбок
    И раздумий. Что ни говори,
    Мы с девизом, как хмельной напиток -
    Не «Давай», а «На меня, бери!»

    Возраст…Он для женщин не помеха.
    В счастье все призывно-хороши.
    Возраст — это маленькая веха,
    Это — СОСТОЯНИЕ ДУШИ !!! «

    Асадов Э.

  85. tatjana:

    Реликвии страны

    Ещё стихи:
    Разные свойства
    Разрыв
    Ревность
    Реликвии страны
    Роза друга
    России
    Рыбье счастье

    Стихотворение » Реликвии страны» было написано в 1992 году , ночитая его , понимаешь , что его  актуальность не  исчезает даже через  2 десятка  лет..

    Скажи мне: что с тобой, моя страна?К какой сползать нам новой преисподней,Когда на рынках продают сегодняЗнамена, и кресты, и ордена?! Неважно, как реликвию зовут:Георгиевский крест иль орден Ленина,Они высокой славою овеяны,За ними кровь, бесстрашие и труд! Ответьте мне: в какой еще странеВы слышали иль где-нибудь встречали,Чтоб доблесть и отвагу на войнеНа джинсы с водкой запросто меняли! В каком, скажите, царстве-государствеПосмели бы об армии сказатьНе как о самом доблестном богатстве,А как о зле иль нравственном распадстве,Кого не жаль хоть в пекло посылать?! Не наши ли великие знамена,Что вскинуты в дыму пороховомРукой Петра, рукой БагратионаИ Жукова! — без чести и законаМы на базарах нынче продаем! Пусть эти стяги разными бывали:Андреевский, трехцветный или красный,Не в этом суть, а в том, над чем сияли,Какие чувства люди в них влагалиИ что жило в них пламенно и властно! Так повелось, что в битве, в окруженье,Когда живому не уйти без боя,Последний вомн защищал в сраженьеНе жизнь свою, а знамя полковое. Так как же мы доныне допускали,Чтоб сопляки ту дедовскую славу,Честь Родины, без совести и права,Глумясь, на рынках запросто спускали! Любой народ на свете бережетРеликвии свои, свои святыни.Так почему же только наш народТолкают нынче к нравственной трясине?! Ну как же докричаться? Как сказать,Что от обиды и знамена плачут!И продавать их — значит предаватьСтрану свою и собственную матьДа и себя, конечно же, в придачу! Вставайте ж, люди, подлость обуздать!Не ждать же вправду гибели и тризны,Не позволяйте дряни торговатьНи славою, ни совестью Отчизны!

  86. tatjana:

    НЕРАВЕНСТВО

    Так уж устроено у людей,
    Хотите вы этого, не хотите ли,
    Но только родители любят детей
    Чуть больше, чем дети своих родителей.

    Родителям это всегда, признаться,
    Обидно и странно. И все же, и все же,
    Не надо тут видимо удивляться
    И обижаться не надо тоже.

    Любовь ведь не лавр под кудрявой кущей.
    И чувствует в жизни острее тот,
    Кто жертвует, действует, отдает,
    Короче: дающий, а не берущий.

    Любя безгранично своих детей,
    Родители любят не только их,
    Но плюс еще то, что в них было вложено:
    Нежность, заботы, труды свои,
    С невзгодами выигранные бои,
    Всего и назвать даже невозможно!

    А дети, приняв отеческий труд
    И становясь усатыми «детками»,
    Уже как должное все берут
    И покровительственно зовут
    Родителей «стариками» и «предками».

    Когда же их ласково пожурят,
    Напомнив про трудовое содружество,
    Дети родителям говорят:
    - Не надо товарищи, грустных тирад!
    Жалоб поменьше, побольше мужества!

    Так уж устроено у людей,
    Хотите вы этого, не хотите ли,
    Но только родители любят детей
    Чуть больше, чем дети своих родителей.

    И все же не стоит детей корить.
    Ведь им же не век щебетать на ветках.
    Когда-то и им малышей растить,
    Все перечувствовать, пережить
    И побывать в «стариках» и «предках»!

    Э.Асадов

  87. tatjana:

    Эдуард Асадов, «Прямой разговор»

    Боль свою вы делите с друзьями,
    Вас сейчас утешить норовят,
    А его последними словами,
    Только вы нахмуритесь, бранят.

    Да и человек ли, в самом деле,
    Тот, кто вас, придя, околдовал,
    Стал вам близким через две недели,
    Месяц с вами прожил и удрал?

    Вы общались, дорогая, с дрянью.
    Что ж нам толковать о нём сейчас?!
    Дрянь не стоит долгого вниманья,
    Тут важнее говорить о вас.

    Вы его любили? Неужели?
    Но полшага — разве это путь?!
    Сколько вы пудов с ним соли съели?
    Как успели в душу заглянуть?!

    Что вы знали, ведали о нём?
    To, что у него есть губы, руки,
    Комплимент, цветы, по моде брюки —
    Вот и всё, пожалуй, в основном?

    Что б там ни шептал он вам при встрече,
    Как возможно с гордою душой
    Целоваться на четвёртый вечер
    И в любви признаться на восьмой?!

    Пусть весна, пускай улыбка глаз…
    Но ведь мало, мало две недели!
    Вы б сперва хоть разглядеть успели,
    Что за руки обнимают вас!

    Говорите, трудно разобраться,
    Если страсть. Допустим, что и так.
    Но ведь должен чем-то отличаться
    Человек от кошек и дворняг!

    Но ведь чувства тем и хороши,
    Что горят красиво, гордо, смело.
    Пусть любовь начнётся. Но не с тела,
    А с души, вы слышите, — с души!

    Трудно вам. Простите. Понимаю.
    Но сейчас вам некого ругать.
    Я ведь это не мораль читаю,
    Вы умны, и вы должны понять:

    Чтоб ценили вас, и это так,
    Сами цену впредь себе вы знайте.
    Будьте горделивы. Не меняйте
    Золота на первый же медяк!

  88. tatjana:

    Талант и Бездарь

    Талант — как птица с робкими крылами
    Но поддержи, подкинь его слегка -
    И вот он, взмыв, уже кружит над нами,
    А вслед за тем орлиными кругами
    Уходит в синеву, за облака!

    А вот бездарность, как с ней ни возись
    И сколько не вздымай его повыше,
    Она вороной кувыркнется вниз
    И не взлетит ни разу выше крыши.

    Однако, так напористо орет,
    Что все таланты за пояс заткнет.

    Эдуард Асадов, 1994 год

  89. dostatoc:

    Когда мне встречается в людях дурное,
    То долгое время я верить стараюсь,
    Что это скорее всего напускное,
    Что это случайность. И я ошибаюсь.

    И, мыслям подобным ища подтвержденья,
    Стремлюсь я поверить, забыв про укор,
    Что лжец, может, просто большой фантазер,
    А хам, он, наверно, такой от смущенья.

    Что сплетник, шагнувший ко мне на порог,
    Возможно, по глупости разболтался,
    А друг, что однажды в беде не помог,
    Не предал, а просто тогда растерялся.

    Я вовсе не прячусь от бед под крыло.
    Иными тут мерками следует мерить.
    Ужасно не хочется верить во зло,
    И в подлость ужасно не хочется верить!

    Поэтому, встретив нечестных и злых,
    Нередко стараешься волей-неволей
    В душе своей словно бы выправить их
    И попросту «отредактировать», что ли!

    Но факты и время отнюдь не пустяк.
    И сколько порой ни насилуешь душу,
    А гниль все равно невозможно никак
    Ни спрятать, ни скрыть, как ослиные уши.

    Ведь злого, признаться, мне в жизни моей
    Не так уж и мало встречать доводилось.
    И сколько хороших надежд поразбилось,
    И сколько вот так потерял я друзей!

    И все же, и все же я верить не брошу,
    Что надо в начале любого пути
    С хорошей, с хорошей и только с хорошей,
    С доверчивой меркою к людям идти!

    Пусть будут ошибки (такое не просто),
    Но как же ты будешь безудержно рад,
    Когда эта мерка придется по росту
    Тому, с кем ты станешь богаче стократ!

    Пусть циники жалко бормочут, как дети,
    Что, дескать, непрочная штука — сердца…
    Не верю! Живут, существуют на свете
    И дружба навек, и любовь до конца!

    И сердце твердит мне: ищи же и действуй.
    Но только одно не забудь наперед:
    Ты сам своей мерке большой соответствуй,
    И все остальное, увидишь,- придет!

  90. tatjana:
    Одна

    К ней всюду относились с уваженьем:

    И труженик и добрая жена.

    А жизнь вдруг обошлась без сожаленья:

    Был рядом муж — и вот она одна…

    Бежали будни ровной чередою.

    И те ж друзья и уваженье то ж,

    Но что-то вдруг возникло и такое,

    Чего порой не сразу разберешь:

    Приятели, сердцами молодые,

    К ней заходя по дружбе иногда,

    Уже шутили так, как в дни былые

    При муже не решались никогда.

    И, говоря, что жизнь почти ничто,

    Коль будет сердце лаской не согрето,

    Порою намекали ей на то,

    Порою намекали ей на это…

    А то при встрече предрекут ей скуку

    И даже раздражатся сгоряча,

    Коль чью-то слишком ласковую руку

    Она стряхнет с колена иль с плеча.

    Не верили: ломается, играет,

    Скажи, какую сберегает честь!

    Одно из двух: иль цену набивает,

    Или давно уж кто-нибудь да есть.

    И было непонятно никому,

    Что и одна, она верна ему!

  91. tatjana:

    (L) (L) Он не страдал,он не ходил за нею.
    Не объяснялся,кепку теребя…
    Она сама,однажды,чуть робея
    Ему сказала: «Я люблю тебя».

    Его друзья томились в ожиданье.
    Худели от бессонницы и дум.
    А вечером просили для свиданья
    Его же новый,синенький костюм.

    А тут сама в морозы прибегала.
    На стул бросала шапку и пальто.
    И он решил: ему такого мало.
    И он решил,что это всё не то.

    Ушёл,уехал,ждал особой встречи.
    Других красивых провожал домой.
    Ловя себя на том,что каждый вечер
    Он,засыпая,думает о той.

    Ей написал письмо на трёх страницах,
    А через месяц получил назад.
    Ну что с такой обидою сравнится,
    Чем эта надпись«Выбыл адресат».

    Вдруг стало всё бесцветным…
    Не клеилась работа как на грех.
    И виноват никто,как будто,не был,
    Но счастье стало трудным,как у всех.(L) (L)

  92. majja:

    Очень  люблю творчество Э. Асадова, с юности и на всю жизнь

  93. elena:

    Самое полное определение счастья Э.Асадов дал в своём стихтворении

  94. irina:

    поэзии        

    ВИНОВНИКИ
       
       В час, когда мы ревнуем и обиды считаем,
       То, забавное дело, кого мы корим?
       Мы не столько любимых своих обвиняем,
       Как ругаем соперников и соперниц браним.
       
       Чем опасней соперники, тем бичуем их резче,
       Чем дороже нам счастье, тем острее бои
       Потому что ругать их, наверное, легче,
       А любимые ближе и к тому же свои.
       
       Только разве соперники нам сердца опаляли
       И в минуты свиданий к нам навстречу рвались?
       Разве это соперники нас в любви уверяли
       И когда-то нам в верности убежденно клялись?!
       
       Настоящий алмаз даже сталь не разрубит.
       Разве в силах у чувства кто-то выиграть бой?
       Разве душу, которая нас действительно любит,
       Может кто-нибудь запросто увести за собой?!
       
       Видно, всем нам лукавить где-то чуточку свойственно
       И соперников клясть то одних, то других,
       А они виноваты, в общем, больше-то косвенно,
       Основное же дело абсолютно не в них!
       
       Чепуха — все соперницы или вздохи поклонников!
       Не пора ли быть мудрыми, защищая любовь,
       И метать наши молнии в настоящих виновников?!
       Вот тогда и соперники не появятся вновь!

  95. tatjana:
    ДИКИЕ  ГУСИ…………………………………………………….

    С утра покинув приозерный луг,

    Летели гуси дикие на юг.

    А позади за ниткою гусиной

    Спешил на юг косяк перепелиный.


    Все позади: простуженный ночлег,

    И ржавый лист, и первый мокрый снег…

    А там, на юге, пальмы и ракушки

    И в теплом Ниле теплые лягушки…


    Вперед! Вперед! Дорога далека,

    Все крепче холод, гуще облака,

    Меняется погода, ветер злей,

    И что ни взмах, то крылья тяжелей…


    Смеркается… Все резче ветер в грудь,

    Слабеют силы, нет, не дотянуть!

    И тут протяжно крикнул головной:

    - Под нами море! Следуйте за мной!


    Скорее вниз! Скорей, внизу вода!

    А это значит — отдых и еда!

    Но следом вдруг пошли перепела.

    - А вы куда? Вода для вас — беда!


    Да, видно, на миру и смерть красна.

    Жить можно разно. Смерть — всегда одна!..

    Нет больше сил… И шли перепела

    Туда, где волны, где покой и мгла.


    К рассвету все замолкло… тишина…

    Медлительная, важная луна,

    Опутав звезды сетью золотой,

    Загадочно повисла над водой.


    А в это время из далеких вод

    Домой, к Одессе, к гавани своей,

    Бесшумно шел красавец турбоход,

    Блестя глазами бортовых огней.


    Вдруг вахтенный, стоявший с рулевым,

    Взглянул за борт и замер, недвижим.

    Потом присвистнул:- Шут меня дери!

    Вот чудеса! Ты только посмотри!


    В лучах зари, забыв привычный страх,

    Качались гуси молча на волнах.

    У каждого в усталой тишине

    По спящей перепелке на спине…


    Сводило горло… так хотелось есть…

    А рыб вокруг — вовек не перечесть!

    Но ни один за рыбой не нырнул

    И друга в глубину не окунул.


    Вставал над морем искрометный круг,

    Летели гуси дикие на юг.

    А позади за ниткою гусиной

    Спешил на юг косяк перепелиный.


    Летели гуси в огненный рассвет,

    А с корабля смотрели им вослед,-

    Как на смотру — ладонь у козырька,-

    Два вахтенных — бывалых моряка!


    Эдуард Асадов

  96. elena:

    САМЫЙ ЛУЧШИЙ — НАШ Э.АСАДОВ!

  97. tatjana:

    Первый поцелуй (Э. Асадов)

    Мама дочь ругает строго
    За ночное возвращенье.
    Дочь зарделась у порога
    От обиды и смущенья.

    А слова звучат такие,
    Что пощечин тяжелей.
    Оскорбительные, злые
    Хуже яростных шмелей.
    Друг за другом мчат вдогонку,
    Жгут, пронзают, как свинец:
    Но за что клянут девчонку?!
    В чем же дело, наконец?

    Так ли страшно опозданье,
    Если в звоне внешних струй
    Было первое свиданье,
    Первый в жизни поцелуй!
    Если счастье не из книжки,
    Если нынче где-то там
    Бродит он, ее парнишка!
    Улыбаясь звездным вспышкам,

    Людям, окнам, фонарям:
    Если нежность их созрела,
    Школьным догмам вопреки,
    Поцелуй — он был несмелым,
    По-мальчишьи неумелым,
    Но упрямым по-мужски.
    Шли то медленно, то быстро,
    Что-то пели без конца:

    И стучали чисто-чисто,
    Близко-близко их сердца.
    Так зачем худое слово?
    Для чего нападок грома?
    Разве вправду эти двое
    Что-то делают дурное?
    Где ж там грех? Откуда? В чем?
    И, чем дочь громить словами.

    Распаляясь как в бою,
    Лучше б просто вспомнить маме
    Сад с ночными тополями,
    С песней, с робкими губами -
    Юность давнюю свою.
    Как была счастливой тоже,
    Как любила и ждала,
    И тогда отнюдь не строже,

    Даже чуточку моложе
    Мама дочери была.
    А ведь вышло разве скверно?
    До сих пор не вянет цвет!
    Значит, суть не в том, наверно:
    Где была?! Да сколько лет!
    Суть не в разных поколеньях,
    Деготь может быть везде.

    Суть здесь в чистых отношеньях,
    В настоящей красоте!
    Мама, добрая, послушай:
    Ну зачем сейчас гроза?!
    Ты взгляни девчонке в душу,
    Посмотри в ее глаза.
    Улыбнись и верь заране
    В золотинки внешних струй,
    В это первое свиданье,
    В первый в жизни поцелуй!

  98. elena:

                 Что такое счастье .

    Что такое счастье?
    Одни говорят : » Это страсти:
    Карты,вино,увлечения-
    Все острые ощущения».

    Другие верят ,что счастье-
    В окладе большом и власти,
    В глазах секретарш пленённых
    И трепете подчинённых.

    Третьи считают ,что счастье-
    Это большое участье:
    Забота ,тепло,вниман
    ие
    И общность переживания.

    По мненью четвёртых, это -
    С милой сиде
    ть до рассвета,
    Однажды в любви признаться
    И больше не расставаться.

    Еще есть такое мнение,
    Что счастье
    — это горение:
    Поиск,мечта,работа
    И дерзкие
    крылья взлёта.

    А счастье ,по-моему,просто
    Бывает разного роста:
    От кочки и д
    о Казбека,_
    В зависимости от человека.

    Это ещё 1966г

  99. elena:

    И ещё одно не превзойденное стихотворение

            Дорожите счастьем,дорожите !..

    Дорожите счастьем,дорожите!
    Замечайте,радуйтесь,берите
    Радуги,рассветы,звёзды глаз-
    Это всё для вас,для вас,для вас.

    Услыхали трепетное слово-
    Радуйтесь.Не требуйте второго.
    Не гоните время.Ни к чему.
    Радуйтесь вот этому,ему!

    Сколько песне суждено продлиться?
    Всё ли в мире может
    повториться?
    Лист в ручье,снегирь,над кручей вяз…
    Разве будет это тыщу раз !

    На бульваре освещают вечер
    Тополей пылающие свечи.
    Радуйтесь,не портите ни чем
    Ни  надежды,ни любви ,ни встречи!

    Лупит гром из поднебесной пушки.
    Дождик,дождь!На лужицах веснушки.
    Кру
    тит ,пляшет,бьёт по мостовой
    Крупный дождь в орех величиной.

    Если это чудо пропустить,
    Как тогда уж и на свете жить?!
    Все,что ми
    мо сердца пролетело,
    Ни за что потом не возвратить.

    Хворь и ссоры временно оставьте,
    Вы их все для старости оставьте.
    Постарайтесь,чтобы хоть сейчас
    Эта «прелесть»миновала вас.

    Пусть бормочут скептики до смерти,
    Вы
    им ,желчным скептикам , не верьте-
    Радости ни дома,ни в пути
    Злым глазам,хоть лопнуть, — не найти!

    А для очень,очень добрых глаз
    Нет ни склок,ни зависти,ни муки.
    Радость к вам сама протянет руки,
    Если сердце светлое у вас.

    Красоту увидеть в некрасивом,
    Разглядеть в руч
    ьях разливы рек!
    Кто умеет в буднях быть счастливым,
    Тот и впря
    мь счастливый человек!

    И поют дороги и мосты,
    краски леса и ветра событий,
    Зв
    ёзды,птицы ,реки и цветы:
    Дорожите счастьем,дорожите!

    1968г

  100. irina:

    Эдуард Асадов.

    Зимняя сказка

    Метелица, как медведица,
    Весь вечер буянит зло,
    То воет внизу под лестницей,
    То лапой скребет стекло.

    Дома под ветром сутулятся,
    Плывут в молоке огоньки,
    Стоят постовые на улицах,
    Как белые снеговики.

    Сугробы выгнули спины,
    Пушистые, как из ваты,
    И жмутся к домам машины,
    Как зябнущие щенята.

    Кружится ветер белый,
    Посвистывает на бегу…
    Мне нужно заняться делом,
    А я никак не могу.

    Приемник бурчит бессвязно,
    В доме прохладней к ночи,
    Чайник мурлычет важно,
    А закипать не хочет.

    Все в мире сейчас загадочно,
    Все будто летит куда-то,
    Метельно, красиво, сказочно…
    А сказкам я верю свято.

    Сказка… мечта-полуночница…
    Но где ее взять? Откуда?
    А сердцу так чуда хочется,
    Пусть маленького, но чуда!

    До боли хочется верить,
    Что сбудутся вдруг мечты,
    Сквозь вьюгу звонок у двери -
    И вот на пороге ты!

    Трепетная, смущенная,
    Снится или не снится?!
    Снегом запорошенная,
    Звездочки на ресницах…

    - Не ждал меня? Скажешь, дурочка?
    А я вот явилась… Можно?-
    Сказка моя! Снегурочка!
    Чудо мое невозможное!

    Нет больше зимней ночи!
    Сердцу хмельно и ярко!
    Весело чай клокочет,
    В доме, как в пекле, жарко…

    Довольно! Хватит! Не буду!
    Полночь… гудят провода…
    Гаснут огни повсюду.
    Я знаю: сбывается чудо,
    Да только вот не всегда…

    Метелица как медведица,
    Косматая голова.
    А сердцу все-таки верится
    В несбыточные слова:

    - Не ждал меня? Скажешь, дурочка?
    Полночь гудит тревожная…
    Где ты, моя Снегурочка,
    Сказка моя невозможная?..

  101. tatjana:

    Моё знакомство с творчеством Э.Асадова состоялось, страшно написать , в 1968 году — это было стихотворение » Трусиха». С тех пор — это мой самый  любимый  поэт на все  времена, потому что,каждое его произведение , будь  то ПОЭМА или  МИНИАТЮРА , это прежде всего душевный разговор с  читателем — автору  ВЕРИШЬ!

  102. tatjana:

    Трусиха

    Шар луны под звездным абажуром
    Озарял уснувший городок.
    Шли, смеясь, по набережной хмурой
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — хрупкий стебелек.

    Видно, распалясь от разговора,
    Парень, между прочим, рассказал,
    Как однажды в бурю ради спора
    Он морской залив переплывал,

    Как боролся с дьявольским теченьем,
    Как швыряла молнии гроза.
    И она смотрела с восхищеньем
    В смелые, горячие глаза…

    А потом, вздохнув, сказала тихо:
    - Я бы там от страха умерла.
    Знаешь, я ужасная трусиха,
    Ни за что б в грозу не поплыла!

    Парень улыбнулся снисходительно,
    Притянул девчонку не спеша
    И сказал:- Ты просто восхитительна,
    Ах ты, воробьиная душа!

    Подбородок пальцем ей приподнял
    И поцеловал. Качался мост,
    Ветер пел… И для нее сегодня
    Мир был сплошь из музыки и звезд!

    Так в ночи по набережной хмурой
    Шли вдвоем сквозь спящий городок
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — хрупкий стебелек.

    А когда, пройдя полоску света,
    В тень акаций дремлющих вошли,
    Два плечистых темных силуэта
    Выросли вдруг как из-под земли.

    Первый хрипло буркнул:- Стоп, цыпленки!
    Путь закрыт, и никаких гвоздей!
    Кольца, серьги, часики, деньжонки —
    Все, что есть,- на бочку, и живей!

    А второй, пуская дым в усы,
    Наблюдал, как, от волненья бурый,
    Парень со спортивною фигурой
    Стал спеша отстегивать часы.

    И, довольный, видимо, успехом,
    Рыжеусый хмыкнул:- Эй, коза!
    Что надулась?! — И берет со смехом
    Натянул девчонке на глаза.

    Дальше было все как взрыв гранаты:
    Девушка беретик сорвала
    И словами:- Мразь! Фашист проклятый!-
    Как огнем детину обожгла.

    - Комсомол пугаешь? Врешь, подонок!
    Ты же враг! Ты жизнь людскую пьешь!-
    Голос рвется, яростен и звонок:
    - Нож в кармане? Мне плевать на нож!

    За убийство — стенка ожидает.
    Ну, а коль от раны упаду,
    То запомни: выживу, узнаю!
    Где б ты ни был, все равно найду!

    И глаза в глаза взглянула твердо.
    Тот смешался:- Ладно… тише, гром…-
    А второй промямлил:- Ну их к черту! —
    И фигуры скрылись за углом.

    Лунный диск, на млечную дорогу
    Выбравшись, шагал наискосок
    И смотрел задумчиво и строго
    Сверху вниз на спящий городок,

    Где без слов по набережной хмурой
    Шли, чуть слышно гравием шурша,
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — слабая натура,
    «Трус» и «воробьиная душа».

  103. irina:

    У женщин недолго живут секреты.
    Что правда, то правда. Но есть секрет,
    Где женщина тверже алмаза. Это:
    Сколько женщине лет?!

    Она охотней пройдет сквозь пламя
    Иль ступит ногою на хрупкий лед,
    Скорее в клетку войдет со львами,
    Чем возраст свой правильно назовет.

    И если задумал бы, может статься,
    Даже лукавейший Сатана
    В возрасте женщины разобраться,
    То плюнул и начал бы заикаться.
    Картина была бы всегда одна:

    В розовой юности между женщиной
    И возрастом разных ее бумаг
    Нету ни щелки, ни даже трещины.
    Все одинаково: шаг в шаг.

    Затем происходит процесс такой
    (Нет, нет же! Совсем без ее старания!):
    Вдруг появляется «отставание»,
    Так сказать, «маленький разнобой»…

    Паспорт все так же идет вперед,
    А женщину вроде вперед не тянет:
    То на год от паспорта отстает,
    А то переждет и на два отстанет…

    И надо сказать, что в таком пути
    Она все больше преуспевает.
    И где-то годам уже к тридцати,
    Смотришь, трех лет уже не найти,
    Ну словно бы ветром их выметает.

    И тут, конечно же, не поможет
    С любыми цифрами разговор.
    Самый дотошнейший ревизор
    Умрет, а найти ничего не сможет!

    А дальше ни сердце и ни рука
    Совсем уж от скупости не страдают.
    И вот годам уже к сорока
    Целых пять лет, хохотнув слегка,
    Загадочным образом исчезают…

    Сорок! Таинственная черта.
    Тут всякий обычный подсчет кончается,
    Ибо какие б ни шли года,
    Но только женщине никогда
    Больше, чем сорок, не исполняется!

    Пусть время куда-то вперед стремится
    И паспорт, сутулясь, бредет во тьму,
    Женщине все это ни к чему.
    Женщине будет всегда «за тридцать»…

    И, веруя в вечный пожар весны,
    Женщины в битвах не отступают.
    «Техника» нынче вокруг такая,
    Что ни морщинки, ни седины!

    И я никакой не анкетой мерю
    У женщин прожитые года.
    Бумажки — сущая ерунда,
    Я женской душе и поступкам верю.

    Женщины долго еще хороши,
    В то время как цифры бледнеют раньше.
    Паспорт, конечно, намного старше,
    Ибо у паспорта нет души!

    А если вдруг кто-то, хотя б тайком,
    Скажет, что может увянуть женщина,
    Плюньте в глаза ему, дайте затрещину
    И назовите клеветником!

  104. elena:

    О ,да ! в школе для меня это стихотворение тоже  было  открытием!!!:-D

  105. tatjana:

    Нам в школе повезло — у нас  ещё были УРОКИ ВНЕКЛАССНОГО ЧТЕНИЯ, на которых нас знакомили с  творчеством  современных писателей и поэтов , поэтому помним и  Э. Асадова ,и  Л. Татьяничеву и  М .Аллигер и  др.

  106. tatjana:

    ПОДРУГИ

    Дверь общежитья… сумрак… поздний час.

    Она спешит, летит по коридору,

    Способная сейчас и пол и штору

    Поджечь огнем своих счастливых глаз!

    В груди ее уже не сердце бьется,

    А тысяча хрустальных бубенцов.

    Бежит девчонка, гулко раздается

    Веселый стук задорных каблучков.

    Хитро нахмурясь, в комнату вошла.

    - Кто здесь не спит? — начальственно спросила.

    И вдруг, расхохотавшись, подскочила

    К подруге, что читала у стола.

    Затормошила… чертики в глазах:

    - Ты все зубришь, ты все сидишь одна!

    А за окошком, посмотри, весна!

    И, может, счастье где-то в двух шагах!

    Смешная, скажешь? Ладно, принимаю!

    На все согласна. И не в этом суть.

    Влюбленных все забавными считают

    И даже глуповатыми чуть-чуть…

    Но я сейчас на это не в обиде.

    Не зря есть фраза: «горе от ума».

    Так дайте же побыть мне в глупом виде!

    Вот встретишь счастье и поймешь сама.

    Шучу, конечно. Впрочем, нет, послушай,

    Ты знаешь, что сказал он мне сейчас?

    «Ты, говорит, мне смотришь прямо в душу,

    И в ней светло-светло от этих глаз».

    Смеется над любой моей тревогой,

    Во всем такой уверенный, чудак.

    Меня зовет кувшинкой-недотрогой

    И волосы мои пушит вот так…

    Слегка смутилась. Щеки пламенели.

    И в радости заметить не смогла,

    Что у подруги пальцы побелели,

    До боли стиснув краешек стола.

    Глаза подруги — ледяное пламя.

    Спросила непослушными губами,

    Чужим и дальним голос прозвучал:

    - А он тебя в тайгу не приглашал?

    Не говорил: «Наловим карасей,

    Костер зажжем под старою сосною,

    И будем в мире только мы с тобою

    Да сказочный незримый Берендей!»

    А он просил: подругам ни гугу?

    А посмелее быть не убеждал?

    И если так, я, кажется, могу

    Помочь тебе и предсказать финал!

    Умолкла. Села. Глянула в тревоге,

    Смешинок нет, восторг перегорел,

    А пламя щек кувшинки-недотроги

    Все гуще белый заливает мел…

    Кругом весна… до самых звезд весна!

    В зеленых волнах кружится планета.

    И ей сейчас неведомо, что где-то

    Две девушки, не зажигая света,

    Подавленно застыли у окна.

    Неведомо? Но синекрылый ветер

    Трубит сквозь ночь проверенную весть

    О том, что счастье есть на белом свете,

    Пускай не в двух шагах, а все же есть!

    Поют ручьи, блестят зарницы домен,

    Гудя, бегут по рельсам поезда.

    Они кричат о том, что мир огромен

    И унывать не надо никогда,

    Что есть на свете преданные люди,

    Что радость, может, где-нибудь в пути.

    Что счастье будет, непременно будет!

    Вы слышите, девчата, счастье будет!

    И дай вам бог скорей его найти!

  107. tatjana:

    Э.АсадовДВЕ КРАСОТЫ
       
       Хоть мать-природа не сидит без дела,
       Но идеалы редко созидает.
       И красота души с красивым телом
       Довольно редко в людях совпадает.
       Две красоты, и обе хороши.
       Вручить бы им по равному венцу!
       Однако часто красота души
       Завидует красивому лицу.
       Не слишком то приятное признанье,
       А все же что нам истину скрывать?!
       Ведь это чувство, надобно сказать,
       Не лишено, пожалуй, основанья.
       Ведь большинство едва ль не до конца
       Престранной «близорукостью» страдает.
       Прекрасно видя красоту лица,
       Душевной красоты не замечает.
       А и заметит, так опять не сразу,
       А лишь тогда, смущаясь, разглядит,
       Когда все то, что мило было глазу,
       Порядочно и крепко насолит.
       А, может быть, еще и потому,
       Что постепенно, медленно, с годами,
       Две красоты, как женщины в дому,
       Вдруг словно бы меняются ролями.
       Стареет внешность: яркие черты
       Стирает время властно и жестоко,
       Тогда как у духовной красоты
       Нет ни морщин, ни возраста, ни срока.
       И сквозь туман, как звездочка в тиши,
       Она горит и вечно улыбается.
       И кто откроет красоту души,
       Тот, честное же слово, не закается!
       Ведь озарен красивою душой,
       И сам он вечным расплеснется маем!
       Вот жаль, что эту истину порой
       Мы все же слишком поздно понимаем.

  108. tatjana:

    Добрый вечер!  Почему- то в этой теме дважды предложено стихотворение «Признание». Может  быть я  что-то не так поняла , но это  стихотворение  написал не Эдуард  Асадов , а  Николай Заболоцкий   :-$

  109. tatjana:

    СатанаЕй было двенадцать, тринадцать — ему. Им бы дружить всегда. Но люди понять не могли: почему Такая у них вражда?! Он звал ее Бомбою и весной Обстреливал снегом талым. Она в ответ его Сатаной, Скелетом и Зубоскалом. Когда он стекло мячом разбивал, Она его уличала. А он ей на косы жуков сажал, Совал ей лягушек и хохотал, Когда она верещала. Ей было пятнадцать, шестнадцать — ему, Но он не менялся никак. И все уже знали давно, почему Он ей не сосед, а враг. Он Бомбой ее по-прежнему звал, Вгонял насмешками в дрожь. И только снегом уже не швырял И диких не корчил рож. Выйдет порой из подъезда она, Привычно глянет на крышу, Где свист, где турманов кружит волна, И даже сморщится:- У, Сатана! Как я тебя ненавижу! А если праздник приходит в дом, Она нет-нет и шепнет за столом: — Ах, как это славно, право, что он К нам в гости не приглашен! И мама, ставя на стол пироги, Скажет дочке своей: — Конечно! Ведь мы приглашаем друзей, Зачем нам твои враги?! Ей девятнадцать. Двадцать — ему. Они студенты уже. Но тот же холод на их этаже, Недругам мир ни к чему. Теперь он Бомбой ее не звал, Не корчил, как в детстве, рожи, А тетей Химией величал, И тетей Колбою тоже. Она же, гневом своим полна, Привычкам не изменяла: И так же сердилась:- У, Сатана! — И так же его презирала. Был вечер, и пахло в садах весной. Дрожала звезда, мигая… Шел паренек с девчонкой одной, Домой ее провожая. Он не был с ней даже знаком почти, Просто шумел карнавал, Просто было им по пути, Девчонка боялась домой идти, И он ее провожал. Потом, когда в полночь взошла луна, Свистя, возвращался назад. И вдруг возле дома:- Стой, Сатана! Стой, тебе говорят! Все ясно, все ясно! Так вот ты какой? Значит, встречаешься с ней?! С какой-то фитюлькой, пустой, дрянной! Не смей! Ты слышишь? Не смей! Даже не спрашивай почему! — Сердито шагнула ближе И вдруг, заплакав, прижалась к нему: — Мой! Не отдам, не отдам никому! Как я тебя ненавижу!

  110. tatjana:

    Эдуард Асадов

    Три друга

        От трех десяток много ли сиянья?
    Для ректора, возможно, ничего,
    Но для студента это состоянье,
    Тут вся почти стипендия его!

    Вот почему он пасмурный сидит.
    Как потерял? И сам не понимает,
    Теперь в карманах сквозняки гуляют,
    И целый длинный месяц впереди…

    Вдоль стен кровати строго друг за другом,
    А в центре стол. Конспекты. Блока том.
    И три дружка печальным полукругом
        Сидят и курят молча за столом.

    Один промолвил: — Надо, без сомненья,
    Тебе сейчас не горе горевать,
    А написать толково заявленье,
    Снести его в милицию и сдать.

    А там, кто надо, тотчас разберется,
    Необходимый розыск учинят.
    Глядишь, твоя пропажа и найдется,
    На свете все возможно, говорят!

    Второй вздохнул: — Бумаги, протоколы…
    Волынистое дело это, брат.
    Уж лучше обратиться в деканат.
    Пойти туда и жечь сердца глаголом.

    Ступай сейчас к начальству в кабинет.
    И не волнуйся, отказать не могут.
    Все будет точно: сделают, помогут,
    Еще спасибо скажешь за совет!

    А третий друг ни слова не сказал,
    Он снял с руки часы, пошел и продал,
    Он никаких советов не давал,
    А молча другу деньги отдал…

  111. irina:

    История с печалью говорит
     О том, как умирали фараоны,
     Как вместе с ними в сумрак пирамид
     Живыми замуровывались жены.
     
     О, как жена, наверно, берегла
     При жизни мужа от любой напасти!
     Дарила бездну всякого тепла
     И днем, и ночью окружала счастьем.
     
     Не ела первой (муж пускай поест),
     Весь век ему понравиться старалась,
     Предупреждала всякий малый жест
     И раз по двести за день улыбалась.
     
     Бальзам втирала, чтобы не хворал,
     Поддакивала, ласками дарила.
     А чтоб затеять спор или скандал —
     Ей даже и на ум не приходило!
     
     А хворь случись — любых врачей добудет,
     Любой настой. Костьми готова лечь.
     Она ведь точно знала все, что будет,
     Коль не сумеет мужа уберечь…
     
     Да, были нравы — просто дрожь по коже
     Но как не улыбнуться по-мужски:
     Пусть фараоны — варвары, а все же
     Уж не такие были дураки!
     
     Ведь если к нам вернуться бы могли
     Каким-то чудом эти вот законы —
     С какой тогда бы страстью берегли
     И как бы нас любили наши жены!
    (Э. Асадов)

  112. tatjana:
    дауж,друзья познаются в беде,Асадов супер поэт!жаль только наши дети к сожелению не читают книг(((
  113. tatjana:

    Вы правы, что наши дети ( мои внуки )  п о ч т и не читают книг , да и мы стали читать намного меньше прежнего , но томики Асадова  у меня всегда  под рукой…

  114. irina:

    Люблю сердца, способные простить.
    Нет-нет, отнюдь не как-нибудь бездумно,
    А с добрым сердцем, искренно и умно.
    Простить-как бы занозу удалить…
    Подчас так сладко горечь затаить,
    Ведь нет теперь уже пути обратно,
    А выйдет случай-крепко отомстить!
    Приятно? Да и как еще приятно!
    Коль отомстил-считай, что повезло:
    Дал сдачу на укусы бессердечности!
    Но зло обычно порождает зло
    , И так идет, порой, до бесконечности…
    От всепрощенья сердце не согрето,
    А беспринципность-сущая беда.
    Есть зло, когда прощенья просто нету!
    И все же так бывает не всегда.
    Пусть гневаться и даже раздражаться
    Приходится, хоть это не легко.
    А все же зло, коль честно разобраться,
    - Зачем хитрить?! Давайте признаваться:
    Порой совсем не так уж велико!
    Месть с добротою сложно совмещать.
    И что порой важнее, я не знаю,
    И все-таки стократно повторяю:
    Люблю сердца, способные прощать!
    Эдуард Асадов

  115. tatjana:

    ОНИ СТУДЕНТАМИ БЫЛИ

         Они студентами были.
         Они друг друга любили.
         Комната в восемь метров — чем не семейный дом?!
         Готовясь порой к зачетам,
         Над книгою или блокнотом
         Нередко до поздней ночи сидели они вдвоем.

         Она легко уставала,
         И если вдруг засыпала,
         Он мыл под краном посуду и комнату подметал.
         Потом, не шуметь стараясь
         И взглядов косых стесняясь,
         Тайком за закрытой дверью белье по ночам стирал.

         Но кто соседок обманет —
         Тот магом, пожалуй, станет.
         Жужжал над кастрюльным паром их дружный
         осиный рой.
         Ее называли «лентяйкой»,
         Его — ехидно — «хозяйкой»,
         Вздыхали, что парень — тряпка и у жены под пятой.

         Нередко вот так часами
         Трескучими голосами
         Могли судачить соседки, шинкуя лук и морковь.
         И хоть за любовь стояли,
         Но вряд ли они понимали,
         Что, может, такой и бывает истинная любовь!

         Они инженерами стали.
         Шли годы без ссор и печали.
         Но счастье — капризная штука, нестойка порой,
         как дым.
         После собранья, в субботу,
         Вернувшись домой с работы,
         Жену он застал однажды целующейся с другим.

         Нет в мире острее боли.
         Умер бы лучше, что ли!
         С минуту в дверях стоял он, уставя в пространство
         взгляд.
         Не выслушал объяснений,
         Не стал выяснять отношений,
         Не взял ни рубля, ни рубахи, а молча шагнул
         назад…
         С неделю кухня гудела:
         «Скажите, какой Отелло!
         Ну целовалась, ошиблась… немного взыграла кровь!..
         А он не простил — слыхали?»
         Мещане! Они и не знали,
         Что, может, такой и бывает истинная любовь!

         1960 г.

  116. irina:

    Не бейте детей, никогда не бейте!
    Поймите, вы бьёте в них сами себя,
    Неважно, любя их иль не любя,
    Но делать такого вовек не смейте!

    Вы только взгляните: пред вами – дети,
    Какое ж, простите, геройство тут?!
    Но сколько ж таких, кто жестоко бьют,
    Вложив чуть не душу в тот чёрный труд,
    Заведомо зная, что не ответят!

    Кричи на них, бей! А чего стесняться?!
    Ведь мы ж многократно сильней детей!
    Но если по совести разобраться,
    То порка – бессилье больших людей!

    И сколько ж порой на детей срывается
    Всех взрослых конфликтов, обид и гроз.
    Ну как же рука только поднимается
    На ужас в глазах и потоки слёз?!

    И можно ль распущенно озлобляться,
    Калеча и душу, и детский взгляд,
    Чтоб после же искренно удивляться
    Вдруг вспышкам жестокости у ребят.

    Мир жив добротою и уваженьем,
    А плётка рождает лишь страх и ложь.
    И то, что не можешь взять убежденьем –
    Хоть тресни – побоями не возьмёшь!

    В ребячьей душе все хрустально-тонко,
    Разрушим – вовеки не соберём.
    И день, когда мы избили ребёнка,
    Пусть станет позорнейшим нашим днём!

    Когда-то подавлены вашей силою,
    Не знаю, как жить они после будут,
    Но только запомните, люди милые,
    Они той жестокости не забудут.

    Семья – это крохотная страна.
    И радости наши произрастают,
    Когда в подготовленный грунт бросают
    Лишь самые добрые семена!

  117. ludmila:

    А мне повезло видеть Э. Асадова! Он читал нам стихи, молодым студентам мединститута, прямо в аудитории, с повязкой на глазах, Мы зачитывались его стихами, особенно девчонки. Его «Трусиха» читалась нами наизусть. До сих пор помню. Обожаю этого поэта!

  118. irina:

    Не привыкайте никогда к любви!

    Не соглашайтесь, как бы ни устали,

    Чтоб замолчали ваши соловьи

    И чтоб цветы прекрасные увяли.


    И, главное, не верьте никогда,

    Что будто всё проходит и уходит.

    Да, звёзды меркнут, но одна звезда

    По имени Любовь всегда-всегда

    Обязана гореть на небосводе!


    Не привыкайте никогда к любви,

    Разменивая счастье на привычки,

    Словно костёр на крохотные спички,

    Не мелочись, а яростно живи!


    Не привыкайте никогда к губам,

    Что будто бы вам издавна знакомы,

    Как не привыкнешь к солнцу и ветрам

    Иль ливню средь грохочущего грома!


    Да, в мелких чувствах можно вновь и вновь

    Встречать, терять и снова возвращаться,

    Но если вдруг вам выпала любовь,

    Привыкнуть к ней — как обесцветить кровь

    Иль до копейки разом проиграться!


    Не привыкайте к счастью никогда!

    Напротив, светлым озарясь гореньем,

    Смотрите на любовь свою всегда

    С живым и постоянным удивленьем.


    Алмаз не подчиняется годам

    И никогда не обратится в малость.

    Дивитесь же всегда тому, что вам

    Заслужено иль нет — судить не нам,

    Но счастье в мире всё-таки досталось!


    И, чтоб любви не таяла звезда,

    Исполнитесь возвышенным искусством:

    Не позволяйте выдыхаться чувствам,

    Не привыкайте к счастью никогда.

  119. irina:

    Боль свою вы делите с друзьями,

    Вас сейчас утешить наровят,

    А его последними словами,

    Только вы нахмуритесь, бранят.

    Да и человек ли в самом деле,

    Тот, кто вас, придя, околдовал.

    Стал вам близким через две недели,

    Месяц с вами прожил и удрал.

    Вы общались, дорогая, с дрянью.

    Что ж нам толковать о нем сейчас?!

    Дрянь не стоит долгого вниманья,

    Тут важнее говорить о вас.

    Вы его любили? Неужели?

    Но полшага разве это путь?!

    Сколько вы пудов с ним соли съели?

    Как успели в душу заглянуть?!

    Что вы знали, ведали о нем?

    То, что у него есть губы, руки,

    Комплимент, букет цветов да брюки -

    Вот и все, пожалуй, в основном?

  120. tatjana:

    Вам действительно очень повезло! Мне довелось только читать его книги и слушать аудизаписи с его творческих встреч …

  121. irina:


    ПОДРУГИ

    Дверь общежитья… сумрак… поздний час.
    Она спешит, летит по коридору,
    Способная сейчас и пол и штору
    Поджечь огнем своих счастливых глаз!

    В груди ее уже не сердце бьется,
    А тысяча хрустальных бубенцов.
    Бежит девчонка, гулко раздается
    Веселый стук задорных каблучков.

    Хитро нахмурясь, в комнату вошла.
    - Кто здесь не спит? — начальственно спросила.
    И вдруг, расхохотавшись, подскочила
    К подруге, что читала у стола.

    Затормошила… чертики в глазах:
    - Ты все зубришь, ты все сидишь одна!
    А за окошком, посмотри, весна!
    И, может, счастье где-то в двух шагах!

    Смешная, скажешь? Ладно, принимаю!
    На все согласна. И не в этом суть.
    Влюбленных все забавными считают
    И даже глуповатыми чуть-чуть…

    Но я сейчас на это не в обиде.
    Не зря есть фраза: «горе от ума».
    Так дайте же побыть мне в глупом виде!
    Вот встретишь счастье и поймешь сама.

    Шучу, конечно. Впрочем, нет, послушай,
    Ты знаешь, что сказал он мне сейчас?
    «Ты, говорит, мне смотришь прямо в душу,
    И в ней светло-светло от этих глаз».

    Смеется над любой моей тревогой,
    Во всем такой уверенный, чудак.
    Меня зовет кувшинкой-недотрогой
    И волосы мои пушит вот так…

    Слегка смутилась. Щеки пламенели.
    И в радости заметить не смогла,
    Что у подруги пальцы побелели,
    До боли стиснув краешек стола.

    Глаза подруги — ледяное пламя.
    Спросила непослушными губами,
    Чужим и дальним голос прозвучал:
    - А он тебя в тайгу не приглашал?

    Не говорил: «Наловим карасей,
    Костер зажжем под старою сосною,
    И будем в мире только мы с тобою
    Да сказочный незримый Берендей!»

    А он просил: подругам ни гугу?
    А посмелее быть не убеждал?
    И если так, я, кажется, могу
    Помочь тебе и предсказать финал!

    Умолкла. Села. Глянула в тревоге,
    Смешинок нет, восторг перегорел,
    А пламя щек кувшинки-недотроги
    Все гуще белый заливает мел…

    Кругом весна… до самых звезд весна!
    В зеленых волнах кружится планета.
    И ей сейчас неведомо, что где-то
    Две девушки, не зажигая света,
    Подавленно застыли у окна.

    Неведомо? Но синекрылый ветер
    Трубит сквозь ночь проверенную весть
    О том, что счастье есть на белом свете,
    Пускай не в двух шагах, а все же есть!

    Поют ручьи, блестят зарницы домен,
    Гудя, бегут по рельсам поезда.
    Они кричат о том, что мир огромен
    И унывать не надо никогда,

    Что есть на свете преданные люди,
    Что радость, может, где-нибудь в пути.
    Что счастье будет, непременно будет!
    Вы слышите, девчата, счастье будет!
    И дай вам бог скорей его найти!

  122. irina:

    ЖЕНСКАЯ ЛОГИКА….. Эдуард Асадов                                                                

    — Прости меня,— промолвила она,—
    Но ты меня немного обижаешь,
    Все время вот целуешь, обнимаешь,
    Как будто я иначе не нужна!

    Он покраснел:— Ну, да… Но если любишь?
    Ведь сердце же колотится в груди!
    Как усидеть?
    — А ты вот усиди!
    Не то все сам немедленно погубишь.

    Нельзя, чтоб в чувствах появилась трещина.
    Вы все, мужчины, низменны навек!
    Пойми: перед тобою человек,
    А ты во мне все время видишь женщину!

    Я о таком на свете понаслышана,
    Что ты со мной и спорить не берись!
    — Ну, хорошо… Я понял… Не сердись…
    Пускай все будет тихо и возвышенно.

    И впрямь, отныне ни обид, ни ссор.
    Бежали дни и назначались встречи.
    Он стал почти ручным и каждый вечер
    Вел умный и красивый разговор.

    Она же хоть и счастлива была,
    Но постепенно словно бы темнела.
    Все реже улыбалась, похудела
    И вдруг (совсем немыслимое дело!)
    Взяла и на свиданье не пришла…

    Он позвонил:— В чем дело? Почему?
    — Ах, почему? Спасибо за беседы!
    А я не тумба! Хватит! Не приеду! —
    Она сквозь слезы крикнула ему.

    - Ведь это же издевка и тоска!
    Скажи, какой красноречивый книжник!
    Я, как ни странно, женщина пока,
    А ты… а ты… бесчувственный булыжник!
    1970

  123. tatjana:

    Эдуард АсадовХочу понять     Верить можно лишь в то, что всегда понятно.     В непонятное как же возможно верить?     Непонятное, правда, порой занятно,     Только все-таки это — глухие двери.     Вот никак не пойму: почему, зачем     Божьим силам угоден лишь раб скорбящий,     Раб, повсюду о чем-то всегда молящий,     Уступающий в страхе всегда и всем?     Отчего возвеличен был в ранг святого     Тот, кто где-нибудь схимником век влачил,     Кто постами себя изнурял сурово     И в молитвах поклоны бессчетно бил?     Он не строил домов, не мостил дороги,     Он не сеял хлебов, не растил детей     И за чьи-либо горести и тревоги     Не платился в борьбе головой своей.     Он молился. Все правильно. Но молиться     Много легче, чем молотом в кузне бить,     Плавить сталь иль сосны в тайге валить.     Нет, молиться — не в поте лица трудиться!     Но в святые возвысили не того,     Кто весь век был в труде и соленой влаге,     А того, не свершившего ничего     И всю жизнь говорившего лишь о благе.     И правдиво ль Писание нам гласит,     Что повсюду лишь тот и отмечен Богом,     Кто склоняется ниц пред Его порогом     И в молитвах Ему постоянно льстит?!     Бог — есть Бог. Он не может быть людям равным,     Уподобясь хоть в чем-нибудь их судьбе.     Разве может он быть по-людски тщеславным     И вдыхать фимиам самому себе?!     И оттуда — из гордого великолепья     Я не верю тому, что в людских глазах     С удовольствием видит ОН Божий страх     И униженно-жалкое раболепье!     И никак не могу я постичь душой,     Почему и в былом, и при нашем времени     Жизнь мерзавцев, как правило, — рай земной,     А порядочным — вечно щелчки по темени?!     И коль ведомо Богу всегда о том,     Что свершится у нас на земле заране,     Почему ОН не грянет святым огнем     По жулью, подлецам и по всякой дряни?!     Да, согласен: ОН есть. Но иной, наверно,     И не все, может статься, в Его руках,     Значит, биться со всем, что черно и скверно,     Надо нам. Нам самим, на свой риск и страх.     Да и надо ль, чтоб лезли в глаза и уши     Жар свечей, песнопенья и блеск кадил?     Бог не жаждет торжеств, не казнит, не рушит.     Пусть Он вечно живет только в наших душах,     Где учил бы труду и любви учил.     Жить по совести — это и есть — прекрасно.     И действительно честным не слыть, а быть,     И со всякой нечистью биться страстно —     Вот такое мне очень и очень ясно,     И такому я вечно готов служить!

  124. tatjana:

    ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК

    Резкий звон ворвался в полутьму,

    И она шагнула к телефону,

    К частому,настойчивому звону.

    Знала,кто звонит и почему.

    На мгновенье стала у стола,

    Быстро и взволнованно вздохнула,

    Но руки вперед не протянула

    И ладонь на трубку не легла.

    А чего бы проще взять и снять

    И,не мучась и не тратя силы,

    Вновь знакомый голос услыхать

    И опять оставить все как было.

    Только разве тайна,что тогда

    Возвратятся все ее сомненья,

    Снова и обман и униженья —

    Все,с чем не смириться никогда!

    Звон кружил,дрожал не умолкая,

    А она стояла у окна,

    Всей душою,может,понимая,

    Что менять решенья не должна.

    Все упрямей телефон звонил,

    Но в ответ — ни звука,ни движенья.

    Вечер этот необычным был,

    Этот вечер — смотр душевных сил,

    Аттестат на самоуваженье.

    Взвыл и смолк бессильно телефон.

    Стало тихо. Где-то пели стройно…

    Дверь раскрыла,вышла на балкон.

    В первый раз дышалось ей спокойно.

  125. tatjana:

    Не привыкайте никогда к любви!
    Не соглашайтесь, как бы ни устали,
    Чтоб замолчали ваши соловьи
    И чтоб цветы прекрасные увяли.
    И, главное, не верьте никогда,
    Что будто всё проходит и уходит.
    Да, звёзды меркнут, но одна звезда
    По имени Любовь всегда-всегда
    Обязана гореть на небосводе!
    Не привыкайте никогда к любви,
    Разменивая счастье на привычки,
    Словно костёр на крохотные спички,
    Не мелочись, а яростно живи!
    Не привыкайте никогда к губам,
    Что будто бы вам издавна знакомы,
    Как не привыкнешь к солнцу и ветрам…
    Иль ливню средь грохочущего грома!
    (А. Асадов)

  126. irina:

    поэзии        

    ВИНОВНИКИ
       
       В час, когда мы ревнуем и обиды считаем,
       То, забавное дело, кого мы корим?
       Мы не столько любимых своих обвиняем,
       Как ругаем соперников и соперниц браним.
       
       Чем опасней соперники, тем бичуем их резче,
       Чем дороже нам счастье, тем острее бои
       Потому что ругать их, наверное, легче,
       А любимые ближе и к тому же свои.
       
       Только разве соперники нам сердца опаляли
       И в минуты свиданий к нам навстречу рвались?
       Разве это соперники нас в любви уверяли
       И когда-то нам в верности убежденно клялись?!
       
       Настоящий алмаз даже сталь не разрубит.
       Разве в силах у чувства кто-то выиграть бой?
       Разве душу, которая нас действительно любит,
       Может кто-нибудь запросто увести за собой?!
       
       Видно, всем нам лукавить где-то чуточку свойственно
       И соперников клясть то одних, то других,
       А они виноваты, в общем, больше-то косвенно,
       Основное же дело абсолютно не в них!
       
       Чепуха — все соперницы или вздохи поклонников!
       Не пора ли быть мудрыми, защищая любовь,
       И метать наши молнии в настоящих виновников?!
       Вот тогда и соперники не появятся вновь!

  127. tatjana:
    ДИКИЕ  ГУСИ…………………………………………………….

    С утра покинув приозерный луг,

    Летели гуси дикие на юг.

    А позади за ниткою гусиной

    Спешил на юг косяк перепелиный.


    Все позади: простуженный ночлег,

    И ржавый лист, и первый мокрый снег…

    А там, на юге, пальмы и ракушки

    И в теплом Ниле теплые лягушки…


    Вперед! Вперед! Дорога далека,

    Все крепче холод, гуще облака,

    Меняется погода, ветер злей,

    И что ни взмах, то крылья тяжелей…


    Смеркается… Все резче ветер в грудь,

    Слабеют силы, нет, не дотянуть!

    И тут протяжно крикнул головной:

    - Под нами море! Следуйте за мной!


    Скорее вниз! Скорей, внизу вода!

    А это значит — отдых и еда!

    Но следом вдруг пошли перепела.

    - А вы куда? Вода для вас — беда!


    Да, видно, на миру и смерть красна.

    Жить можно разно. Смерть — всегда одна!..

    Нет больше сил… И шли перепела

    Туда, где волны, где покой и мгла.


    К рассвету все замолкло… тишина…

    Медлительная, важная луна,

    Опутав звезды сетью золотой,

    Загадочно повисла над водой.


    А в это время из далеких вод

    Домой, к Одессе, к гавани своей,

    Бесшумно шел красавец турбоход,

    Блестя глазами бортовых огней.


    Вдруг вахтенный, стоявший с рулевым,

    Взглянул за борт и замер, недвижим.

    Потом присвистнул:- Шут меня дери!

    Вот чудеса! Ты только посмотри!


    В лучах зари, забыв привычный страх,

    Качались гуси молча на волнах.

    У каждого в усталой тишине

    По спящей перепелке на спине…


    Сводило горло… так хотелось есть…

    А рыб вокруг — вовек не перечесть!

    Но ни один за рыбой не нырнул

    И друга в глубину не окунул.


    Вставал над морем искрометный круг,

    Летели гуси дикие на юг.

    А позади за ниткою гусиной

    Спешил на юг косяк перепелиный.


    Летели гуси в огненный рассвет,

    А с корабля смотрели им вослед,-

    Как на смотру — ладонь у козырька,-

    Два вахтенных — бывалых моряка!


    Эдуард Асадов

  128. irina:

    ЭДУАРД АСАДОВ: МИНИАТЮРА                                                                
    Старик, моливший золотую рыбку,
    Свершил, пожалуй, главную ошибку:
    Ему бы жадной бабке не служить
    И не просить корыто и дворянство,
    Боярский дом и сказочное царство,
    А новую старуху попросить!

  129. elena:

    САМЫЙ ЛУЧШИЙ — НАШ Э.АСАДОВ!

  130. tatjana:

    Первый поцелуй (Э. Асадов)

    Мама дочь ругает строго
    За ночное возвращенье.
    Дочь зарделась у порога
    От обиды и смущенья.

    А слова звучат такие,
    Что пощечин тяжелей.
    Оскорбительные, злые
    Хуже яростных шмелей.
    Друг за другом мчат вдогонку,
    Жгут, пронзают, как свинец:
    Но за что клянут девчонку?!
    В чем же дело, наконец?

    Так ли страшно опозданье,
    Если в звоне внешних струй
    Было первое свиданье,
    Первый в жизни поцелуй!
    Если счастье не из книжки,
    Если нынче где-то там
    Бродит он, ее парнишка!
    Улыбаясь звездным вспышкам,

    Людям, окнам, фонарям:
    Если нежность их созрела,
    Школьным догмам вопреки,
    Поцелуй — он был несмелым,
    По-мальчишьи неумелым,
    Но упрямым по-мужски.
    Шли то медленно, то быстро,
    Что-то пели без конца:

    И стучали чисто-чисто,
    Близко-близко их сердца.
    Так зачем худое слово?
    Для чего нападок грома?
    Разве вправду эти двое
    Что-то делают дурное?
    Где ж там грех? Откуда? В чем?
    И, чем дочь громить словами.

    Распаляясь как в бою,
    Лучше б просто вспомнить маме
    Сад с ночными тополями,
    С песней, с робкими губами -
    Юность давнюю свою.
    Как была счастливой тоже,
    Как любила и ждала,
    И тогда отнюдь не строже,

    Даже чуточку моложе
    Мама дочери была.
    А ведь вышло разве скверно?
    До сих пор не вянет цвет!
    Значит, суть не в том, наверно:
    Где была?! Да сколько лет!
    Суть не в разных поколеньях,
    Деготь может быть везде.

    Суть здесь в чистых отношеньях,
    В настоящей красоте!
    Мама, добрая, послушай:
    Ну зачем сейчас гроза?!
    Ты взгляни девчонке в душу,
    Посмотри в ее глаза.
    Улыбнись и верь заране
    В золотинки внешних струй,
    В это первое свиданье,
    В первый в жизни поцелуй!

  131. irina:

    Любовь и трусость

    Почему так нередко любовь непрочна?

    Несхожесть характеров? Чья-то узость?

    Причин всех нельзя перечислить точно,

    Но главная все же, пожалуй, трусость.

    Да, да, не раздор, ни отсутствие страсти,

    А именно трусость первопричина.

    Она-то и есть та самая мина,

    Что чаще всего подрывает счастье.

    Неправда, что будто мы сами порою

    Не ведаем качеств своей души.

    Зачем нам лукавить перед собою,

    В основе мы знаем и то и другое,

    Когда мы плохи и когда хороши.

    Пока человек потрясений не знает,

    Неважно – хороший или плохой.

    Он в жизни обычно себе разрешает

    Быть тем, кто и есть он. Самим собой.

    Но час наступил – человек влюбляется.

    Нет, нет, на отказ не пойдет он никак.

    Он счастлив. Он страстно хочет понравиться.

    Вот тут-то, заметьте и появляется

    Трусость – двуличный и тихий враг.

    Волнуясь, боясь за исход любви

    И словно стараясь принарядиться,

    Он спрятать свои недостатки стремиться,

    Она – стушевать недостатки свои.

    Чтоб, нравясь, быть самыми лучшими, первыми,

    Чтоб как-то подкрасить характер свой,

    Скупые на время становятся щедрыми,

    Неверные -  сразу ужасно верными,

    А лгуньи – за правду стоят горой.

    Стремясь, чтобы ярче зажглась звезда,

    Влюбленные словно на цыпочки встали.

    И вроде красивей и лучше стали.

    - Ты любишь? – Конечно!

    - А ты меня? – Да!

    И все. Теперь они муж и жена.

    А дальше все так, как случиться и должно:

    Ну сколько на цыпочках выдержать можно?!

    Вот тут и ломается тишина…

     

    Теперь, когда стали семейными дни,

    Нет смысла играть в какие-то прятки.

    И лезут, как черти, на свет недостатки,

    Ну где только, право, и были они?

    Эх, если б любить, ничего не скрывая,

    Всю жизнь оставаясь самим собой,

    Тогда б не пришлось говорить с тоской:

    - А я и не думал, что ты такая!

    - А я и не знала, что ты такой!

    И может, чтоб счастье пришло сполна,

    Не надо душу двоить свою.

    Ведь храбрость, пожалуй, в любви нужна

    Не меньше, чем в космосе или в бою!

  132. irina:

    Она была так хороша собой,
    Что все мужчины с жаром каждый раз
    Любой каприз, любой ее приказ
    Бросались выполнять наперебой.

    А время шло, тускнел пожар волос,
    Она ж не чтила никаких резонов,
    И как-то раз, капризно сморщив нос,
    Она сказала: — Я хочу пионов!

    И вдруг удар: никто не встрепенулся,
    На божество никто не поднял глаз.
    И только муж пробормотал: — Сейчас, -
    Пробормотал, а сам не шелохнулся.

    Легко ли было ей в ее терзаньях,
    Ей, так привыкшей всем повелевать?!
    Как важно в жизни, помня о желаньях,
    Возможностей своих не забывать…

  133. irina:

    Эдуард Асадов.

    Зимняя сказка

    Метелица, как медведица,
    Весь вечер буянит зло,
    То воет внизу под лестницей,
    То лапой скребет стекло.

    Дома под ветром сутулятся,
    Плывут в молоке огоньки,
    Стоят постовые на улицах,
    Как белые снеговики.

    Сугробы выгнули спины,
    Пушистые, как из ваты,
    И жмутся к домам машины,
    Как зябнущие щенята.

    Кружится ветер белый,
    Посвистывает на бегу…
    Мне нужно заняться делом,
    А я никак не могу.

    Приемник бурчит бессвязно,
    В доме прохладней к ночи,
    Чайник мурлычет важно,
    А закипать не хочет.

    Все в мире сейчас загадочно,
    Все будто летит куда-то,
    Метельно, красиво, сказочно…
    А сказкам я верю свято.

    Сказка… мечта-полуночница…
    Но где ее взять? Откуда?
    А сердцу так чуда хочется,
    Пусть маленького, но чуда!

    До боли хочется верить,
    Что сбудутся вдруг мечты,
    Сквозь вьюгу звонок у двери -
    И вот на пороге ты!

    Трепетная, смущенная,
    Снится или не снится?!
    Снегом запорошенная,
    Звездочки на ресницах…

    - Не ждал меня? Скажешь, дурочка?
    А я вот явилась… Можно?-
    Сказка моя! Снегурочка!
    Чудо мое невозможное!

    Нет больше зимней ночи!
    Сердцу хмельно и ярко!
    Весело чай клокочет,
    В доме, как в пекле, жарко…

    Довольно! Хватит! Не буду!
    Полночь… гудят провода…
    Гаснут огни повсюду.
    Я знаю: сбывается чудо,
    Да только вот не всегда…

    Метелица как медведица,
    Косматая голова.
    А сердцу все-таки верится
    В несбыточные слова:

    - Не ждал меня? Скажешь, дурочка?
    Полночь гудит тревожная…
    Где ты, моя Снегурочка,
    Сказка моя невозможная?..

  134. irina:

    У женщин недолго живут секреты.
    Что правда, то правда. Но есть секрет,
    Где женщина тверже алмаза. Это:
    Сколько женщине лет?!

    Она охотней пройдет сквозь пламя
    Иль ступит ногою на хрупкий лед,
    Скорее в клетку войдет со львами,
    Чем возраст свой правильно назовет.

    И если задумал бы, может статься,
    Даже лукавейший Сатана
    В возрасте женщины разобраться,
    То плюнул и начал бы заикаться.
    Картина была бы всегда одна:

    В розовой юности между женщиной
    И возрастом разных ее бумаг
    Нету ни щелки, ни даже трещины.
    Все одинаково: шаг в шаг.

    Затем происходит процесс такой
    (Нет, нет же! Совсем без ее старания!):
    Вдруг появляется «отставание»,
    Так сказать, «маленький разнобой»…

    Паспорт все так же идет вперед,
    А женщину вроде вперед не тянет:
    То на год от паспорта отстает,
    А то переждет и на два отстанет…

    И надо сказать, что в таком пути
    Она все больше преуспевает.
    И где-то годам уже к тридцати,
    Смотришь, трех лет уже не найти,
    Ну словно бы ветром их выметает.

    И тут, конечно же, не поможет
    С любыми цифрами разговор.
    Самый дотошнейший ревизор
    Умрет, а найти ничего не сможет!

    А дальше ни сердце и ни рука
    Совсем уж от скупости не страдают.
    И вот годам уже к сорока
    Целых пять лет, хохотнув слегка,
    Загадочным образом исчезают…

    Сорок! Таинственная черта.
    Тут всякий обычный подсчет кончается,
    Ибо какие б ни шли года,
    Но только женщине никогда
    Больше, чем сорок, не исполняется!

    Пусть время куда-то вперед стремится
    И паспорт, сутулясь, бредет во тьму,
    Женщине все это ни к чему.
    Женщине будет всегда «за тридцать»…

    И, веруя в вечный пожар весны,
    Женщины в битвах не отступают.
    «Техника» нынче вокруг такая,
    Что ни морщинки, ни седины!

    И я никакой не анкетой мерю
    У женщин прожитые года.
    Бумажки — сущая ерунда,
    Я женской душе и поступкам верю.

    Женщины долго еще хороши,
    В то время как цифры бледнеют раньше.
    Паспорт, конечно, намного старше,
    Ибо у паспорта нет души!

    А если вдруг кто-то, хотя б тайком,
    Скажет, что может увянуть женщина,
    Плюньте в глаза ему, дайте затрещину
    И назовите клеветником!

  135. irina:

    История с печалью говорит
     О том, как умирали фараоны,
     Как вместе с ними в сумрак пирамид
     Живыми замуровывались жены.
     
     О, как жена, наверно, берегла
     При жизни мужа от любой напасти!
     Дарила бездну всякого тепла
     И днем, и ночью окружала счастьем.
     
     Не ела первой (муж пускай поест),
     Весь век ему понравиться старалась,
     Предупреждала всякий малый жест
     И раз по двести за день улыбалась.
     
     Бальзам втирала, чтобы не хворал,
     Поддакивала, ласками дарила.
     А чтоб затеять спор или скандал —
     Ей даже и на ум не приходило!
     
     А хворь случись — любых врачей добудет,
     Любой настой. Костьми готова лечь.
     Она ведь точно знала все, что будет,
     Коль не сумеет мужа уберечь…
     
     Да, были нравы — просто дрожь по коже
     Но как не улыбнуться по-мужски:
     Пусть фараоны — варвары, а все же
     Уж не такие были дураки!
     
     Ведь если к нам вернуться бы могли
     Каким-то чудом эти вот законы —
     С какой тогда бы страстью берегли
     И как бы нас любили наши жены!
    (Э. Асадов)

  136. irina:

    «Ты меня не любишь!!!!» — молвилажена,

    Муж в ответ присвистнул: «Воттебе и на-а-а!

    Если твой характер столько леттерплю –

    Можешь быть спокойна – дьявольскилюблю!!!»

                                                               Э.Асадов

  137. irina:

    Люблю сердца, способные простить.
    Нет-нет, отнюдь не как-нибудь бездумно,
    А с добрым сердцем, искренно и умно.
    Простить-как бы занозу удалить…
    Подчас так сладко горечь затаить,
    Ведь нет теперь уже пути обратно,
    А выйдет случай-крепко отомстить!
    Приятно? Да и как еще приятно!
    Коль отомстил-считай, что повезло:
    Дал сдачу на укусы бессердечности!
    Но зло обычно порождает зло
    , И так идет, порой, до бесконечности…
    От всепрощенья сердце не согрето,
    А беспринципность-сущая беда.
    Есть зло, когда прощенья просто нету!
    И все же так бывает не всегда.
    Пусть гневаться и даже раздражаться
    Приходится, хоть это не легко.
    А все же зло, коль честно разобраться,
    - Зачем хитрить?! Давайте признаваться:
    Порой совсем не так уж велико!
    Месть с добротою сложно совмещать.
    И что порой важнее, я не знаю,
    И все-таки стократно повторяю:
    Люблю сердца, способные прощать!
    Эдуард Асадов

  138. irina:

    Не бейте детей, никогда не бейте!
    Поймите, вы бьёте в них сами себя,
    Неважно, любя их иль не любя,
    Но делать такого вовек не смейте!

    Вы только взгляните: пред вами – дети,
    Какое ж, простите, геройство тут?!
    Но сколько ж таких, кто жестоко бьют,
    Вложив чуть не душу в тот чёрный труд,
    Заведомо зная, что не ответят!

    Кричи на них, бей! А чего стесняться?!
    Ведь мы ж многократно сильней детей!
    Но если по совести разобраться,
    То порка – бессилье больших людей!

    И сколько ж порой на детей срывается
    Всех взрослых конфликтов, обид и гроз.
    Ну как же рука только поднимается
    На ужас в глазах и потоки слёз?!

    И можно ль распущенно озлобляться,
    Калеча и душу, и детский взгляд,
    Чтоб после же искренно удивляться
    Вдруг вспышкам жестокости у ребят.

    Мир жив добротою и уваженьем,
    А плётка рождает лишь страх и ложь.
    И то, что не можешь взять убежденьем –
    Хоть тресни – побоями не возьмёшь!

    В ребячьей душе все хрустально-тонко,
    Разрушим – вовеки не соберём.
    И день, когда мы избили ребёнка,
    Пусть станет позорнейшим нашим днём!

    Когда-то подавлены вашей силою,
    Не знаю, как жить они после будут,
    Но только запомните, люди милые,
    Они той жестокости не забудут.

    Семья – это крохотная страна.
    И радости наши произрастают,
    Когда в подготовленный грунт бросают
    Лишь самые добрые семена!

  139. irina:

    Не привыкайте никогда к любви!

    Не соглашайтесь, как бы ни устали,

    Чтоб замолчали ваши соловьи

    И чтоб цветы прекрасные увяли.


    И, главное, не верьте никогда,

    Что будто всё проходит и уходит.

    Да, звёзды меркнут, но одна звезда

    По имени Любовь всегда-всегда

    Обязана гореть на небосводе!


    Не привыкайте никогда к любви,

    Разменивая счастье на привычки,

    Словно костёр на крохотные спички,

    Не мелочись, а яростно живи!


    Не привыкайте никогда к губам,

    Что будто бы вам издавна знакомы,

    Как не привыкнешь к солнцу и ветрам

    Иль ливню средь грохочущего грома!


    Да, в мелких чувствах можно вновь и вновь

    Встречать, терять и снова возвращаться,

    Но если вдруг вам выпала любовь,

    Привыкнуть к ней — как обесцветить кровь

    Иль до копейки разом проиграться!


    Не привыкайте к счастью никогда!

    Напротив, светлым озарясь гореньем,

    Смотрите на любовь свою всегда

    С живым и постоянным удивленьем.


    Алмаз не подчиняется годам

    И никогда не обратится в малость.

    Дивитесь же всегда тому, что вам

    Заслужено иль нет — судить не нам,

    Но счастье в мире всё-таки досталось!


    И, чтоб любви не таяла звезда,

    Исполнитесь возвышенным искусством:

    Не позволяйте выдыхаться чувствам,

    Не привыкайте к счастью никогда.

  140. irina:

    Боль свою вы делите с друзьями,

    Вас сейчас утешить наровят,

    А его последними словами,

    Только вы нахмуритесь, бранят.

    Да и человек ли в самом деле,

    Тот, кто вас, придя, околдовал.

    Стал вам близким через две недели,

    Месяц с вами прожил и удрал.

    Вы общались, дорогая, с дрянью.

    Что ж нам толковать о нем сейчас?!

    Дрянь не стоит долгого вниманья,

    Тут важнее говорить о вас.

    Вы его любили? Неужели?

    Но полшага разве это путь?!

    Сколько вы пудов с ним соли съели?

    Как успели в душу заглянуть?!

    Что вы знали, ведали о нем?

    То, что у него есть губы, руки,

    Комплимент, букет цветов да брюки -

    Вот и все, пожалуй, в основном?

  141. elena:

    (lo) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) :-) (v) (L) (F) (F) (F) (F) (F)

  142. irina:


    ПОДРУГИ

    Дверь общежитья… сумрак… поздний час.
    Она спешит, летит по коридору,
    Способная сейчас и пол и штору
    Поджечь огнем своих счастливых глаз!

    В груди ее уже не сердце бьется,
    А тысяча хрустальных бубенцов.
    Бежит девчонка, гулко раздается
    Веселый стук задорных каблучков.

    Хитро нахмурясь, в комнату вошла.
    - Кто здесь не спит? — начальственно спросила.
    И вдруг, расхохотавшись, подскочила
    К подруге, что читала у стола.

    Затормошила… чертики в глазах:
    - Ты все зубришь, ты все сидишь одна!
    А за окошком, посмотри, весна!
    И, может, счастье где-то в двух шагах!

    Смешная, скажешь? Ладно, принимаю!
    На все согласна. И не в этом суть.
    Влюбленных все забавными считают
    И даже глуповатыми чуть-чуть…

    Но я сейчас на это не в обиде.
    Не зря есть фраза: «горе от ума».
    Так дайте же побыть мне в глупом виде!
    Вот встретишь счастье и поймешь сама.

    Шучу, конечно. Впрочем, нет, послушай,
    Ты знаешь, что сказал он мне сейчас?
    «Ты, говорит, мне смотришь прямо в душу,
    И в ней светло-светло от этих глаз».

    Смеется над любой моей тревогой,
    Во всем такой уверенный, чудак.
    Меня зовет кувшинкой-недотрогой
    И волосы мои пушит вот так…

    Слегка смутилась. Щеки пламенели.
    И в радости заметить не смогла,
    Что у подруги пальцы побелели,
    До боли стиснув краешек стола.

    Глаза подруги — ледяное пламя.
    Спросила непослушными губами,
    Чужим и дальним голос прозвучал:
    - А он тебя в тайгу не приглашал?

    Не говорил: «Наловим карасей,
    Костер зажжем под старою сосною,
    И будем в мире только мы с тобою
    Да сказочный незримый Берендей!»

    А он просил: подругам ни гугу?
    А посмелее быть не убеждал?
    И если так, я, кажется, могу
    Помочь тебе и предсказать финал!

    Умолкла. Села. Глянула в тревоге,
    Смешинок нет, восторг перегорел,
    А пламя щек кувшинки-недотроги
    Все гуще белый заливает мел…

    Кругом весна… до самых звезд весна!
    В зеленых волнах кружится планета.
    И ей сейчас неведомо, что где-то
    Две девушки, не зажигая света,
    Подавленно застыли у окна.

    Неведомо? Но синекрылый ветер
    Трубит сквозь ночь проверенную весть
    О том, что счастье есть на белом свете,
    Пускай не в двух шагах, а все же есть!

    Поют ручьи, блестят зарницы домен,
    Гудя, бегут по рельсам поезда.
    Они кричат о том, что мир огромен
    И унывать не надо никогда,

    Что есть на свете преданные люди,
    Что радость, может, где-нибудь в пути.
    Что счастье будет, непременно будет!
    Вы слышите, девчата, счастье будет!
    И дай вам бог скорей его найти!

  143. irina:

    ЖЕНСКАЯ ЛОГИКА….. Эдуард Асадов                                                                

    — Прости меня,— промолвила она,—
    Но ты меня немного обижаешь,
    Все время вот целуешь, обнимаешь,
    Как будто я иначе не нужна!

    Он покраснел:— Ну, да… Но если любишь?
    Ведь сердце же колотится в груди!
    Как усидеть?
    — А ты вот усиди!
    Не то все сам немедленно погубишь.

    Нельзя, чтоб в чувствах появилась трещина.
    Вы все, мужчины, низменны навек!
    Пойми: перед тобою человек,
    А ты во мне все время видишь женщину!

    Я о таком на свете понаслышана,
    Что ты со мной и спорить не берись!
    — Ну, хорошо… Я понял… Не сердись…
    Пускай все будет тихо и возвышенно.

    И впрямь, отныне ни обид, ни ссор.
    Бежали дни и назначались встречи.
    Он стал почти ручным и каждый вечер
    Вел умный и красивый разговор.

    Она же хоть и счастлива была,
    Но постепенно словно бы темнела.
    Все реже улыбалась, похудела
    И вдруг (совсем немыслимое дело!)
    Взяла и на свиданье не пришла…

    Он позвонил:— В чем дело? Почему?
    — Ах, почему? Спасибо за беседы!
    А я не тумба! Хватит! Не приеду! —
    Она сквозь слезы крикнула ему.

    - Ведь это же издевка и тоска!
    Скажи, какой красноречивый книжник!
    Я, как ни странно, женщина пока,
    А ты… а ты… бесчувственный булыжник!
    1970

  144. irina:

    ЭДУАРД АСАДОВ: МИНИАТЮРА                                                                
    Старик, моливший золотую рыбку,
    Свершил, пожалуй, главную ошибку:
    Ему бы жадной бабке не служить
    И не просить корыто и дворянство,
    Боярский дом и сказочное царство,
    А новую старуху попросить!

  145. tatjana:

    Это тоже Э. Асадов , уверена ,не многие знают его миниатюры…. ПРАКТИЧЕСКИЙ СОВЕТ  Колдун снимает порчу, снимет сглаз. Но для чего нам этакие корчи? Куда важнее было б для нас, когда бы не с людей снимал он порчу, а с порченых сосисок и колбас.                   1995г     ****** Президент и министры! Вы жизнь поставили на колени! Ведь цены буквально бесятся! Вы хотя б на верёвки цены оставили, чтобы людям доступно было повеситься!   1993г.    ******* Почему за границей во  много раз жизнь богаче? Секретов тут нет никаких : потому , что работаем мы , как у нас, а зарплату хотим получать , как у них.    1992г.   ****** Сегодня всюду жулики ликуют. Красть стало проще, чем сходить на  танцы. А главное , смотреть на всё сквозь пальцы — те самые , которые воруют.    1992г.      ******Россия — весёлое государство : чем меньше спиртного в  стране моей, тем  больше и фирм ,и любых врачей , что жаждут народ  излечить от пьянства.    1991 г.    *****Сегодня редко певцы поют.Сейчас на эстраде всего моднее истошно  орать. И они орут, поскольку ведь петь же всегда  труднее. И надо им , право , сказать сейчас: пожалуйста , пойте , а  не кричите. А если же голоса нет у вас, то будет честнее, коль вы для нас попросту дружески помолчите.  1988 г.   ******РЕЦЕПТ   СЧАСТЬЯ     Запомни навек и другим скажи: хитрость и ложь  всё равно откроются. Счастья нельзя построить на лжи, ведь счастья светлые этажи только на правде строятся !   1995 г.

  146. irina:

    Любовь и трусость

    Почему так нередко любовь непрочна?

    Несхожесть характеров? Чья-то узость?

    Причин всех нельзя перечислить точно,

    Но главная все же, пожалуй, трусость.

    Да, да, не раздор, ни отсутствие страсти,

    А именно трусость первопричина.

    Она-то и есть та самая мина,

    Что чаще всего подрывает счастье.

    Неправда, что будто мы сами порою

    Не ведаем качеств своей души.

    Зачем нам лукавить перед собою,

    В основе мы знаем и то и другое,

    Когда мы плохи и когда хороши.

    Пока человек потрясений не знает,

    Неважно – хороший или плохой.

    Он в жизни обычно себе разрешает

    Быть тем, кто и есть он. Самим собой.

    Но час наступил – человек влюбляется.

    Нет, нет, на отказ не пойдет он никак.

    Он счастлив. Он страстно хочет понравиться.

    Вот тут-то, заметьте и появляется

    Трусость – двуличный и тихий враг.

    Волнуясь, боясь за исход любви

    И словно стараясь принарядиться,

    Он спрятать свои недостатки стремиться,

    Она – стушевать недостатки свои.

    Чтоб, нравясь, быть самыми лучшими, первыми,

    Чтоб как-то подкрасить характер свой,

    Скупые на время становятся щедрыми,

    Неверные -  сразу ужасно верными,

    А лгуньи – за правду стоят горой.

    Стремясь, чтобы ярче зажглась звезда,

    Влюбленные словно на цыпочки встали.

    И вроде красивей и лучше стали.

    - Ты любишь? – Конечно!

    - А ты меня? – Да!

    И все. Теперь они муж и жена.

    А дальше все так, как случиться и должно:

    Ну сколько на цыпочках выдержать можно?!

    Вот тут и ломается тишина…

     

    Теперь, когда стали семейными дни,

    Нет смысла играть в какие-то прятки.

    И лезут, как черти, на свет недостатки,

    Ну где только, право, и были они?

    Эх, если б любить, ничего не скрывая,

    Всю жизнь оставаясь самим собой,

    Тогда б не пришлось говорить с тоской:

    - А я и не думал, что ты такая!

    - А я и не знала, что ты такой!

    И может, чтоб счастье пришло сполна,

    Не надо душу двоить свою.

    Ведь храбрость, пожалуй, в любви нужна

    Не меньше, чем в космосе или в бою!

  147. irina:

    Она была так хороша собой,
    Что все мужчины с жаром каждый раз
    Любой каприз, любой ее приказ
    Бросались выполнять наперебой.

    А время шло, тускнел пожар волос,
    Она ж не чтила никаких резонов,
    И как-то раз, капризно сморщив нос,
    Она сказала: — Я хочу пионов!

    И вдруг удар: никто не встрепенулся,
    На божество никто не поднял глаз.
    И только муж пробормотал: — Сейчас, -
    Пробормотал, а сам не шелохнулся.

    Легко ли было ей в ее терзаньях,
    Ей, так привыкшей всем повелевать?!
    Как важно в жизни, помня о желаньях,
    Возможностей своих не забывать…

  148. tatjana:

    Лет прошло немало с момента их написания…..   ,    но всё так актуально и сегодня !

  149. irina:

    «Ты меня не любишь!!!!» — молвилажена,

    Муж в ответ присвистнул: «Воттебе и на-а-а!

    Если твой характер столько леттерплю –

    Можешь быть спокойна – дьявольскилюблю!!!»

                                                               Э.Асадов

  150. tatjana:

    .

    Чем больше читаю стихов Э.Асадова , тем больше убеждаюсь, что его стихи не могут наскучить , в каждой строке всё понятно и доходчиво. Вот казалось бы стихи про осень….. ОСЕННИЕ СТРОКИ.
    Багряные листья, словно улитки,
    Свернувшись, на влажной земле лежат.
    Дорожка от старой дачной калитки
    К крыльцу пробирается через сад.

    Тучки, качаясь, плывут, как лодки,
    В саду стало розово от рябин,
    А бабушка -ель на пне-сковородке
    жарит румяный солнечный блин.

    На спинке скамейки напротив дачи
    Щегол, заливаясь, горит крылом,
    А шахматный конь,что, главы не пряча,
    Искал для хозяев в боях удачи,
    Забытый валяется под столом.

    Вдали своё соло ведёт лягушка,
    Усевшись на мостике за прудом.
    А прудик пустяшный, почти игрушка,
    Затянутый ряски цветным ковром.

    Рядом,продравшись через малину,
    Ветер, лихая его душа,
    Погладил краснеющую калину
    И что-то шепнул ей, хитро дыша.

    И вдруг, рассмеявшись, нырнул в малинник
    И снова — осенняя тишина:
    Не прозвенит за стеной будильник,
    не вспыхнет огонь в глубине окна…

    Зимой здесь в сугробах утонут ели
    И дом средь морозной голубизны,
    Словно медведь, под напев метели
    В спячку погрузится до весны…

    Но будет и май, и цветенье будет,
    И вновь зазвенит голосами дом,
    И снова какие-то будут люди
    Пить чай под берёзами за столом.

    Всё тот-же малинник, и мрак, и свет,
    И та же скамейка, и та же дача,
    Всё то же как будто… но только….нет,
    Отныне всё будет совсем иначе.

    Вернутся и шутки, и дождь, и зной,
    И ветер, что бойко щекочет кожу,
    Но только не будет здесь больше той,
    Что в целой вселенной ни с кем не схожа.

    Не вскинутся весело к солнцу руки,
    Не вспыхнет задумчивой грустью взгляд,
    И тихого смеха грудные звуки
    Над книгой раскрытою не прозвучат.

    Отцветший шиповник не зацветёт,
    Молодость снова не повторяется,
    И счастье, когда оно промелькнёт,
    Назад к человеку не возвращается.

    Э.Асадов.(U) (U) (U) (U) (U) (U)

  151. tatjana:

    МНЕ УЖЕ НЕ ШЕСТНАДЦАТЬ, МАМА!
       
       Ну что ты не спишь и все ждешь упрямо?
       Не надо. Тревоги свои забудь.
       Мне ведь уже не шестнадцать, мама!
       Мне больше! И в этом, пожалуй, суть.
       
       Я знаю, уж так повелось на свете,
       И даже предчувствую твой ответ,
       Что дети всегда для матери дети,
       Пускай им хоть двадцать, хоть тридцать лет
       
       И все же с годами былые средства
       Как-то меняться уже должны.
       И прежний надзор и контроль, как в детстве,
       Уже обидны и не нужны.
       
       Ведь есть же, ну, личное очень что-то!
       Когда ж заставляют: скажи да скажи! -
       То этим нередко помимо охоты
       Тебя вынуждают прибегнуть к лжи.
       
       Родная моя, не смотри устало!
       Любовь наша крепче еще теперь.
       Ну разве ты плохо меня воспитала?
       Верь мне, пожалуйста, очень верь!
       
       И в страхе пусть сердце твое не бьется,
       Ведь я по-глупому не влюблюсь,
       Не выйду навстречу кому придется,
       С дурной компанией не свяжусь.
       
       И не полезу куда-то в яму,
       Коль повстречаю в пути беду,
       Я тотчас приду за советом, мама,
       Сразу почувствую и приду.
       
       Когда-то же надо ведь быть смелее,
       А если порой поступлю не так,
       Ну что ж, значит буду потом умнее,
       И лучше синяк, чем стеклянный колпак.
       
       Дай твои руки расцеловать,
       Самые добрые в целом свете.
       Не надо, мама, меня ревновать,
       Дети, они же не вечно дети!
       
       И ты не сиди у окна упрямо,
       Готовя в душе за вопросом вопрос.
       Мне ведь уже не шестнадцать, мама.
       Пойми. И взгляни на меня всерьез.
       
       Прошу тебя: выбрось из сердца грусть,
       И пусть тревога тебя не точит.
       Не бойся, родная. Я скоро вернусь!
       Спи, мама. Спи крепко. Спокойной ночи!

  152. tatjana:

    ХУДШАЯ ИЗМЕНА
             
       Какими на свете бывают измены?
       Измены бывают явными, тайными,
       Злыми и подлыми, как гиены,
       Крупными, мелкими и случайными.
       
       А если тайно никто не встречается,
       Не нарушает ни честь, ни обет,
       Ничто не случается, не совершается,
       Измена может быть или нет?
       
       Раздвинув два стареньких дома плечом,
       С кармашками окон на белой рубашке,
       Вырос в проулке верзила-дом,
       В железной фуражке с лепным козырьком,
       С буквами «Кинотеатр» на пряжке.
       
       Здесь, на девятом, в одной из квартир,
       Гордясь изяществом интерьера,
       Живет молодая жена инженера,
       Душа семейства и командир.
       
       Спросите мужа, спросите гостей,
       Соседей спросите, если хотите,
       И вам не без гордости скажут, что с ней
       По-фатоватому не шутите!
       
       Она и вправду такой была.
       Ничьих, кроме мужниных, ласк не знала.
       Смеялись: — Она бы на зов не пошла,
       Хоть с мужем сто лет бы в разлуке жила,
       Ни к киногерою, ни к адмиралу.
       
       И часто, иных не найдя резонов,
       От споров сердечных устав наконец,
       Друзья ее ставили в образец
       Своим беспокойным и модным женам.
       
       И все-таки, если бы кто прочел,
       О чем она втайне порой мечтает,
       Какие мысли ее посещают,
       Он только б руками тогда развел!
       
       Любила мужа иль не любила?
       Кто может ответить? Возможно — да.
       Но сердце ее постепенно остыло.
       И не было прежнего больше пыла,
       Хоть внешне все было как и всегда.
       
       Зато появилось теперь другое.
       Нет, нет, не встречалась она ни с кем!
       Но в мыслях то с этим была, то с тем…
       А в мыслях чего не свершишь порою.
       
       Эх, если б добряга, глава семейства,
       Мог только представить себе хоть раз,
       Какое коварнейшее злодейство
       Творится в объятьях его подчас!
       
       Что видит она затаенным взором
       Порой то этого, то того,
       То адмирала, то киноактера,
       И только, увы, не его самого…
       
       Она не вставала на ложный путь,
       Ни с кем свиданий не назначала,
       Запретных писем не получала,
       Ее ни в чем нельзя упрекнуть.
       
       Мир и покой средь домашних стен.
       И все-таки, если сказать откровенно,
       Быть может, как раз вот такая измена -
       Самая худшая из измен!

    (L) (U)

  153. elena:

    (lo) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) :-) (v) (L) (F) (F) (F) (F) (F)

  154. tatjana:

    Это тоже Э. Асадов , уверена ,не многие знают его миниатюры…. ПРАКТИЧЕСКИЙ СОВЕТ  Колдун снимает порчу, снимет сглаз. Но для чего нам этакие корчи? Куда важнее было б для нас, когда бы не с людей снимал он порчу, а с порченых сосисок и колбас.                   1995г     ****** Президент и министры! Вы жизнь поставили на колени! Ведь цены буквально бесятся! Вы хотя б на верёвки цены оставили, чтобы людям доступно было повеситься!   1993г.    ******* Почему за границей во  много раз жизнь богаче? Секретов тут нет никаких : потому , что работаем мы , как у нас, а зарплату хотим получать , как у них.    1992г.   ****** Сегодня всюду жулики ликуют. Красть стало проще, чем сходить на  танцы. А главное , смотреть на всё сквозь пальцы — те самые , которые воруют.    1992г.      ******Россия — весёлое государство : чем меньше спиртного в  стране моей, тем  больше и фирм ,и любых врачей , что жаждут народ  излечить от пьянства.    1991 г.    *****Сегодня редко певцы поют.Сейчас на эстраде всего моднее истошно  орать. И они орут, поскольку ведь петь же всегда  труднее. И надо им , право , сказать сейчас: пожалуйста , пойте , а  не кричите. А если же голоса нет у вас, то будет честнее, коль вы для нас попросту дружески помолчите.  1988 г.   ******РЕЦЕПТ   СЧАСТЬЯ     Запомни навек и другим скажи: хитрость и ложь  всё равно откроются. Счастья нельзя построить на лжи, ведь счастья светлые этажи только на правде строятся !   1995 г.

  155. tatjana:

    Лет прошло немало с момента их написания…..   ,    но всё так актуально и сегодня !

  156. tatjana:

    .

    Чем больше читаю стихов Э.Асадова , тем больше убеждаюсь, что его стихи не могут наскучить , в каждой строке всё понятно и доходчиво. Вот казалось бы стихи про осень….. ОСЕННИЕ СТРОКИ.
    Багряные листья, словно улитки,
    Свернувшись, на влажной земле лежат.
    Дорожка от старой дачной калитки
    К крыльцу пробирается через сад.

    Тучки, качаясь, плывут, как лодки,
    В саду стало розово от рябин,
    А бабушка -ель на пне-сковородке
    жарит румяный солнечный блин.

    На спинке скамейки напротив дачи
    Щегол, заливаясь, горит крылом,
    А шахматный конь,что, главы не пряча,
    Искал для хозяев в боях удачи,
    Забытый валяется под столом.

    Вдали своё соло ведёт лягушка,
    Усевшись на мостике за прудом.
    А прудик пустяшный, почти игрушка,
    Затянутый ряски цветным ковром.

    Рядом,продравшись через малину,
    Ветер, лихая его душа,
    Погладил краснеющую калину
    И что-то шепнул ей, хитро дыша.

    И вдруг, рассмеявшись, нырнул в малинник
    И снова — осенняя тишина:
    Не прозвенит за стеной будильник,
    не вспыхнет огонь в глубине окна…

    Зимой здесь в сугробах утонут ели
    И дом средь морозной голубизны,
    Словно медведь, под напев метели
    В спячку погрузится до весны…

    Но будет и май, и цветенье будет,
    И вновь зазвенит голосами дом,
    И снова какие-то будут люди
    Пить чай под берёзами за столом.

    Всё тот-же малинник, и мрак, и свет,
    И та же скамейка, и та же дача,
    Всё то же как будто… но только….нет,
    Отныне всё будет совсем иначе.

    Вернутся и шутки, и дождь, и зной,
    И ветер, что бойко щекочет кожу,
    Но только не будет здесь больше той,
    Что в целой вселенной ни с кем не схожа.

    Не вскинутся весело к солнцу руки,
    Не вспыхнет задумчивой грустью взгляд,
    И тихого смеха грудные звуки
    Над книгой раскрытою не прозвучат.

    Отцветший шиповник не зацветёт,
    Молодость снова не повторяется,
    И счастье, когда оно промелькнёт,
    Назад к человеку не возвращается.

    Э.Асадов.(U) (U) (U) (U) (U) (U)

  157. tatjana:

    МНЕ УЖЕ НЕ ШЕСТНАДЦАТЬ, МАМА!
       
       Ну что ты не спишь и все ждешь упрямо?
       Не надо. Тревоги свои забудь.
       Мне ведь уже не шестнадцать, мама!
       Мне больше! И в этом, пожалуй, суть.
       
       Я знаю, уж так повелось на свете,
       И даже предчувствую твой ответ,
       Что дети всегда для матери дети,
       Пускай им хоть двадцать, хоть тридцать лет
       
       И все же с годами былые средства
       Как-то меняться уже должны.
       И прежний надзор и контроль, как в детстве,
       Уже обидны и не нужны.
       
       Ведь есть же, ну, личное очень что-то!
       Когда ж заставляют: скажи да скажи! -
       То этим нередко помимо охоты
       Тебя вынуждают прибегнуть к лжи.
       
       Родная моя, не смотри устало!
       Любовь наша крепче еще теперь.
       Ну разве ты плохо меня воспитала?
       Верь мне, пожалуйста, очень верь!
       
       И в страхе пусть сердце твое не бьется,
       Ведь я по-глупому не влюблюсь,
       Не выйду навстречу кому придется,
       С дурной компанией не свяжусь.
       
       И не полезу куда-то в яму,
       Коль повстречаю в пути беду,
       Я тотчас приду за советом, мама,
       Сразу почувствую и приду.
       
       Когда-то же надо ведь быть смелее,
       А если порой поступлю не так,
       Ну что ж, значит буду потом умнее,
       И лучше синяк, чем стеклянный колпак.
       
       Дай твои руки расцеловать,
       Самые добрые в целом свете.
       Не надо, мама, меня ревновать,
       Дети, они же не вечно дети!
       
       И ты не сиди у окна упрямо,
       Готовя в душе за вопросом вопрос.
       Мне ведь уже не шестнадцать, мама.
       Пойми. И взгляни на меня всерьез.
       
       Прошу тебя: выбрось из сердца грусть,
       И пусть тревога тебя не точит.
       Не бойся, родная. Я скоро вернусь!
       Спи, мама. Спи крепко. Спокойной ночи!

  158. tatjana:

    ХУДШАЯ ИЗМЕНА
             
       Какими на свете бывают измены?
       Измены бывают явными, тайными,
       Злыми и подлыми, как гиены,
       Крупными, мелкими и случайными.
       
       А если тайно никто не встречается,
       Не нарушает ни честь, ни обет,
       Ничто не случается, не совершается,
       Измена может быть или нет?
       
       Раздвинув два стареньких дома плечом,
       С кармашками окон на белой рубашке,
       Вырос в проулке верзила-дом,
       В железной фуражке с лепным козырьком,
       С буквами «Кинотеатр» на пряжке.
       
       Здесь, на девятом, в одной из квартир,
       Гордясь изяществом интерьера,
       Живет молодая жена инженера,
       Душа семейства и командир.
       
       Спросите мужа, спросите гостей,
       Соседей спросите, если хотите,
       И вам не без гордости скажут, что с ней
       По-фатоватому не шутите!
       
       Она и вправду такой была.
       Ничьих, кроме мужниных, ласк не знала.
       Смеялись: — Она бы на зов не пошла,
       Хоть с мужем сто лет бы в разлуке жила,
       Ни к киногерою, ни к адмиралу.
       
       И часто, иных не найдя резонов,
       От споров сердечных устав наконец,
       Друзья ее ставили в образец
       Своим беспокойным и модным женам.
       
       И все-таки, если бы кто прочел,
       О чем она втайне порой мечтает,
       Какие мысли ее посещают,
       Он только б руками тогда развел!
       
       Любила мужа иль не любила?
       Кто может ответить? Возможно — да.
       Но сердце ее постепенно остыло.
       И не было прежнего больше пыла,
       Хоть внешне все было как и всегда.
       
       Зато появилось теперь другое.
       Нет, нет, не встречалась она ни с кем!
       Но в мыслях то с этим была, то с тем…
       А в мыслях чего не свершишь порою.
       
       Эх, если б добряга, глава семейства,
       Мог только представить себе хоть раз,
       Какое коварнейшее злодейство
       Творится в объятьях его подчас!
       
       Что видит она затаенным взором
       Порой то этого, то того,
       То адмирала, то киноактера,
       И только, увы, не его самого…
       
       Она не вставала на ложный путь,
       Ни с кем свиданий не назначала,
       Запретных писем не получала,
       Ее ни в чем нельзя упрекнуть.
       
       Мир и покой средь домашних стен.
       И все-таки, если сказать откровенно,
       Быть может, как раз вот такая измена -
       Самая худшая из измен!

    (L) (U)

  159. tatjana:

    НОЧЬ
       
       Как только разжались объятья,
       Девчонка вскочила с травы,
       Смущенно поправила платье
       И встала под сенью листвы.
       
       Чуть брезжил предутренний свет,
       Девчонка губу закусила,
       Потом еле слышно спросила:
       — Ты муж мне теперь или нет?
       
       Весь лес в напряжении ждал,
       Застыли ромашка и мята,
       Но парень в ответ промолчал
       И только вздохнул виновато…
       
       Видать, не поверил сейчас
       Он чистым лучам ее глаз.
       Ну чем ей, наивной, помочь
       В такую вот горькую ночь?!
       
       Эх, знать бы ей, чуять душой,
       Что в гордости, может, и сила,
       Что строгость еще ни одной
       Девчонке не повредила.
       
       И может, все вышло не так бы,
       Случись эта ночь после свадьбы.

    (U) (U) (U) (U) (U) (U) (U)

  160. tatjana:

    ПУСТЬ МЕНЯ ВОЛШЕБНИКОМ НАЗНАЧАТ

             


    Эдуард Асадов.

     (Шутка)

      Эх, девчата! Чтоб во всем удача,
       Чтоб была нетленною краса,
       Пусть меня волшебником назначат,
       И тогда наступят чудеса.

       Я начну с того, что на планете -
       Сразу ни обманов, ни тревог.
       Все цветы, какие есть на свете,
       Я, как бог, сложу у ваших ног!

       Я вам всем, брюнетки и блондинки,
       Раскрою на кофточки зарю,
       Радугу разрежу на косынки,
       Небо на отрезы раздарю.

       С красотою будет все в порядке:
       Каждый профиль хоть в музей неси!
       Ну, а чтоб какие недостатки
       Я оставил! Боже упаси!

       А для танцев и нарядов бальных
       В виде дополненья к красоте
       Я вручил бы каждой персонально
       По живой мерцающей звезде.

       Ну, а чтобы не было примеров
       Ни тоски, ни одиноких слез,
       Я по сотне лучших кавалеров
       Каждой бы на выбор преподнес!

       Я волшебной утвердил бы властью
       Царство весен, света и стихов,
       Чтоб смеялась каждая от счастья
       В день от трех и до восьми часов!

       Эх, девчата! Чтоб во всем удача,
       Чтоб всегда звенели соловьи,
       Хлопочите, милые мои,
       Пусть меня волшебником назначат!

  161. valentin:

    КОГДА МНЕ ВСТРЕЧАЕТСЯ В ЛЮДЯХ ДУРНОЕ…

    Когда мне встречается в людях дурное,
    То долгое время я верить стараюсь,
    Что это скорее всего напускное,
    Что это случайность. И я ошибаюсь.

    И, мыслям подобным ища подтвержденья,
    Стремлюсь я поверить, забыв про укор,
    Что лжец, может, просто большой фантазер,
    А хам, он, наверно, такой от смущенья.

    Что сплетник, шагнувший ко мне на порог,
    Возможно, по глупости разболтался,
    А друг, что однажды в беде не помог,
    Не предал, а просто тогда растерялся.

    Я вовсе не прячусь от бед под крыло.
    Иными тут мерками следует мерить.
    Ужасно не хочется верить во зло,
    И в подлость ужасно не хочется верить!

    Поэтому, встретив нечестных и злых,
    Нередко стараешься волей-неволей
    В душе своей словно бы выправить их И попросту «отредактировать», что ли!

    Но факты и время отнюдь не пустяк.
    И сколько порой ни насилуешь душу,
    А гниль все равно невозможно никак
    Ни спрятать, ни скрыть, как ослиные уши.

    Ведь злого, признаться, мне в жизни моей
    Не так уж и мало встречать доводилось.
    И сколько хороших надежд поразбилось,
    И сколько вот так потеряла друзей!

    И все же, и все же я верить не брошу,
    Что надо в начале любого пути
    С хорошей, с хорошей и только с хорошей,
    С доверчивой меркою к людям идти!

    Пусть будут ошибки (такое не просто),
    Но как же ты будешь безудержно рад,
    Когда эта мерка придется по росту
    Тому, с кем ты станешь богаче стократ!

    Пусть циники жалко бормочут, как дети,
    Что, дескать, непрочная штука — сердца…
    Не верю! Живут, существуют на свете
    И дружба навек, и любовь до конца!

  162. tatjana:

    Сны — обман, и верить снам не надоСны — обман, и верить снам не надо,Все во сне бывает невпопад,Так нам с детства, кажется, твердят.Был и я всегда того же взгляда.Надо думать, с самого детсада.Впрочем, шутки прочь. В моей грудиЗавелись крамольные сомненья.Я не мистик, но сама суди,Так ли уж нелепы сновиденья?Прежде, когда нам во мгле ночнойУлыбалась каждая звезда,Сколько планов я связал с тобой,Сколько раз ты снилась мне тогда!Снилось мне, что я счастливей всех,Что навеки взял твою любовь.Снился мне твой золотистый смехИ углом изломанная бровь.Сон причудлив, и порой бывало,Что во сне не то услышу я.- Надо ждать, — ты наяву сказала,А во сне сказала: — Я твоя!Сон не точен — это не беда.Главное, что были мы дружны,Главное, что снились мне тогдаРадостно-приподнятые сны.Почему ж теперь, когда с тобойПрожили мы вместе столько лет,Прежних снов уж и в помине нет,А из-за портьеры в час ночнойСон ко мне являться стал иной.Стал все чаще видеть я во снеГубы крепко сжатые твои,И все чаще стали сниться мнеОстрые словесные бои.Сон причудлив, и все больше сталоНадо мной свистеть сердитых стрел.Наяву ты холодно сказала:- Я люблю, но попросту устала. -А во сне сказала: — Надоел.Сон не точен, это не беда.Главное теперь, пожалуй, в том,Что не так мы, кажется, живем.Что порою стало нам вдвоемНеуютно так, как никогда.Говорят, что верить снам не надо.Сны — мираж, туманные края…Прежде был и я того же взгляда,А теперь вот усомнился я.Ничего на свете не случится.Для того, чтоб стали мы дружны,Сами что-то сделать мы должны.Вот тогда, наверно, будут снитьсяМне, как прежде, радостные сны.

  163. tatjana:

    НОЧЬ
       
       Как только разжались объятья,
       Девчонка вскочила с травы,
       Смущенно поправила платье
       И встала под сенью листвы.
       
       Чуть брезжил предутренний свет,
       Девчонка губу закусила,
       Потом еле слышно спросила:
       — Ты муж мне теперь или нет?
       
       Весь лес в напряжении ждал,
       Застыли ромашка и мята,
       Но парень в ответ промолчал
       И только вздохнул виновато…
       
       Видать, не поверил сейчас
       Он чистым лучам ее глаз.
       Ну чем ей, наивной, помочь
       В такую вот горькую ночь?!
       
       Эх, знать бы ей, чуять душой,
       Что в гордости, может, и сила,
       Что строгость еще ни одной
       Девчонке не повредила.
       
       И может, все вышло не так бы,
       Случись эта ночь после свадьбы.

    (U) (U) (U) (U) (U) (U) (U)

  164. valentin:

    Трусиха

    Шар луны под звездным абажуром
    Озарял уснувший городок.
    Шли, смеясь, по набережной хмурой
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — хрупкий стебелек.

    Видно, распалясь от разговора,
    Парень, между прочим, рассказал,
    Как однажды в бурю ради спора
    Он морской залив переплывал,

    Как боролся с дьявольским теченьем,
    Как швыряла молнии гроза.
    И она смотрела с восхищеньем
    В смелые, горячие глаза…

    А потом, вздохнув, сказала тихо:
    - Я бы там от страха умерла.
    Знаешь, я ужасная трусиха,
    Ни за что б в грозу не поплыла!

    Парень улыбнулся снисходительно,
    Притянул девчонку не спеша
    И сказал:- Ты просто восхитительна,
    Ах ты, воробьиная душа!

    Подбородок пальцем ей приподнял
    И поцеловал. Качался мост,
    Ветер пел… И для нее сегодня
    Мир был сплошь из музыки и звезд!

    Так в ночи по набережной хмурой
    Шли вдвоем сквозь спящий городок
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — хрупкий стебелек.

    А когда, пройдя полоску света,
    В тень акаций дремлющих вошли,
    Два плечистых темных силуэта
    Выросли вдруг как из-под земли.

    Первый хрипло буркнул:- Стоп, цыпленки!
    Путь закрыт, и никаких гвоздей!
    Кольца, серьги, часики, деньжонки —
    Все, что есть,- на бочку, и живей!

    А второй, пуская дым в усы,
    Наблюдал, как, от волненья бурый,
    Парень со спортивною фигурой
    Стал спеша отстегивать часы.

    И, довольный, видимо, успехом,
    Рыжеусый хмыкнул:- Эй, коза!
    Что надулась?! — И берет со смехом
    Натянул девчонке на глаза.

    Дальше было все как взрыв гранаты:
    Девушка беретик сорвала
    И словами:- Мразь! Фашист проклятый!-
    Как огнем детину обожгла.

    - Комсомол пугаешь? Врешь, подонок!
    Ты же враг! Ты жизнь людскую пьешь!-
    Голос рвется, яростен и звонок:
    - Нож в кармане? Мне плевать на нож!

    За убийство — стенка ожидает.
    Ну, а коль от раны упаду,
    То запомни: выживу, узнаю!
    Где б ты ни был, все равно найду!

    И глаза в глаза взглянула твердо.
    Тот смешался:- Ладно… тише, гром…-
    А второй промямлил:- Ну их к черту! —
    И фигуры скрылись за углом.

    Лунный диск, на млечную дорогу
    Выбравшись, шагал наискосок
    И смотрел задумчиво и строго
    Сверху вниз на спящий городок,

    Где без слов по набережной хмурой
    Шли, чуть слышно гравием шурша,
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — слабая натура,
    «Трус» и «воробьиная душа».

  165. tatjana:

    ПУСТЬ МЕНЯ ВОЛШЕБНИКОМ НАЗНАЧАТ

             


    Эдуард Асадов.

     (Шутка)

      Эх, девчата! Чтоб во всем удача,
       Чтоб была нетленною краса,
       Пусть меня волшебником назначат,
       И тогда наступят чудеса.

       Я начну с того, что на планете -
       Сразу ни обманов, ни тревог.
       Все цветы, какие есть на свете,
       Я, как бог, сложу у ваших ног!

       Я вам всем, брюнетки и блондинки,
       Раскрою на кофточки зарю,
       Радугу разрежу на косынки,
       Небо на отрезы раздарю.

       С красотою будет все в порядке:
       Каждый профиль хоть в музей неси!
       Ну, а чтоб какие недостатки
       Я оставил! Боже упаси!

       А для танцев и нарядов бальных
       В виде дополненья к красоте
       Я вручил бы каждой персонально
       По живой мерцающей звезде.

       Ну, а чтобы не было примеров
       Ни тоски, ни одиноких слез,
       Я по сотне лучших кавалеров
       Каждой бы на выбор преподнес!

       Я волшебной утвердил бы властью
       Царство весен, света и стихов,
       Чтоб смеялась каждая от счастья
       В день от трех и до восьми часов!

       Эх, девчата! Чтоб во всем удача,
       Чтоб всегда звенели соловьи,
       Хлопочите, милые мои,
       Пусть меня волшебником назначат!

  166. alla:

    Мне тоже нравится, еще со школы.

  167. valentin:

    КОГДА МНЕ ВСТРЕЧАЕТСЯ В ЛЮДЯХ ДУРНОЕ…

    Когда мне встречается в людях дурное,
    То долгое время я верить стараюсь,
    Что это скорее всего напускное,
    Что это случайность. И я ошибаюсь.

    И, мыслям подобным ища подтвержденья,
    Стремлюсь я поверить, забыв про укор,
    Что лжец, может, просто большой фантазер,
    А хам, он, наверно, такой от смущенья.

    Что сплетник, шагнувший ко мне на порог,
    Возможно, по глупости разболтался,
    А друг, что однажды в беде не помог,
    Не предал, а просто тогда растерялся.

    Я вовсе не прячусь от бед под крыло.
    Иными тут мерками следует мерить.
    Ужасно не хочется верить во зло,
    И в подлость ужасно не хочется верить!

    Поэтому, встретив нечестных и злых,
    Нередко стараешься волей-неволей
    В душе своей словно бы выправить их И попросту «отредактировать», что ли!

    Но факты и время отнюдь не пустяк.
    И сколько порой ни насилуешь душу,
    А гниль все равно невозможно никак
    Ни спрятать, ни скрыть, как ослиные уши.

    Ведь злого, признаться, мне в жизни моей
    Не так уж и мало встречать доводилось.
    И сколько хороших надежд поразбилось,
    И сколько вот так потеряла друзей!

    И все же, и все же я верить не брошу,
    Что надо в начале любого пути
    С хорошей, с хорошей и только с хорошей,
    С доверчивой меркою к людям идти!

    Пусть будут ошибки (такое не просто),
    Но как же ты будешь безудержно рад,
    Когда эта мерка придется по росту
    Тому, с кем ты станешь богаче стократ!

    Пусть циники жалко бормочут, как дети,
    Что, дескать, непрочная штука — сердца…
    Не верю! Живут, существуют на свете
    И дружба навек, и любовь до конца!

  168. tatjana:

    Сны — обман, и верить снам не надоСны — обман, и верить снам не надо,Все во сне бывает невпопад,Так нам с детства, кажется, твердят.Был и я всегда того же взгляда.Надо думать, с самого детсада.Впрочем, шутки прочь. В моей грудиЗавелись крамольные сомненья.Я не мистик, но сама суди,Так ли уж нелепы сновиденья?Прежде, когда нам во мгле ночнойУлыбалась каждая звезда,Сколько планов я связал с тобой,Сколько раз ты снилась мне тогда!Снилось мне, что я счастливей всех,Что навеки взял твою любовь.Снился мне твой золотистый смехИ углом изломанная бровь.Сон причудлив, и порой бывало,Что во сне не то услышу я.- Надо ждать, — ты наяву сказала,А во сне сказала: — Я твоя!Сон не точен — это не беда.Главное, что были мы дружны,Главное, что снились мне тогдаРадостно-приподнятые сны.Почему ж теперь, когда с тобойПрожили мы вместе столько лет,Прежних снов уж и в помине нет,А из-за портьеры в час ночнойСон ко мне являться стал иной.Стал все чаще видеть я во снеГубы крепко сжатые твои,И все чаще стали сниться мнеОстрые словесные бои.Сон причудлив, и все больше сталоНадо мной свистеть сердитых стрел.Наяву ты холодно сказала:- Я люблю, но попросту устала. -А во сне сказала: — Надоел.Сон не точен, это не беда.Главное теперь, пожалуй, в том,Что не так мы, кажется, живем.Что порою стало нам вдвоемНеуютно так, как никогда.Говорят, что верить снам не надо.Сны — мираж, туманные края…Прежде был и я того же взгляда,А теперь вот усомнился я.Ничего на свете не случится.Для того, чтоб стали мы дружны,Сами что-то сделать мы должны.Вот тогда, наверно, будут снитьсяМне, как прежде, радостные сны.

  169. valentin:

    Трусиха

    Шар луны под звездным абажуром
    Озарял уснувший городок.
    Шли, смеясь, по набережной хмурой
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — хрупкий стебелек.

    Видно, распалясь от разговора,
    Парень, между прочим, рассказал,
    Как однажды в бурю ради спора
    Он морской залив переплывал,

    Как боролся с дьявольским теченьем,
    Как швыряла молнии гроза.
    И она смотрела с восхищеньем
    В смелые, горячие глаза…

    А потом, вздохнув, сказала тихо:
    - Я бы там от страха умерла.
    Знаешь, я ужасная трусиха,
    Ни за что б в грозу не поплыла!

    Парень улыбнулся снисходительно,
    Притянул девчонку не спеша
    И сказал:- Ты просто восхитительна,
    Ах ты, воробьиная душа!

    Подбородок пальцем ей приподнял
    И поцеловал. Качался мост,
    Ветер пел… И для нее сегодня
    Мир был сплошь из музыки и звезд!

    Так в ночи по набережной хмурой
    Шли вдвоем сквозь спящий городок
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — хрупкий стебелек.

    А когда, пройдя полоску света,
    В тень акаций дремлющих вошли,
    Два плечистых темных силуэта
    Выросли вдруг как из-под земли.

    Первый хрипло буркнул:- Стоп, цыпленки!
    Путь закрыт, и никаких гвоздей!
    Кольца, серьги, часики, деньжонки —
    Все, что есть,- на бочку, и живей!

    А второй, пуская дым в усы,
    Наблюдал, как, от волненья бурый,
    Парень со спортивною фигурой
    Стал спеша отстегивать часы.

    И, довольный, видимо, успехом,
    Рыжеусый хмыкнул:- Эй, коза!
    Что надулась?! — И берет со смехом
    Натянул девчонке на глаза.

    Дальше было все как взрыв гранаты:
    Девушка беретик сорвала
    И словами:- Мразь! Фашист проклятый!-
    Как огнем детину обожгла.

    - Комсомол пугаешь? Врешь, подонок!
    Ты же враг! Ты жизнь людскую пьешь!-
    Голос рвется, яростен и звонок:
    - Нож в кармане? Мне плевать на нож!

    За убийство — стенка ожидает.
    Ну, а коль от раны упаду,
    То запомни: выживу, узнаю!
    Где б ты ни был, все равно найду!

    И глаза в глаза взглянула твердо.
    Тот смешался:- Ладно… тише, гром…-
    А второй промямлил:- Ну их к черту! —
    И фигуры скрылись за углом.

    Лунный диск, на млечную дорогу
    Выбравшись, шагал наискосок
    И смотрел задумчиво и строго
    Сверху вниз на спящий городок,

    Где без слов по набережной хмурой
    Шли, чуть слышно гравием шурша,
    Парень со спортивною фигурой
    И девчонка — слабая натура,
    «Трус» и «воробьиная душа».

  170. alla:

    Мне тоже нравится, еще со школы.

  171. tatjana:

    Эдуард Асадов. В его стихах — жизнь!

    Прости меня – промолвила она,
    — Но ты меня немного обижаешь,
    Все время вот целуешь обнимаешь,
    Как будто я иначе не нужна!

    Показать полностью..Прости меня – промолвила она,
    — Но ты меня немного обижаешь,
    Все время вот целуешь обнимаешь,
    Как будто я иначе не нужна!

    Он покраснел: Ну..да…но если любишь?
    Ведь сердце же колотится в груди!
    Как усидеть? – А ты вот усиди!
    Не то все сам немедленно погубишь!

    Нельзя, чтоб в чувствах появилась трещина.
    Вы все мужчины – низменны навек!
    Пойми: перед тобою человек,
    А ты во мне все время видишь женщину!

    Я о таком на свете понаслышана,
    Что ты со мной и спорить не берись!
    -Ну хорошо!….Я понял…не сердись…
    Пускай все будет тихо и возвышенно.

    И впрямь, отныне не обид ни ссор.
    Бежали дни, и назначались встречи.
    Он стал почти ручным и каждый вечер
    Вел умный и красивый разговор.

    Она же хоть и счастлива была,
    Но постепенно словно бы темнела.
    Все реже улыбалась, похудела,
    И вдруг (совсем немыслимое дело)
    Взяла и на свиданье не пришла….

    Он позвонил: — В чем дело, почему?
    -Ах , почему! Спасибо за беседы!
    А я не тумба! Хватит! Не пойду! –
    Она сквозь слезы крикнула ему.

    Ведь это же издевка и тоска!
    Скажи, какой красноречивый книжник!
    Я, как ни странно, женщина пока!
    А ты…..а ты…..бесчувственный булыжник.

  172. varvara:

    Как понять женщину, если мы сами порой себя не понимаем………..

  173. tatjana:

    Эдуард Асадов. В его стихах — жизнь!

    Прости меня – промолвила она,
    — Но ты меня немного обижаешь,
    Все время вот целуешь обнимаешь,
    Как будто я иначе не нужна!

    Показать полностью..Прости меня – промолвила она,
    — Но ты меня немного обижаешь,
    Все время вот целуешь обнимаешь,
    Как будто я иначе не нужна!

    Он покраснел: Ну..да…но если любишь?
    Ведь сердце же колотится в груди!
    Как усидеть? – А ты вот усиди!
    Не то все сам немедленно погубишь!

    Нельзя, чтоб в чувствах появилась трещина.
    Вы все мужчины – низменны навек!
    Пойми: перед тобою человек,
    А ты во мне все время видишь женщину!

    Я о таком на свете понаслышана,
    Что ты со мной и спорить не берись!
    -Ну хорошо!….Я понял…не сердись…
    Пускай все будет тихо и возвышенно.

    И впрямь, отныне не обид ни ссор.
    Бежали дни, и назначались встречи.
    Он стал почти ручным и каждый вечер
    Вел умный и красивый разговор.

    Она же хоть и счастлива была,
    Но постепенно словно бы темнела.
    Все реже улыбалась, похудела,
    И вдруг (совсем немыслимое дело)
    Взяла и на свиданье не пришла….

    Он позвонил: — В чем дело, почему?
    -Ах , почему! Спасибо за беседы!
    А я не тумба! Хватит! Не пойду! –
    Она сквозь слезы крикнула ему.

    Ведь это же издевка и тоска!
    Скажи, какой красноречивый книжник!
    Я, как ни странно, женщина пока!
    А ты…..а ты…..бесчувственный булыжник.

  174. valentin:

    То ли мысердцами остываем,
    То ль забита прозой голова,
    Только мы все реже вспоминаем
    Светлые и нежные слова.
    Впрочем, сколько человек ни бегает
    Средь житейских бурь и суеты,
    Только сердце все равно потребует
    Рано или поздно красоты.
    И не очень это справедливо -
    Верить в молчаливую любовь.
    Разве молчуны всегда правдивы?
    Лгут ведь часто и без лишних слов!
    Чувства могут при словах отсутствовать.
    Может быть и все наоборот.
    Ну а если говорить и чувствовать?
    Разве плохо говорить и чувствовать?
    Разве сердце этого не ждет?
    Что для нас лимон без аромата?
    Витамин, не более того.
    Что такое небо без заката?
    Что без песен птица? Ничего!
    Пусть слова сверкают золотинками,
    И не год, не два, а целый век!
    Человек не может жить инстинктами,
    Человек — на то и человек!
    И уж коль действительно хотите,
    Чтоб звенела счастьем голова,
    Ничего-то в сердце не таите,
    Говорите, люди, говорите
    Самые хорошие слова!

    Э.Асадов

  175. varvara:

    Как понять женщину, если мы сами порой себя не понимаем………..

  176. tatjana:

    Эдуард Асадов
    РАЗРЫВ

    Битвы словесной стихла гроза.
    Полные гнева, супруг и супруга
    Молча стояли друг против друга,
    Сузив от ненависти глаза.

    Все корабли за собою сожгли,
    Вспомнили все, что было плохого.
    Каждый поступок и каждое слово -
    Все, не щадя, на свет извлекли.

    Годы их дружбы, сердец их биенье -
    Все перечеркнуто без сожаленья.
    Часто на свете так получается:
    В ссоре хорошее забывается.

    Тихо. Обоим уже не до споров.
    Каждый умолк, губу закусив.
    Нынче не просто домашняя ссора,
    Нынче конец отношений. Разрыв.

    Все, что решить надлежало,- решили.
    Все, что раздела ждало,- разделили.
    Только в одном не смогли согласиться,
    Это одно не могло разделиться.

    Там, за стеною, в ребячьем углу
    Сын их трудился, сопя, на полу.
    Кубик на кубик. Готово! Конец!
    Пестрый, как сказка, вырос дворец.

    - Милый! — подавленными голосами
    Молвили оба.- Мы вот что хотим…-
    Сын повернулся к папе и маме
    И улыбнулся приветливо им.

    - Мы расстаемся… совсем… окончательно…
    Так нужно, так лучше… И надо решить,
    Ты не пугайся. Слушай внимательно:
    С мамой иль с папой будешь ты жить?

    Смотрит мальчишка на них встревожено.
    Оба взволнованны… Шутят иль нет?
    Палец в рот положил настороженно.
    - И с мамой и с папой,- сказал он в ответ.

    - Нет, ты не понял! — И сложный вопрос
    Каждый ему втолковать спешит.
    Но сын уже морщит облупленный нос
    И подозрительно губы кривит…

    Упрямо сердце мальчишечье билось,
    Взрослых не в силах понять до конца.
    Не выбирало и не делилось,
    Никак не делилось на мать и отца!

    Мальчишка! Как ни внушали ему,
    Он мокрые щеки лишь тер кулаками,
    Понять не умея никак: почему
    Так лучше ему, папе и маме?

    В любви излишен, друзья, совет.
    Трудно в чужих делах разбираться.
    Пусть каждый решает, любить или нет?
    И где сходиться и где расставаться?

    И все же порой в сумятице дел,
    В ссоре иль в острой сердечной драме
    Прошу только вспомнить, увидеть глазами
    Мальчишку, что драмы понять не сумел
    И только щеки тер кулаками.

  177. valentin:

    То ли мысердцами остываем,
    То ль забита прозой голова,
    Только мы все реже вспоминаем
    Светлые и нежные слова.
    Впрочем, сколько человек ни бегает
    Средь житейских бурь и суеты,
    Только сердце все равно потребует
    Рано или поздно красоты.
    И не очень это справедливо -
    Верить в молчаливую любовь.
    Разве молчуны всегда правдивы?
    Лгут ведь часто и без лишних слов!
    Чувства могут при словах отсутствовать.
    Может быть и все наоборот.
    Ну а если говорить и чувствовать?
    Разве плохо говорить и чувствовать?
    Разве сердце этого не ждет?
    Что для нас лимон без аромата?
    Витамин, не более того.
    Что такое небо без заката?
    Что без песен птица? Ничего!
    Пусть слова сверкают золотинками,
    И не год, не два, а целый век!
    Человек не может жить инстинктами,
    Человек — на то и человек!
    И уж коль действительно хотите,
    Чтоб звенела счастьем голова,
    Ничего-то в сердце не таите,
    Говорите, люди, говорите
    Самые хорошие слова!

    Э.Асадов

  178. tatjana:

    Эдуард Асадов
    РАЗРЫВ

    Битвы словесной стихла гроза.
    Полные гнева, супруг и супруга
    Молча стояли друг против друга,
    Сузив от ненависти глаза.

    Все корабли за собою сожгли,
    Вспомнили все, что было плохого.
    Каждый поступок и каждое слово -
    Все, не щадя, на свет извлекли.

    Годы их дружбы, сердец их биенье -
    Все перечеркнуто без сожаленья.
    Часто на свете так получается:
    В ссоре хорошее забывается.

    Тихо. Обоим уже не до споров.
    Каждый умолк, губу закусив.
    Нынче не просто домашняя ссора,
    Нынче конец отношений. Разрыв.

    Все, что решить надлежало,- решили.
    Все, что раздела ждало,- разделили.
    Только в одном не смогли согласиться,
    Это одно не могло разделиться.

    Там, за стеною, в ребячьем углу
    Сын их трудился, сопя, на полу.
    Кубик на кубик. Готово! Конец!
    Пестрый, как сказка, вырос дворец.

    - Милый! — подавленными голосами
    Молвили оба.- Мы вот что хотим…-
    Сын повернулся к папе и маме
    И улыбнулся приветливо им.

    - Мы расстаемся… совсем… окончательно…
    Так нужно, так лучше… И надо решить,
    Ты не пугайся. Слушай внимательно:
    С мамой иль с папой будешь ты жить?

    Смотрит мальчишка на них встревожено.
    Оба взволнованны… Шутят иль нет?
    Палец в рот положил настороженно.
    - И с мамой и с папой,- сказал он в ответ.

    - Нет, ты не понял! — И сложный вопрос
    Каждый ему втолковать спешит.
    Но сын уже морщит облупленный нос
    И подозрительно губы кривит…

    Упрямо сердце мальчишечье билось,
    Взрослых не в силах понять до конца.
    Не выбирало и не делилось,
    Никак не делилось на мать и отца!

    Мальчишка! Как ни внушали ему,
    Он мокрые щеки лишь тер кулаками,
    Понять не умея никак: почему
    Так лучше ему, папе и маме?

    В любви излишен, друзья, совет.
    Трудно в чужих делах разбираться.
    Пусть каждый решает, любить или нет?
    И где сходиться и где расставаться?

    И все же порой в сумятице дел,
    В ссоре иль в острой сердечной драме
    Прошу только вспомнить, увидеть глазами
    Мальчишку, что драмы понять не сумел
    И только щеки тер кулаками.

  179. tatjana:

    Эдуард Асадов«Ах, как мы нередко…»Ах, как мы нередко странны бываем!Ну просто не ведаем, что творим:Ясность подчас ни за что считаем,А путаность чуть ли не свято чтим.Вот живет человек, как игрок без правил,Взгляды меняя, как пиджаки.То этой дорогой стопы направил,То эту дорогу уже оставил,И все получается. Все с руки.С усмешкой поигрывая словами,Глядит многозначаще вам в глаза.Сегодня он с вами, а завтра с нами.Сегодня он — «против», а завтра — «за»…И странно: знакомые не клеймятТакие шатания и болтания.Напротив, находятся оправдания.- Сложность характера, — говорят.Вот и выходит, что все идет:Оденется пестро — оригинален,Ругает политику — смелый парень!Похвалит политику — патриот!Противоречив? Ну и что ж такого -Молодо-зелено! Ерунда!А брякнет скандальное где-то слово -Мы рядом же! Выправим. Не беда!И вот все с ним носятся, все стараются,А он еще радостнее шумит.Ему эта «сложность» ужасно нравится.Вот так и живет он: грешит и кается,Кается снова и вновь грешит!И ладно б так только в живых общениях,Но сколько бывает и в наши дниВ науке, пьесах, стихотворенияхПустой и надуманной трескотни.Когда преподносят вам вместо симфонииКакой-то грохочущий камнепад,Вы удивляетесь: — Где же симфония?Это же дикая какофония!- Нет, сложная музыка, — говорят.А если вы книгу стихов возьмете,Где слов сумбурный водоворот,Где рифмы вопят на надрывной ноте,То вы лишь затылок рукой потрете:- О чем он? Шут их не разберет!..Стихи словно ребус. Стихи-загадки.Все пестро, а мыслей-то никаких!Не надо терзать себя. Все в порядке.Это «новаторство», «сложный стих».А тот, кто себя знатоком считает,Чтоб вдруг не сказали, что он глупец,Хоть ничего-то не понимает,Но с важным лицом головой киваетИ шепчет: — Вот здорово! Молодец!»Сложное творчество», «смелый гений»,»Сложный характер»! И так во всем!Не часто ли мы по душевной лениИ сами на эти крючки клюем!Ведь если типичнейшего нуляЗа что-то яркое принимают,Не слишком ли это напоминаетСказку про голого короля?!И почему простота в общеньеИ в смелых суждениях прямота -Самое сложное из мышлений,Самое светлое из общенийПорою не ценятся ни черта?!И сколько же жалкая ординарностьБудет прятаться с юных летЗа фразами «сложность», «оригинальность»И ненавидеть принципиальность,Как злые сычи ненавидят свет?!Нельзя, чтоб в петушьем наряде серостьШумела, задириста и пуста.Не в этом, товарищи, наша зрелость,Пусть царствуют ум, красота и смелость,А значит — ясность и простота!

  180. tatjana:

    Эдуард Асадов«Ах, как мы нередко…»Ах, как мы нередко странны бываем!Ну просто не ведаем, что творим:Ясность подчас ни за что считаем,А путаность чуть ли не свято чтим.Вот живет человек, как игрок без правил,Взгляды меняя, как пиджаки.То этой дорогой стопы направил,То эту дорогу уже оставил,И все получается. Все с руки.С усмешкой поигрывая словами,Глядит многозначаще вам в глаза.Сегодня он с вами, а завтра с нами.Сегодня он — «против», а завтра — «за»…И странно: знакомые не клеймятТакие шатания и болтания.Напротив, находятся оправдания.- Сложность характера, — говорят.Вот и выходит, что все идет:Оденется пестро — оригинален,Ругает политику — смелый парень!Похвалит политику — патриот!Противоречив? Ну и что ж такого -Молодо-зелено! Ерунда!А брякнет скандальное где-то слово -Мы рядом же! Выправим. Не беда!И вот все с ним носятся, все стараются,А он еще радостнее шумит.Ему эта «сложность» ужасно нравится.Вот так и живет он: грешит и кается,Кается снова и вновь грешит!И ладно б так только в живых общениях,Но сколько бывает и в наши дниВ науке, пьесах, стихотворенияхПустой и надуманной трескотни.Когда преподносят вам вместо симфонииКакой-то грохочущий камнепад,Вы удивляетесь: — Где же симфония?Это же дикая какофония!- Нет, сложная музыка, — говорят.А если вы книгу стихов возьмете,Где слов сумбурный водоворот,Где рифмы вопят на надрывной ноте,То вы лишь затылок рукой потрете:- О чем он? Шут их не разберет!..Стихи словно ребус. Стихи-загадки.Все пестро, а мыслей-то никаких!Не надо терзать себя. Все в порядке.Это «новаторство», «сложный стих».А тот, кто себя знатоком считает,Чтоб вдруг не сказали, что он глупец,Хоть ничего-то не понимает,Но с важным лицом головой киваетИ шепчет: — Вот здорово! Молодец!»Сложное творчество», «смелый гений»,»Сложный характер»! И так во всем!Не часто ли мы по душевной лениИ сами на эти крючки клюем!Ведь если типичнейшего нуляЗа что-то яркое принимают,Не слишком ли это напоминаетСказку про голого короля?!И почему простота в общеньеИ в смелых суждениях прямота -Самое сложное из мышлений,Самое светлое из общенийПорою не ценятся ни черта?!И сколько же жалкая ординарностьБудет прятаться с юных летЗа фразами «сложность», «оригинальность»И ненавидеть принципиальность,Как злые сычи ненавидят свет?!Нельзя, чтоб в петушьем наряде серостьШумела, задириста и пуста.Не в этом, товарищи, наша зрелость,Пусть царствуют ум, красота и смелость,А значит — ясность и простота!

  181. tatjana:

    —>Если грянет беда и душа твоя волком завоет,
    И ты вдруг обратишься к друзьям в многотрудной судьбе,
    И друзья, что б помочь, забегут может статься к тебе,
    Если помощь та им ничегошеньки будет не стоить.

    Если ж надо потратить достаточно время и сил
    Или с денежной суммой какой-то на время расстаться,
    Вот тогда ты узнаешь, как «дорог» ты всем и как «мил»,
    И как быстро начнут все друзья твои вдруг испаряться.

    И лишь кто-то, быть может, не спрячет души, не сбежит,
    И поделиться искренне всем: и рублем и душою,
    Не унизит надменным сочувствием и не схитрит,
    И в любых непогодах останется рядом с тобою.

    Как же сладко с друзьями упрямо шагать до конца
    И чтоб сверху судьба улыбалась сияющим ликом…
    Только как все же грустно, что светлые эти сердца
    Слишком редко встречаются нам в мире великом…

    Э.Асадов

  182. tatjana:

    —>Если грянет беда и душа твоя волком завоет,
    И ты вдруг обратишься к друзьям в многотрудной судьбе,
    И друзья, что б помочь, забегут может статься к тебе,
    Если помощь та им ничегошеньки будет не стоить.

    Если ж надо потратить достаточно время и сил
    Или с денежной суммой какой-то на время расстаться,
    Вот тогда ты узнаешь, как «дорог» ты всем и как «мил»,
    И как быстро начнут все друзья твои вдруг испаряться.

    И лишь кто-то, быть может, не спрячет души, не сбежит,
    И поделиться искренне всем: и рублем и душою,
    Не унизит надменным сочувствием и не схитрит,
    И в любых непогодах останется рядом с тобою.

    Как же сладко с друзьями упрямо шагать до конца
    И чтоб сверху судьба улыбалась сияющим ликом…
    Только как все же грустно, что светлые эти сердца
    Слишком редко встречаются нам в мире великом…

    Э.Асадов

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.