Пишу просто, без затей. Авторская страница Зинаиды Маркиной. Прошу оставлять комментарии,

Пишу просто, без затей. Авторская страница Зинаиды Маркиной. Прошу оставлять комментарии, даже нелицеприятные, равнодушие не терплю.
Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

112 комментариев к записи “Пишу просто, без затей. Авторская страница Зинаиды Маркиной. Прошу оставлять комментарии,”

  1. zinaida:

    Сначала они поселились в Холоне, а потом Рива предложила мужу расстаться. Он разозлился и уехал в Хайфу: здесь проживал его дальний родственник. Но тот его не принял.
    Старик снял небольшую комнатку на Адаре и стал жить один. Старика мучил диабет, положили в больницу, отрезали большой палец на ноге. Но….
    У Соломыча был необычно мобильный характер, он ничего не боялся и часто начинал жить сначала. Однажды он пришел радостный: в Хайфе для пенсионеров отремонтировали бывший дом арабов и начали заселение. Ему удалось попасть туда в небольшую комнату с общим балконом.
    Мы помогли ему переехать. В этот момент ко мне пришла моя знакомая Эся, пожилая, маленькая женщина.
    - Кто она? – спросил Соломыч.
    - Понравилась?
    - Ничего, аккуратненькая.
    С тех пор Соломыч и Эся стали приходить вдвоем. Нет, вместе они не жили, встречались. Эся готовила своему приятелю борщи и котлеты, а тот ел с аппетитом и хвалил. Но эта идиллия длилась недолго: Соломыч показал свой взрывной характер, если ему попадала вожжа под хвост, он был невыносим. Этого мы о нем не знали: в нашем доме Соломыч был милейшим человеком.
    Эся страдала от характера приятеля, но и расставаться с ним не спешила.
    - Почему? – спросила я, — Любите его?
    - Скучно одной, все-таки мужчина рядом, есть с кем погулять, не всегда же он такой дурной. Не пьет, не курит. Муж мой пил сильно, обижал меня, и то прожили 20 лет до его смерти.
    Соломыч посвежел, поздоровел, в квартирке его была чистота и обед тоже. Вырос животик, округлились впалые щечки. Чем больше он хорошел, тем больше наглел: он уже не стеснялся кричать на Эсю при всех.
    - Соломыч, что вы делаете? — сказала я ему, — Вы потеряете Эсю.
    - Ну и что? – ответил он, — Нина, неужели ты не понимаешь, что она — безмозглая дура, у нее образование 3 класса, знаешь? О чем с ней говорить, о борще?
    - Вы – страшный человек, — ответила я, — посмотрите, как вы похорошели, помолодели…Питаетесь нормально, рядом с вами приятная женщина.
    - А интеллекта у нее никакого. Базарная баба. Я ее выгоню.
    Я ничего не сказала Эсе, пусть сами разбираются. Старик остался один, ему это тоже не нравилось. Соломыч купил у соседки подержанный диван и гордился им, словно заслуженным орденом, показывал его знакомым. Это была единственная мебель, которую он не подобрал на улице.

  2. zinaida:

    Только ночью, при свете керосиновой лампы, удавалось немного почитать, керосин ценился на вес золота. Любил Соломыч и механизмы, разбирал и пытался собрать все, что попадало ему в руки, частенько за это бывал наказан или побит. Отец умер во время войны: тяжелый диабет, впал в кому и не вышел из нее. В жизни Соломыч пробивался сам: окончил математический факультет университета, преподавал математику, вскоре неожиданно пригласили преподавать летчикам, он согласился. Соломыч имел прочные знания во многих областях, талантов ему было не занимать. Рассказчиков таких, как он, немного на свете. Освоил специальность механика по самолетам, способный и трудолюбивый, вскоре получил хорошую должность и заработок.
    Зато….в личной жизни ему не повезло. Личная жизнь Соломыча не складывалась с самого начала: уж больно он был сам по себе. Никаким законам и условностям не подчинялся.
    С Ривой он познакомился в больнице, там лежал с воспалением легких. Она дежурила на посту, медсестра была строга и неприступна. Этакая нежная Снежная Королева, не улыбнется лишний раз.
    - Я возьму эту крепость, — решил Соломыч и начал штурм. Дарил подарки, рассказывал байки из жизни летчиков. Потихоньку в сердце Снежной Королевы треснул лед, и брешь была пробита.
    Рива была красива, и поклонников у нее хоть отбавляй, но настырный Соломыч всем дал от ворот поворот и завладел красавицей-медсестрой. Свадьба, хоть и скромная, состоялась. Молодая жена не распознала характер своего избранника, а ведь могла бы им управлять. Ей это не удалось, он для нее был непонятен. Родились две дочки, а Соломыч… Он любил вольную жизнь. Нет, он не был ловеласом, но и семьянина из него не получилось. Он мотался по командировкам, находил для себя доступных женщин, развлекался. Приезжал домой с радужной надеждой стать первоклассным мужем и отцом. Увы, его непостоянная натура не давала ему возможности сделать это, и все шло по-старому. На работе Соломыча считали чудаком, часто подшучивали над ним, порой даже жестоко. Один раз он упал в сугроб головой и еле выбрался оттуда, чуть не задохнулся. Таких случаев у него было немало. Его национальность не стала в жизни препятствием: евреем не обзывали, уважали за познания, звали «ходячей энциклопедией». Перед абсорбцией в Израиль все у него пошло наперекосяк: в семье стал чужим, заболел тяжелым диабетом, с работы уволили: казахи «разлюбили» людей другой нации, тем более, евреев.
    В Израиль приехали все вместе: Рива, Соломыч, дочки с семьями и любимая внученька Наташка. Соломыч считал Наташку главным достижением своей жизни. Для нее он не жалел ничего, но девчонка видела отношение к нему взрослых, старика не почитала.

  3. zinaida:

    Я попрощалась с ним и пошла домой. Не придала значения этой встрече, мало ли кого встретишь на пути, училась в Ульпане, встречалась с Альбиной и Верой.
    Субботним утром люблю поспать, вот и в эту субботу в 8 утра я видела сладкий сон. Меня разбудил звонок в дверь. На пороге стоял улыбающийся Соломон Львович с двумя огромными кастрюлями и пакетом в руках. Вид у него был торжественный и счастливый.
    - Вы? – удивилась я, — Как вы узнали номер моей квартиры?
    - Проследил, — улыбнулся он, — Впустите же меня!
    - Ничего не понимаю, — сказала я, — Что вам надо? И тише: у меня сын спит.
    - Пора вставать, уже утро, — добродушно произнес он, — Сын, иди сюда, утро на дворе, птички поют!
    Сын, заспанный и недовольный, прямо в трусах прошел в кухню:
    - Мама, — сказал он, — кто там пришел?
    Увидев старика, поздоровался.
    - Меня зовут Соломон Львович, — сказал он сыну, — Я недавно познакомился с твоей мамой. На Нордау, у фонтана.
    Сын улыбнулся:
    - Соломон Львович, звучит, как СолОмыч, здорово!
    - Вот и называйте меня СолОмыч, оригинально. Молодец, — похвалил он сына, — Работает голова. А теперь все за стол! Намечается праздничный обед.
    - У вас день рождения? – спрашиваю.
    - У меня каждую субботу праздник. Я ночую с пятницы на субботу в ешиве, а это мне дали, — и Соломыч открыл кастрюли. В одной из них аппетитно румянились куриные четверти, в другой – фаршированная рыба, а в пакете – пудинг и куски сладкого пирога.
    - Ну, как? – спросил он.
    С тех пор Соломыч стал частенько появляться у нас в доме. Каждую субботу с провизией, а в такие дни без нее. Смотрел телевизор, играл с сыном в шахматы, рассказывал о своей жизни. Иногда казалось, что он — наш родственник, настолько старик был привязан к нам.
    Соломыч родился на Украине в дружной еврейской семье. Когда говорил о матери, то на его глаза наворачивались слезы, и он, не стесняясь, плакал. Много у него братьев и сестер, он был младшим. Сейчас почти никого в живых уже нет, только две младших сестры: одна в Питере, другая – в Германии с дочерью. Соломыч с детства считался любознательным: читал все, что попадало под руку, а попадало немного: детство выпало военное, в эвакуации приходилось работать в колхозе после школы.

  4. zinaida:

    Скучно, тоскливо, никого не знаю…
    И вдруг стенд с объявлением: выступает пианист, исполняется музыка довоенных лет, цена билета 10 шекелей. В зале рядом со мной сидит приятная женщина, интеллигентная, гораздо старше меня. После концерта вышли вместе, познакомились, договорились гулять по вечерам.
    И вот я, моя новая знакомая Альбина и ее приятельница Вера, ровесница и землячка Альбины, идем по пешеходной улице Нордау, беседуем о новых книгах, об искусстве, о своих бывших профессиях. Бурлит любимый горожанами фонтан, изрыгая зевом хрустальные брызги, в кафе излишне громко беседуют посетители, бегают ребятишки, радуясь тихому, теплому вечеру.
    - Нина, — спрашивают меня новые подруги, — А чем ты занималась в России?
    Пытаюсь рассказать им о своей прежней работе просто и доступно, но они не все понимают, далеки от этого: одна – библиотекарь, другая – педагог. И вдруг…в наш разговор вклинивается пожилой мужчина и вполне толково объясняет основы моей профессии.
    - Соломон Львович, — представился он, — Из Казахстана, специалист по самолетам, а также математик.
    Мы посмотрели на него и улыбнулись. Внешний вид его жутко комичен, несерьезен, и тем не менее… Наш новый знакомый — небольшого роста, средней комплекции, в клетчатой старенькой рубашке, белесых шортах и выцветшей кепке-бейсболке. Черты лица типично семитские, незапоминающиеся. Разве грустные навыкат глаза привлекали внимание. Ему было тоскливо одному, в этот вечер он шел с нами и говорил, говорил… без умолку. Слушать его было интересно: предлагались рассказы из жизни аэропорта и летчиков. Мне даже показалось, что ему понравилась одна из моих спутниц. Что ж, подумала, пусть знакомится, женщины его возраста, мужей у них нет, а он неглуп, интересный человек, а прибрать и придать товарный вид мужчине каждая женщина сможет по своему вкусу.
    Мы проводили до дома обеих женщин, и Соломон Львович любезно довел меня до моего дома.
    - Ниночка, — сказал он мне, — Вы мне понравились, я бы хотел встречаться с вами.
    - Простите, — ответила я, — Это в мои планы не входит, и потом…вы намного старше меня, а я … в общем, давайте останемся просто знакомыми.

  5. zinaida:

    СолОмыч

    Первый год моей жизни в Израиле. Мы с сыном снимаем в Хайфе малюсенькую квартирку на карке, на Адаре, где нам предстоит прожить целый год. Хозяйка – скупая и препротивная тетка, приехавшая из Польши, пытается выжать из нас побольше денег. Убеждает, что Адар – прекрасный район. Рядом – рынок, библиотека, клуб… Но пугают варварски гудящие под окном машины и шумливые соседи. Я еще не знаю, что в квартире рядом обитают проститутки, и клиенты, постоянно путающие адрес веселой квартиры, в любое время дня и ночи звонят нам.

  6. zinaida:

    Осеньке-Оскару

    Ресниц кокетливые шторки,
    Лукавый и задорный взгляд,
    Курносик-носик, ротик – норка
    Каштан волос, что так блестят.

    В улыбке светятся два зуба,
    Водитель мчит на ходунках.
    Мальчишка шустрый и неглупый:
    Бутылку держит сам в руках.

    Садится Оська на качели,
    Коленки- мячики спустив.
    В его глазах сквозит веселье.
    Ах, до чего же он красив!

    Он ловко дрыгает ногами,
    Как будто движется вперед.
    Стоят игрушки в полной гамме
    Цветов и просятся в полет.

    Мелькают розовые пятки,
    И слышится веселый смех.
    Болтает наш любимец сладкий,
    Хотя понятно не для всех.

    Ест суп да кашку с аппетитом,
    И пьет у мамы молочко.
    Бывает чуточку сердитый,
    Познать все в мире нелегко.

    Наш Оскар в доме главный самый
    Начальник, все ему верны.
    В восторге тают папа с мамой.
    Малыш, в тебя мы влюблены!

  7. zinaida:

    Веселый старик

    В домике у речки жил старик веселый,
    На гармошке старенькой по утрам играл.
    Выгонял корову, внуков ждал из школы.
    И, представьте, вечером песни сочинял.

    Старика в селе любили, уважали.
    Он на свадьбах  раньше первый был плясун.
    Лысая макушка, кудри облетали.
    Но остался дедушка – плут и  говорун.

    Девяносто справили. И… не стало деда.
    Только речка быстрая по утрам журчит,
    Словно  продолжает с дедушкой беседу.
    А старик забавный преспокойно спит.

    Только не кончается жизнь после смерти.
    Подросли внучата, сразу за гармонь.
    Знаем, продолжается все на белом свете.
    Паренек играет. Музыка-огонь!
    июнь 2012

  8. zinaida:

    - Она давно ничего не понимает, — сказал сын-пенсионер.
    Работы по спасению старушки продолжались, на это были брошены все силы медиков. До меня очередь никак не доходила. Наконец, старушку увезли прямо на кровати, медики стали подходить по очереди к нам, остальным.
    Полная, уютная врачиха взяла у меня из вены кровь, оставив в ней иглу на всякий случай. Расспросила у сына все про меня, так как я с ивритом дружу плохо, и ушла, сказав, что повезет кровь на анализ. Прошел час. Мне хотелось домой, хоть немного прикорнуть, но…надо ждать. А ждать в таком состоянии…..
    Сын пошел покурить и рассказал мне, что привезли араба, он лег на постель, уснул, а рядом сидели его родственники и просили врачей его не будить.
    Народу в приемном покое не уменьшалось. Чувствую, что, если не уйду домой, заболею еще хуже.
    Подошел, наконец, доктор, владеющий русским.
    - Мы сейчас вам сделаем капельницу небольшую, гормональную, и такую же ингаляцию, а затем отпустим домой.
    - Гормоны, да вы что? Это страшная вещь, — сказала я, — а что-то другое можно?
    - Как хотите, — равнодушно сказал доктор.
    Мне было настолько плохо, что я вынуждена была согласиться. После процедур мне стало значительно легче.
    Села в машину сына, мы поехали домой. По дороге рассуждали о том, стоило ли спасать почти столетнюю старуху, которая все равно уже ничего не понимает? Почему не спешат к тем, кто еще должен жить. Нет, речь идет не обо мне, а о молодых людях.
    Проболела еще две недели. И снова это состояние проявилось, но я нашла в себе силы, чтобы бороться с этим самостоятельно.
    Нет, не поеду больше в больницу, не хочу!
    На первый взгляд израильские больницы не те, что в России, там есть и лекарства и хорошее питание, красивое и чистое постельное белье. В каждой палате туалеты с биде и чистой бумагой. Даже внешний вид больниц напоминает хороший отель. Только….упаси меня, Боже, снова попасть туда.

  9. zinaida:

    И где меня только не было

    Заболела я сильно, а в больницу попала прямо первого января. Повез меня сын в мокед – это когда все врачи уже не работают, платный на месте. Худенькая, порхающая врачиха в яркой кофточке и с взлохмаченными волосами, даже не осмотрев меня, попросила пойти и сделать рентгеновский снимок легких, что и было сделано.
    Увидев снимок, жизнерадостная дама сказала в двух словах, которые понимают все, даже не знающие иврита:
    - Мацав каше меод. (Положение очень серьезное)
    Это означало, что мое положение очень тяжелое. Естественно, нелегкое, если я обратилась в вечернее время к платному врачу. Мне сделали ингаляцию и дали направление в миюн – приемный покой больницы. Просили даже домой не заезжать, есть опасность для жизни. Очень срочно! Мне стало страшно, сыну тоже. Было уже ночное время, но народу в миюне уйма. Врачи и медсестры все в бегах, если посмотреть сверху, то покажется, что куча муравьев бегает по всем нужным и ненужным дорожкам. На входе измерили температуру, она была свыше 38. Мое дыхание прерывалось сильным астматическим кашлем.
    - Посидите здесь, — указывая на диванчик,сказала тоненькая миловидная медсестра, пока что-то освободится.
    Вскоре для меня нашлось место, положили. Я оказалась в маленьком, отгороженной шторами, помещении. Одна из штор была полуоткрыта, я увидела то ли старика, то ли старуху, страшно хрипящего под дыхательным аппаратом, самостоятельно дышать эта старушка, как выяснилось, уже не могла. Зрелище было ужасающим. Все силы медиков были брошены на спасение агонирующей старухи. Ее сын, мужчина лет 70, заметно волновался. Врач попросил его кое-что разъяснить матери.

  10. zinaida:

    ЧАЙ С ЛИМОНОМ

    А мы с тобой пьем чай с лимоном
    И говорим, и говорим…
    Ну, вспомни, был и ты влюбленным.
    Ах, сколько лет! Ах, сколько зим!

    Ты помнишь заполночь беседы
    И телефонные звонки?
    Весною милые рассветы,
    Очей горящих огоньки?

    А мы с тобой пьем чай с лимоном,
    Давным-давно остывший чай.
    Ты, отпылавший, невлюбленный,
    Мне шепчешь ласково: «Прощай».

    «Нет, не прощай, а досвиданье,
    не забывай меня, друг мой.
    Прости за недопониманье,
    Прости, мой самый дорогой.

    А я счастливая такая!
    Теперь я знаю, почему.
    Ведь на стакан горячий чая
    Всегда зайти смогу к нему.

  11. zinaida:

    - Ее зовут Алина, она – молодая художница.
    - А если и у нее не будет детей?
    - Значит, не судьба, но думаю, что с ней таких проблем не будет. Ей всего 22, а тебе 35.
    - А тебе 46, половину жизни ты потратил на свои удовольствия, ты – эгоист.
    - Дашка, не таи обиду, столько лет мы прожили с тобой в любви и согласии, просто отпусти меня, прошу.
    Прощальный вечер был напряженно-грустным, и почти без слов общаться быстро надоело.
    - Ешь,- сказала я, не зная, о чем говорить, — тут твои любимые блюда. Алина не умеет их готовить. Салаты мои, фирменные.
    - А ты, почему ты не ешь?
    - Раздумываю над жизнью. Наверно потому, что не хочу прощаться с любовью, не хочу, — я заплакала.
    Он взял носовой платок, вытер мои глаза:
    - Не плачь, Дашка, я вовсе не такой хороший человек, ты не много теряешь, поверь. Скорее я – плохой, грубый, жестокий….не человек – монстр.
    - Прости, соринка в глаз попала, а, возможно, тушь. Я переживу, не бойся. Только…
    - Что только?
    - Я не могу тебе не сообщить одну важную новость. Она тебя ни к чему не обязывает, выслушай меня.
    - Говори скорей, умираю от любопытства, — ты так любил узнавать обо всех важных событиях.
    - Врач ошибся. Я все-таки беременна, жду малыша, хотела тебе рассказать, а…тут эти проводы. Без любви все равно жизнь не получится, поверь, а ты любишь Алину. Зачем тебе слушать про моего ребенка? Ты уходишь к другой, любимой, а мы будем жить вдвоем: я и мой малышок. Я буду любить его, он – меня, в нашей маленькой семье будет царить мир и согласие.
    - Дашка, это правда?- ты бросился ко мне и принялся целовать, — Правда?
    - Как и то, что ты уходишь художнице.
    - С чего ты взяла? Я не ухожу, остаюсь с тобой. Не прогонишь?
    - А ты как думаешь?
    На столе стояла нетронутая бутылка вина, уныло скучали салаты и деликатесы…сыр покрылся холодным потом.
    Только мы снова стали счастливы, теперь с нами был он — наш пока нерожденный малыш. Наша любовь словно воскресла из сожженного пепла. А, может, она и не собиралась уходить? Просто мы рано пошли ее провожать, да вовремя одумались. О- ду- ма-лись!
    21 июля 2009 Зинаида Маркина

  12. zinaida:

    …Я помню нашу первую встречу, те слова, которые мы сказали в тот день друг другу. Тебе было — 38, мне – 27, у каждого из нас было по несчастливому браку и невеселому разводу. Мы, словно глупые бабочки, потянулись к огоньку неодиночества сразу, не думая, не медля…Возможно, поэтому и обожгли крылышки…
    - Девушка, — окрикнул ты меня на проспекте Мира, — вы не подскажите, как пройти к книжному магазину?
    - Вы почти дошли до него, заверните за угол, и увидите, — ответила я.
    - Я слышал, — сказал ты, — что там огромный выбор репродукций импрессионистов.
    - Это на самом деле так, я тоже их обожаю, — сказала я, и неожиданно для себя добавила, — пожалуй, я тоже зайду, вдруг там новинки появились.
    …Вечером ты пришел с букетом цветов, красивой книгой с репродукциями художников 19 века и бутылкой вина «Изабелла»…
    Мы стали жить вдвоем, купаясь в любви и счастье. Старалась тебе угождать, зная, что ты — увлеченный человек, реставрируешь картины, пишешь свои. Немного жалела, что совсем не умею рисовать, а то бы мы….. Я – обычная учительница русского и литературы в школе, но как много времени требует эта рутинная работа! Хотя я создана именно для нее. А ты – творец, этим все сказано. Творец!
    Мы стали видеться все реже, хотя стали настоящими мужем и женой. Ты пропадал в мастерской, я – в школе. И только по ночам мы могли наслаждаться нашей маленькой свободой, нашей близостью. Ты мечтал о сыне и дочке, умоляя меня сделать тебе скорее такой подарок, а я не беременела…
    …Слова врача, словно выстрелы, зазвучали для меня приговором: я не смогу стать матерью. Не смогу никогда. Я долго не говорила тебе, даже сама старалась не помнить этого, но ты хотел малыша и даже придумывал для него имя.
    - Мальчика назовем Елисеем, сказочное старинное имя, а девочку Елизаветой, так звали мою любимую бабушку. Ты согласна, Дашка? – спрашивал он.
    - Согласна, — отвечала, но при этом отводила в сторону глаза, не умею врать. Даже ложь во спасение мне претит.
    Потом плакала в туалете и выходила к мужу веселой и жизнерадостной. Не могла по-другому. Боялась его потерять. И вот теряю. Рушится весь, созданный мною, картонный мир. Рассыпается.
    …Правда все равно выплыла наружу. Подружка лучшая сболтнула: мать-одиночка с двумя детьми… Она имела виды на моего «маляра», а я этого не замечала, дурочка. Разве он на нее посмотрит! Он на самом деле не заинтересовался ей, она оттолкнула его своими сплетнями. Он долго не мог поверить…
    Другая хочет отнять его у меня, а я не сопротивляюсь. Глупая самоуверенная гусыня! Ну и портрет бездетной училки, которая никому не нужна. Лишь гордость и ничего, кроме нее…
    - Дашка, прости, я, кажется, полюбил другую женщину, она станет матерью моих детей, так, по крайней мере, пообещала, — жестко сказал ты, ожидая слез и истерики, но я молчала. Словно остолбенела, словно из человека превратилась в камень.
    Только спросила:
    - А я?
    - Считай меня своим другом, если нужна будет помощь, приходи, никогда не откажу. Пойми: я хочу стать отцом, Дашка, прости. С тобой это не получается.
    - Кто она?

  13. zinaida:

    Проводы любви

    Вот и расстаемся. Навсегда. И я не скажу тебе то, что хотела. Хотя знаю, для тебя это важно, но не буду, не хочу, ты сам должен разобраться в своей жизни. Сегодня хороним нашу любовь. Только никто не знает, как это делать.
    Последний ужин вдвоем — со свечами, любимой итальянской музыкой и вином «Изабелла», ты такую же красивую бутылку мне принес в первый день нашего знакомства. Я в последний раз смотрю на печальный прощальный стол: все приготовлено так, как ты любишь. Карп, жареный в сметане, фаршированные кабачки, мясо по-французски, картофель, запеченный с сыром, салаты. И бутерброды с маслом и красной икрой. Когда еще удастся отведать таких деликатесов, ведь для одной себя не захочется такую вкуснятину готовить!

  14. zinaida:

    [ ]15.05.09, 11:21

    Зимой под зонтиком

    Умереть – не встать, а  зима ли это?,
    На Урале,  Новый год  и… дождь?!…
    И  народ гуляет прямо до рассвета,
    На телеэкране  — шамкающий  вождь.

    Ты и я. Вдвоем. Чудное везенье!
    Сколько встреч ненужных и чужих людей.
    Что мы будем делать? Принимай решенье!
    Не тяни резину, милый чародей.

    Мне сказал любимый:
    - Нет тебя дороже,
    Если бы ты знала, как тебя люблю!

    Как же так случилось, человек хороший,

    Все твои признанья враз свелись к нулю?


    Я в кругу семейном даты отмечаю…
    Новогодний вечер, как девчонка, жду.
    Словно вновь с любимым, дивно молодая,
    По сугробам с ярким зонтиком иду.

    Зинаида Маркина 2008 июль

  15. zinaida:

    На реке, на реченьке

    (по картине Александра Иванова)

    Каталися на лодочке мы с Васей,
    Река у нас в поселке глубока.
    Надела платье белое в атласе.
    Как я полна, и в бедрах широка!

    Влюбился в меня Вася ни на шутку.
    Он в клетчатом явился пиджаке.
    Кормила на реке  с утра я утку.
    - Пойдем, Дуняша, скатим по реке.

    Вчера я в лавке шляпку прикупила.
    О Боже, Вася, как тебе фасон?
    С Васяткой покататься….очень мило,
    Как пахнет он! Какой одеколон!

    Река текла и  весело журчала.
    Друг другом любовались мы всерьез.
    У Васи были бутерброды с салом,
    Бутылку с квасом он с собой принес.

    Все съели мы с огромным аппетитом.
    Хотела  милого ВаськА поцеловать.
    Вдруг лодка накренилась, как корыто,
    Но мой Василий смог ее поднять.

    Держу я шляпку, улыбаюсь Васе.
    Какой же он! Таких не отыскать!
    Я верю: наши чувства не погасим.
    За Васю выйду. Не хочу скрывать.
    июль 2012

  16. zinaida:

    А Валерку Хайта из радиомагазина на углу?
    - Еще как знаю, он был моим первым мужем. Кот, гуляющий сам по себе. А Розу рыжую знаешь из соседней парикмахерской?
    - Смутно помню.
    - Это наша родственница, теперь в Америке живет.
    Заговорились за полночь. Она постелила ему в салоне, но проснулся Цукерман рядом с Диной.
    - Как честный человек, ты должен на мне жениться, — пошутила она.
    - Женюсь, ей-Богу! А что у нас на завтрак?
    - Блины с творогом.
    - Откуда ты узнала, что я их очень люблю?
    - Не скажу.
    К приезду мамы и Леи Цукерман успел сделать Дине предложение.
    - Ты такая уютная, я не встречал подобной, — улыбаясь, сказал Михаил.
    - А мне тетя сказала, что ты неприступный.
    - Просто ты нашла ко мне самый короткий путь, заманила блинчиками и пирожками. Хитрая!
    Они рассмеялись.
    -Ну и дела! – думал Цукерман, — Еще несколько дней назад я даже не знал о существовании этой женщины, а сегодня…дороже ее нет. Странная штука жизнь.
    - Мишенька, — сказала Дина, — Как в жизни все интересно, неделю назад я и не думала, что в моей жизни появишься ты, любитель блинчиков и пирожков.
    - Тебя это расстраивает?
    - Что ты! Зато есть, для кого все это готовить.
    - Вот уж не думал, что так быстро сдамся во власть женщины.
    - Ты расстроен?
    - Что ты! Я даже хочу, чтобы ты с гордостью носила мою анекдотическую фамилию.
    - Я согласна.
    Через несколько месяцев они оформили брак. Только мама Цукермана немного обижена: не зовут молодые ее жить к себе.
    - Понимаешь, мама, двум медведям в берлоге тесно, а так и тебе хорошо, и нам.
    - Ладно, лишь бы ты был счастлив, — вздохнув, проговорила мама, но в ее душе все равно была печаль. Но и радость, что ее сын, наконец, оказался хорошим семьянином. Как и его отец. В конце концов, надо же было ему когда-то жениться. А в гости она будет ездить, хоть и нечасто. Зачем мешать молодым?

  17. zinaida:

    Женщин в цехе не было, кроме уборщицы Сары, немолодой и угрюмой. Говорили, что она такая, потому что сын – наркоман, а дочь в проститутки подалась. Какая тут радость? Остались те женщины, которые обед выдают. Он пригляделся к ним: белокурая кокетка Мария – вертихвостка типа Миры, Авива слишком молодая и глупенькая, а Поля….может, Поля? Но одинокой Полю не назовешь, у нее три дочки, внуки…ей покоя от них нет. Поля тоже не подходит.
    Он спешил домой рассказать обо всем маме: так привык. Но мамы дома не оказалось, только записка: «Мишенька, ключи возьмешь в седьмой квартире. Я уехала срочно в Нетивот, серьезно заболела моя двоюродная сестра Двойра. Пробуду несколько дней. Целую, мама»
    В седьмой квартире жила горбоносая Лея, хорошая подруга мамы. Он позвонил дверь, но вместо сморщенного личика старой Леи увидел круглое щекастое и улыбающееся лицо женщины лет 45. Она смотрела на него приветливо, как на старого приятеля.
    - Здравствуйте, — робко сказал он, — А где Лея, мама оставила ключ…и…
    - Проходите. Вы – Миша?
    - Да.
    - Погодите минутку. Сначала познакомимся. Я – племянница тети Леи из Хайфы, меня зовут Дина.
    - Очень приятно, но где ключ?
    - Дело в том, что тетя Лея вместо своего ключа нечаянно взяла ваш. Увы…
    - Мда….Когда она придет?
    - Она уехала с вашей мамой. Так что придется вам несколько дней пожить здесь, хорошо, что у тетушки две комнаты.
    - Сейчас позвоню маме.
    Цукерман вышел в коридор и стал звонить маме. Но телефон был отключен. Цукерман занервничал, что делать?
    - Я переночую у Рабиновича, — сказал он Дине, — Не хочу быть для вас обузой.
    - Не уходите, я настряпала пирожков с мясом, с ними мне одной не справиться. Помогите мне, ну, пожалуйста! – Она смотрела на него так приветливо, что Цукерман не смог отказаться. И пирожки на столе были соблазнительными, а ароматный чай с клубничным вареньем был настолько ароматным, что хотелось пить еще и еще.
    - Миша, откуда вы приехали в Израиль? – спросила Дина.
    -Из Гомеля.
    -Надо же! И я из Гомеля.
    - Вот это да! А я думал, вы из Твери, как Лея.
    - У нее муж был военный, вот они и жили во всех городах. Он в Твери решил остаться, там и умер.
    Вскоре пирожки были основательно уничтожены, а Миша и Дина говорили о родном городе, искали общих знакомых. И находили.
    - Помнишь газировщицу Басю с кривыми ногами?
    - Ага, она такая смешная была. Какая газировка у нее чудная была! Светлая ей память!

  18. zinaida:

    Цукерман
    Цукерман прожил всю сознательную жизнь с заботливыми родителями. Так и не женился. Конечно, были у него и женщины, возможно, и дети, только о них он не знал. Зачем? Ему так было хорошо в своей семье, где мама каждую неделю перестилала для него чистую постель, а на завтрак жарила его любимые блинчики с творогом. Но все хорошее кончается. Отец скоропостижно ушел туда, откуда возврата нет, а мама решила женить горячо любимого ребенка 52 лет.
    - Какие женщины тебе нравятся, Мишутка? – спросила она.
    - Уютные, — одним слово ответил Цукерман, и мама все поняла. Они привыкли понимать друг друга с полуслова.
    Однажды он пришел домой, а в кресле напротив мамы сидела ярко накрашенная и довольно привлекательная толстушка в нежно бирюзовом брючном костюме. Она кокетливо улыбалась.
    - Это ваш сын, Рая? Какая прелесть! Какие глаза, какой римский нос! Это лицо – произведение искусства. Не ожидала, — промолвила дама, словно говорила о том, кого нет в помещении.
    - Мишенька, познакомься, это Мира, правда, прелестное создание? – сказала мама.
    - Угу, — буркнул Цукерман, — прелестное. Только я в шахматный клуб спешу. Играю с Рабиновичем ответственную партию, от этого зависит, кто поедет на чемпионат. Пожалуй, я оставлю вас, простите.
    - Можно я с вами? – спросила толстушка.
    - Почему нет? Только там одни мужики, – вопросом на вопрос ответил Цукерман, идти с этой женщиной в клуб ему не хотелось.
    По дороге Мира попросила купить ей мороженое «Лакомку». Она болтала без умолку о спектакле, который вчера довелось посмотреть, о женщине, которая живет у нее за стенкой и портит настроение, слушая тяжелый рок. Они вошли в клуб. Находившиеся там мужчины сразу отреагировали на незнакомку.
    - Миша, познакомь с дамой! – потребовал Рабинович, жизнерадостный толстяк с пивным животиком.
    - Какая женщина! Мне б такую! – сказал Жора, шумливый горский еврей, а его приятель с тех же мест — верзила Дани пригласил Миру за столик.
    Мире понравилось быть в центре внимания. Она рассылала улыбки всем и каждому, словно кинозвезда на ковровой дорожке.
    Матч Цукерман выиграл и спешил рассказать об этом маме. Он оглянулся. Мира сидела с Дани и нежно трепала наманикюренным пальчиком его рано поседевшие и поредевшие кудри. Отлично. Цукерман, не прощаясь, ушел.
    - Где Мира? – спросила мама.
    - Ушла к другому. Мама, да не моя эта женщина: яркая, шумная, мне б что попроще, поуютней.
    - На работе приглядись.

  19. zinaida:

    Дорочка, здравствуй!

    - Ой, кого я вижу! Дорочка! Здравствуй! Сколько лет, сколько зим!
    - Позавчера виделись, Белла, у тебя склероз.
    - Так, Дорочка, это было позавчера, давно. Я успела соскучиться по тебе, дорогая.
    - Соскучиться! Позвонила бы, сходили бы вместе в парк.
    - В парк? Да ни за что. Сидит там целое сборище стариков, и нам косточки перемывают. Помнишь, Дусю? Что только про нее не говорят: и грязнуля, и готовить не умеет, и живот у нее огромный….Хочешь, чтобы и нас так обсуждали? Нет, Дорочка, я не желаю.
    - Я тебя не заставляю, Белла. Как твой Гриша, где вы ему 80 лет отмечать будете?
    - Нашла героя, он уже давно к Верке сбежал, к той, горбатенькой, у нее квартирка своя, а я на съемной пока живу. Так что я свободна и счастлива. Паразит этот Гришка, богатенькую искал. Как я ненавижу эту Верку!
    - Нельзя так, Белла, мы уже пожилые люди, нельзя нам кого-то ненавидеть, Бог покарает.
    - Чего? Глупая ты, Дорочка, всем доверяешь. И что ты с этим подлецом Еськой связалась, сидит на твоей шее, альфонс проклятый.
    - Я связалась с ним 55 лет назад, приходится вдвоем доживать, мы с ним счастливы, помогаем друг другу. Он – не альфонс, мы оба пенсию получаем. А работать в 77 лет уже никого не посылают.
    - Кто желает, тот не ленится подработать. Пенсию получаете? На это можно жить? Посмотри на себя, у тебя от недоедания круги под глазами.
    - Круги от недоедания, о чем ты, Белла? Мы любим вкусно покушать, и в питании себе не отказываем.
    - То-то у него живот впереди плывет, смотреть противно, Дорочка. Посади его на строгую диету.
    - Он мне такой нравится.
    - Поросенок. Представляю, как он ночью храпит, мне даже плохо становится. А как он потеет! Кругом пот с него льет, а он его платочком подтирает. А носки какие вонючие! Ужас! Я бы с ним жить не смогла, Дорочка.
    - Я тебе не предлагаю, Белла.
    - А сколько он ест! Обжора, а не мужик!
    - Ты не права, он ест ровно столько, сколько я ему положу.
    - Не старайся, он давно не мужик, так, существо мужского пола. Дорочка, а супружеские обязанности он исполняет?
    - Конечно.
    - Врешь, у него аденома, мне говорили, Дорочка, а это уже пиши, пропал.
    - Да, Белла, была аденома, сделали операцию, теперь слава Богу…на здоровье в этой области не жалуется.
    - Богу она славу поет. Еще намучаешься с ним, болячка нехорошая, Дорочка.
    - Он же мой, я обещала быть ему верной до конца.
    - Дура! Противозный мужик, он вчера подсел на лавке к Дуське…
    - Молодец! Значит, еще есть порох в пороховницах, Белла. Ты что вообще хотела мне сказать?
    - Ничего особенного, Дорочка, я хотела сказать, что ты — форменная дурочка.
    - Это, Белла, я и без тебя знаю. Конечно неумная, если уже 10 минут слушаю твои гадости. Другая бы повернулась и ушла, что я сейчас и сделаю.
    - Дорочка, погоди! …. Ушла! Тоже мне кинозвезда, толстуха проклятая. Почему Еся 55 лет верен этой уродине, почему? А, понятно, пожрать любит. А готовит эта баржа превосходно. Напроситься что ли в гости на рыбку фаршированную? Решено. Только пусть успокоится, а то я ей такого наплела! Ну, и хорошо, зато мы квиты.  Здорово!

  20. zinaida:

    Пчела

    Я – пчела, я кусаю и жалю тебя без причины.
    До чего же безропотны нынче мужчины!
    В сотый раз докажи мне свое совершенство,
    Да ответь поцелуем – какое блаженство!

    Выпей яд мой до капельки самой последней,
    Наплевать на обиды, на слезы, на сплетни.
    Ты букет подари самый яркий и нежный,
    Я засну на плече на мужском безмятежно.

    Я — пчела, но добром на добро я тебе отвечаю,
    Я – пчела, но уже не кусачая, просто живая,
    Мне с тобою легко, подари мне тепло и заботу.
    Чтобы глупой пчеле было больше кусать неохота.

  21. zinaida:

    Аромат русского хлеба

    А на седом Урале снова снег.
    Спят ели в снежно-белой колыбели.
    Снег стонет от скрипучих санных слег,
    И вновь летит спокойно, без метели.

    А у меня в Израиле дожди.
    От сырости тоскует, плачет небо.
    Прошу тебя: до лета подожди,
    Приеду я. Купи буханку хлеба.

    Здесь хлеб у нас израильский, другой,
    Такого нет тепла и аромата.
    Мы выпьем за тебя, мой дорогой,
    И хлеб съедим с тарелкою салата.

    Он ноздреват и сказочно хорош,
    С приятною и нежною кислинкой.
    Без примесей, одна сплошная рожь.
    И с маслом, и с икрой, и с буженинкой

    ……На самолете полечу домой.
    Везу друзьям я черные буханки.
    Всех угощу….А за окошком зной.
    И по песку совсем не ходят санки.

  22. fira:

    ПРИВЕТ ,ЗИНУЛЯ,КАК ДЕЛА?

    ПРИЯТНО Я УДИВЛЕНА

    ТЕБЯ УВИДЕТЬ В ГРУППЕ НАШЕЙ  

    И ТЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ ВСЁ ПАШЕШЬ.

    ЧИТАЛА Я ТВОИ СТИХИ,

    ОНИ ОДИН ДРУГОГО КРАШЕ!

  23. zinaida:

    - Ой! Дед Мороз, это я от боли такая сердитая. Может, подтянешь или поставишь мне новые шарниры, а то я просто ору, когда одна дома.
    - Шарниры заменю тебе, Яга, может, еще что помочь?
    -Ага, работы много: куриные ножки начинают протухать, менять надо, крыша протекает, печка почти не греет, а окошко недавно лось своими рогами пробил. Мужика у меня нет, никто не позаботится, не согреет душу. Несчастная я, самая несчастная из обитающих в соседних лесах.
    - Чем смогу, помогу, — пообещал Дед Мороз.
    Он слова на ветер не бросает, помогать стал даме, а она ему в лесу — Новый год устроить. Взаимопонимание полное.
    - Мороз, зайди ко мне, отметим нашу успешную совместную деятельность, — попросила она.
    Он не смог ей отказать, сел за стол, и началась дружеская беседа. Только сознание Деда вдруг помутилось, и….
    Он проснулся обнаженный рядом с такой же обнаженной Бабой Ягой. Плохо стало старику: что о нем подумают? Воспользовался служебным положением? Рядом мирно, посвистывая, храпела Яга. Ее синюшное морщинистое , костлявое тело вызывало отвращение. Он быстрехонько оделся и сбежал. Потом еще долго отмывался в проруби.
    А Яга позвонила Кикиморе болотной и сказала:
    - Старая ты, грязная жаба! На что ты меня подбила, вонючка болотная? Притащился ко мне этот холодный и противный Мороз, пытался изнасиловать. Жаль, свидетелей не было.
    - Здорово! Изнасиловал?
    - Он бы рад, но…полный импотент. И тело у него противное: снежно-белое, елкой воняет.
    - Дык не изнасиловал?
    - Говорю же не смог, кишка у него тонка. Не надо мне такого мужика.
    - Не надо. Тут есть еще один жених: Змей Горыныч, у него целых три головы.
    - А че у него еще в тройном размере?
    - Ничего.
    - Знаешь, подруга, раздумала я замуж выходить, Дед Мороз и так все мои желания выполнил, кроме одного, самого заветного.
    - Что со старика возьмешь?
    Подружки распили бутылочку и разошлись. А Новый год наступил и для них. Потому что Дед Мороз подсуетился. Новый год на планету привел.
    Янв 2011ввс

  24. zinaida:

    Счастливая Яга

    Баба Яга всеми фибрами своей недоброй душонки ненавидела Новый год. Годы нахально шли и шли, не обращая внимания на бабкин возраст, а она все еще не замужем. Некому старенькую и подгнившую избушку залатать, ветры холодные в нее и так забегают. Да и костяная нога стала побаливать: шарниры раскрутились, ржавчина их разъела, а менять их больших денег стоит. Был бы мужик, он бы…. Куда без мужика? Да и с ним не лучше: пробовала выйти за Чудище, так этот наглец только и делал, что валялся на диване и пиво глотал. А пиво не дешевое: у Яги сколько денег высосал. Еле избавилась.
    - Несчастная я, — подходя к зеркалу, сказала Баба Яга, — бедная сирота, некому за меня заступиться. А годы бегут, как зайцы от охотника. Ведь я и красавица, и умница, любое авантюрное дело мне по плечу.
    - Ты – полная идиотка, — в избушку вбежала Кикимора болотная, — За кого ты себя принимаешь? Умница и красавица? Плохо в зеркало смотришься, подруга. Глянь, глянь.
    - Да я все понимаю, что делать?
    - Выйди за Деда Мороза, он старый, ни фига не видит и не слышит, полный отстой, как и ты. Никаких твоих недостатков не заметит. Зато стареть не будешь, Новый год на тебя не распространится. Тебя Снегурочкой будут называть.
    - Класс! Только как его заманить в избушку?
    - Надо не только заманить, а еще и в кроватку уложить, ледяной водочкой подпоить, мороженым угостить, — Кикимора болотная хохотнула и уселась за стол, — Мне тоже налей, потому, как я замерзла.
    Выпила Кикимора, и тут же свалилась. Весь пол избушки заняла. Пришлось Яге прилечь на диванчик и подумать о своей горькой жизни. Думала, думала и придумала.
    Позвала Яга гномов и попросила доставить Деда Мороза, дескать, хочет помочь ему в организации новогоднего праздничного веселья в лесу. Дед не замедлил явиться.
    - Это хорошо, Баба Яга, что ты стала такой заботливой и ласковой к обитателям леса, раньше ты срывала все мои мероприятия, — сказал Дед Мороз.
    - Дура была, а теперь я поумнела, годы-то уже не юные. Кстати, Дед Мороз, ты скажи мне, ты – добрый, а все еще одинокий. Только внученька одна с тобой, а вдруг она выйдет замуж? Что делать будешь?
    - Правнуков нянчить, это так здорово! Они такие маленькие, сладенькие.
    - Да, вкусненькие, особенно, если зажарить со сливочным маслом, прости, я хотела сказать, если смотреть, как они кушают оладушки с маслом.
    - Смотри у меня, опять за старое..
    - Что ты! Пошутила я.
    - Неудачно шутишь, уважаемая, за такие шутки…

  25. fira:

    Super(Y) Super(Y)Super(Y) Super

    (L)(L):-D:-D:-D:-D:-D(L)(L):-D:-D:-D:-D:-D(F)  

    (L):-D:-D(lo)(lo)(lo):-D(L):-D(lo)(lo)(lo)(lo):-D:-D(F)

    :-D:-D(lo)(lo)(lo)(lo):-D:-D(lo)(lo):-D:-D(lo)(lo):-D:-D

    :-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(lo)(lo):-D

    :-D:-D:-D:-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(fr)(fr)(fr)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(fr)(L)(fr)(F)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(fr)(fr)(fr)(L)(fr)(fr)(fr)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(fr)(L)(L)(L)(L)(L)(fr)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(fr)(fr)(fr)(L)(fr)(fr)(fr)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(fr)(L)(fr)(F)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(fr)(fr)(fr)(F)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D:-D(lo)(lo):-D:-D(lo)(lo):-D:-D(F)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(F):-D(lo)(lo)(lo)(lo):-D:-D(F)(F)(F)

    (L)(F)(F):-D:-D:-D:-D(F)(F):-D:-D:-D:-D:-D(F)(F)(F)(F)

    (F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)

    Super(Y) Super(Y)Super(Y) Super(Y) Super

  26. nadezhda:

    (F) (F) (F) (F) (F) (^) (CC) (CC) (CC) (CC) (CC)

  27. zinaida:

    Длинный акростих

    Я шью платье из тонкого шелка.
    Ты оценишь меня, я — принцесса.
    Есть фасон очень модного толка:
    Бюстик плотный и юбка с разрезом.
    Я скрою декольте по фасону,
    На груди завяжу пышный бантик.
    И наденет мне милый корону.
    Как спешу я на бал в новом платье!
    Обними меня сильной рукою.
    Говори о любви и о счастье,
    Дай мне шанс не расстаться с тобою.
    А тебя я душой обогрею.
    На ромашке гадая, мечтаю.
    Есть красивей меня и нежнее.
    Знай, на свете одна я такая.
    А со мной ты пока не знакомый.
    Бередишь мое сердце любовью.
    Ухожу рано спать, чтобы дома
    Дописать наш роман. Чтобы вновь я
    Уходила в таинственный мир любви.

  28. zinaida:

    Живу в Израиле 10 лет, а так мало понимаю. Пришла на почту. Подаю деньги и прошу «булим ле Русия», марки в Россию, письмо хочу друзьям написать. Симпатичная женщина на чистом русском языке говорит:
    - Марки в Россию подорожали, теперь их цена 4, 5 шекеля.
    - Неужели в 2 раза? – спрашиваю я.
    - Зато теперь вес письма может быть до 100 граммов, а был до 20.
    Спрашивается, а, если я хочу посылать письма небольшого веса, почему я должна платить вдвое больше? Почему нет марок разной стоимости?
    Есть организация, которая за деньги позволяет вызвать врача на дом. За это каждый месяц надо отчислять энную сумму. Пришел врач — еще 20 шекелей, да и прождешь несколько часов. За укол снова деньги. Зачем такой врач, который на сердечный приступ приезжает через 4 часа, когда он уже не нужен больному? Выпишет рецепт без скидки. Зачем этот рецепт, когда я за полную цену могу купить лекарства в любой аптеке?
    Клубы. Я так и не понимаю, для чего они? Может, для ивритоговорящих? Никак не для олимов. Знаю три больших помещения, в которых русскоговорящие почти не бывают, нет для них мероприятий. А недавно закрыли профсоюзный клуб «Катюша».
    Куда пропал новостной сайт нашего города? В других городах он успешно работает. Причина одна: никто не хочет хоть немного оплатить его работу, вот и не знаем новостей. Три года мы с редактором работали бесплатно, больше не хочется, надоело себя не уважать. Надоело!
    Дом Оле, дом для репатриантов. И здесь тоже приткнуться не особенно можно. Кружки стоят хороших денег, они для детей. А взрослым? Да, есть хор для пенсионеров, пару ансамблей, где руководители работают почти бесплатно, клуб идиш, библиотека… А вот придти вечерком или днем просто отдохнуть и пообщаться? Не радуйтесь, этого нет.
    Был мой творческий вечер. Выделили ровно час. Был аккордеонист, люди хотели продолжения вечера, но нас грубо выгнали. Есть такая женщина по имени Нина, которая по долгу службы занимается изгнанием тех, кто задержался.
    Также расправляются и с литературной студией, неужели не понятно, что творческие люди не могут общаться от сих до сих?
    Сейчас в Дом Оле пришло новое руководство, может, пойдет навстречу репатриантам? Не знаю.
    Иду по городу, устала, а скамеек нет, хоть на тротуар садись, как делают некоторые, но я не привыкла. Вижу смуглых людей сидящих прямо на заплеванном тротуаре и говорящих по телефону. Мы не можем, не наша ментальность, нам скамейки подавай.
    Хотелось бы, чтобы в городе были фонтаны (стыдно смотреть на вялотекущий фонтан в центре), больше зелени, а улицы блистали чистотой. Конечно, мы сами виноваты, что наши улицы выглядят неряшливо, но и уборка улиц города оставляет желать лучшего. Где доски для объявлений, стенды? Когда-то их было много по городу.
    Свои письма частенько нахожу в соседнем подъезде, потому что номера квартир в обоих подъездах идентичны. Письма соседей отношу в соседний подъезд, но не все такие сознательные, кто-то и выбрасывает.
    Всего этого я не понимаю и не пойму, а вы?

  29. zinaida:

    Примета

    Полночь небо звездами расшила.
    Улыбался дивный месяц май.
    А девчонка зеркало разбила.
    И залаял песик – шалопай.

    До чего ж недобрая примета!
    Может, просто – кончена любовь?
    У кого же испросить совета?
    И девчонка вспоминает вновь,

    Как он пел! И разливались звуки
    По дворам, по улицам села.
    Пел он о любви, и о разлуке,
    Как сирень под окнами цвела.

    Плакала она под лай собачий:
    - Почему со мной он не всерьез?
    Думала, что жизнь пойдет иначе…
    Вырвала заколочку из кос.

    И, закрыв лицо всё волосами,
    Плакала красавица навзрыд.
    Жаль, об этом не расскажешь маме,
    А душа страдает и болит.

    Только утро улыбнулось звонко,
    С солнышком запрыгнув на порог.
    - Я пришел. Вставай, краса-девчонка!
    Принимай сирень! Уж сколько смог.

    - А примета? Зеркало разбилось!
    - Это к счастью! Значит, я женюсь.
    Стань невестой, окажи мне милость,
    А не то в соседушку влюблюсь.

    - Я согласна, милый, объясни мне,
    Разве к счастью бьются зеркала?
    - Знаешь, а в саду запахло вишней.
    Пригласим на свадьбу пол села.

    Отцвела сирень, запело лето.
    Вся в цветах невеста, с ней жених.
    Зеркало – счастливая примета,
    Коль она касается двоих.

  30. zinaida:

    Боже мой, как он ее любил! Не любил, а просто обожал! Когда она шла по улице, от ее духов тонкий французский аромат разносился по всей улице. Нельзя сказать, что она была красива: обычная женщина. Но…была в ней та изюминка, которой не обладал никто. Он частенько караулил ее возле дома, чтобы лишний раз посмотреть на нее. Ага, сегодня она одета в зеленый брючный костюм и белую кофточку…значит, просто поедет на работу. Какие у нее руки! Пианистка, да и только!

    Он представлял, как они будут жить вместе, вечером ложиться спать, как ее густые, влажные после душа, черные волосы раскинутся на подушке, а ее высокая грудь обнажится под белой шелковой ночной рубашкой. Кайф!
    Он отдаст ей все, что у него есть. А что есть? Голубое небо, яркое солнце, съемная квартира вместе с мамой и неблагодарная работа на частном заводике.
    А она живет на вилле, ездит на «Тойоте», духи у нее шикарные, и работа непыльная, творческая: дизайнер. И денег много, потому что часто ездит за границу, а во дворе виллы у нее большой бассейн под крышей.
    А дать ей нечего, можно только у нее взять. Но как? И согласится ли она отдать то, что принадлежит ей? Вряд ли…
    А у него даже старенького мотоцикла нет, зато человек он добрый и бескорыстный. А вдруг?….
    Мимо проехала «Тойота», он печально посмотрел ей вслед….
    Он даже не знаком с ней. Не успел познакомиться.
    И не познакомится. Потому что она – роскошная и богатая женщина со всеми вытекающими отсюда….а он…..
    Он развернулся и пошел своей дорогой. Жизнь подставила подножку: он влюбился в недосягаемую. Но…ему нечего было дать ей, кроме своей любви.
    А что такое любовь рядом со всем остальным? Так, ерунда.
    Он задумался и ушел навсегда. Насовсем.

  31. zinaida:

    Не попала в ощип Кура
    (басня)
    Обычное хозяйство у Ивана:
    Козел, Свинья да два худых Барана.
    А Курочка была всего одна,
    Несла яички свежие она.
    Петух бойцовский был самец соседский.
    Большой и хулиганистый, и дерзкий.
    Он шпорами на солнышке сверкал,
    Ну не Петух, а сущий генерал.
    Однажды Петуха машина сбила.
    И Курица от горя загрустила.
    Нестись не стала, лишь о нем кудахчет,
    А что же делать? Как же быть иначе?
    Решил Иван зарезать эту Куру.
    Бульон сварить, и фарш проделать в шкуру.
    Но Курица сама сказала Ване:
    - Варить меня – сплошное наказанье.
    Я – яйценосная, и мясо жесткое,
    И жиру тоже нет, болонь да легкое.
    А у Свиньи и мясо есть, и сало.
    Есть ножки нежные, ну, разве мало?
    Тут холодец, бекон и эскалопы.
    Ей накормить ты сможешь пол Европы.
    Зарезали Свинью. Сварили что-то.
    А Курица жива. Ей жить охота.
    Мораль: Хоть Курица и невеличка,
    А все же умненькая птичка. Июнь 2011

  32. zinaida:

    КАБАЛЬЕРО

    Мы познакомились с ним в рыбном ресторане,
    Мой друг заказывал официантке Мане
    Одни лишь крабы, семгу, мидии, омары,
    Два виски, черную икру да плюс кальмары.

    Припев:

    Ну, что мне делать с этим дивным кавалером?
    Он — кабальеро, настоящий кабальеро.
    Он очень щедр, галантен, вид его приличен,
    Он симпатичен, симпатичен, симпатичен.

    Он пригласил меня на танец самый первый,
    Зажег огонь в груди, взыграли мои нервы.
    Прошу его: «Танцуй, родной, со мною дольше,
    Медовый месяц встретим, милый, где-то в Польше.

    А после, может, съездим, дивный, на Багамы,
    Пускай завидуют мне девушки и дамы.
    В шампанском буду я купаться бесконечно.
    Икру и семгу, сладкий, буду кушать вечно.

    Мы целовались в коридоре на диване,
    Но сладкий мой ушел домой с кокеткой Маней.
    Как оказалось, он давно на ней женился,
    Передо мной он просто мило извинился.

  33. zinaida:

    Стерлядь

    Кот Василий любит рыбку кушать.
    И к тому ж он — страстный рыболов.
    Вмиг закинул удочки на уши
    И сидит, ждет сказочный улов.

    Взял с собою Барсика-котенка,
    Говорил ему: -Сынок, учись!
    Барсик ловко подцепил ершонка:
    - Эх, бы съесть.
    - Нет, маленький, держись.

    Вот наловим мы ершей десяток,
    И тогда их сварим и съедим.
    - Папочка, мой ершик очень сладок.
    Есть хочу.
    - И что поделать с ним?

    Загрустил расстроенный Василий.
    Ни одна червя не заглотила.
    Сколько он не прилагал усилий
    Лишь корягу к удочке прибило.

    Забежал он в магазинчик «Рыба».
    Приобрел там килограмм селедки.
    Барсику сказал: — Дружок, спасибо!
    Втихаря купил бутылку водки.

    Всей семьею сели отобедать.
    - Ай да, папа! Ай да, рыболов!
    Что за рыба?
    -Это, Муся, стерлядь.
    Барсик обалдел от этих слов.
    июль 2012

  34. zinaida:

    Сначала они поселились в Холоне, а потом Рива предложила мужу расстаться. Он разозлился и уехал в Хайфу: здесь проживал его дальний родственник. Но тот его не принял.
    Старик снял небольшую комнатку на Адаре и стал жить один. Старика мучил диабет, положили в больницу, отрезали большой палец на ноге. Но….
    У Соломыча был необычно мобильный характер, он ничего не боялся и часто начинал жить сначала. Однажды он пришел радостный: в Хайфе для пенсионеров отремонтировали бывший дом арабов и начали заселение. Ему удалось попасть туда в небольшую комнату с общим балконом.
    Мы помогли ему переехать. В этот момент ко мне пришла моя знакомая Эся, пожилая, маленькая женщина.
    - Кто она? – спросил Соломыч.
    - Понравилась?
    - Ничего, аккуратненькая.
    С тех пор Соломыч и Эся стали приходить вдвоем. Нет, вместе они не жили, встречались. Эся готовила своему приятелю борщи и котлеты, а тот ел с аппетитом и хвалил. Но эта идиллия длилась недолго: Соломыч показал свой взрывной характер, если ему попадала вожжа под хвост, он был невыносим. Этого мы о нем не знали: в нашем доме Соломыч был милейшим человеком.
    Эся страдала от характера приятеля, но и расставаться с ним не спешила.
    - Почему? – спросила я, — Любите его?
    - Скучно одной, все-таки мужчина рядом, есть с кем погулять, не всегда же он такой дурной. Не пьет, не курит. Муж мой пил сильно, обижал меня, и то прожили 20 лет до его смерти.
    Соломыч посвежел, поздоровел, в квартирке его была чистота и обед тоже. Вырос животик, округлились впалые щечки. Чем больше он хорошел, тем больше наглел: он уже не стеснялся кричать на Эсю при всех.
    - Соломыч, что вы делаете? — сказала я ему, — Вы потеряете Эсю.
    - Ну и что? – ответил он, — Нина, неужели ты не понимаешь, что она — безмозглая дура, у нее образование 3 класса, знаешь? О чем с ней говорить, о борще?
    - Вы – страшный человек, — ответила я, — посмотрите, как вы похорошели, помолодели…Питаетесь нормально, рядом с вами приятная женщина.
    - А интеллекта у нее никакого. Базарная баба. Я ее выгоню.
    Я ничего не сказала Эсе, пусть сами разбираются. Старик остался один, ему это тоже не нравилось. Соломыч купил у соседки подержанный диван и гордился им, словно заслуженным орденом, показывал его знакомым. Это была единственная мебель, которую он не подобрал на улице.

  35. zinaida:

    Я не люблю громадных предисловий,
    Лжецов, двуличных просто не терплю,
    Я не люблю, когда играют кровью,
    Боевики, простите, не смотрю.

    Я не люблю порнухи и разврата,
    И тех, кто вечно пресмыкаться рад.
    Когда при детях шпарят русским матом
    И тех, кто на халяву слишком пад.

    Предателей не жалую, поверьте,
    И тех, кто сразу выделиться рад.
    А, если в человеке злые черти,
    То сам он в этом лично виноват.

    Я не люблю, коль судят понаслышке
    И за глаза вам гадость говорят.
    Я не люблю, ой, разошлась я слишком….
    Люблю я жизнь и всех людей подряд.
    ***************************************************

    Ну, о чем с тобою говорить?
    Нет у нас с тобою общей темы.
    Душу не могу тебе излить,
    У тебя в башке одни лишь схемы.

    Целый день у компа ты сидишь.
    Вижу крупную мужскую спину.
    А когда-то звал меня: Малыш!
    Твой компьютер скоро опрокину.

    Я тебе хотела сообщить,
    Что давно другого полюбила.
    Что хочу с любимым долго жить,
    Но не слышишь, а душа остыла.

    Ты на компе, видимо, женат.
    Ухожу. Так жить нет больше мочи.
    Ты ведешь себя, как младший брат.
    Не заметил, что ушла я ночью.

    Промолчал. Пока, дружок, пока!
    Собрала вещички в чемоданы.
    Только бы мне знать наверняка,
    Что с любимым я счастливой стану.
    июль 2012

  36. zinaida:

    Только ночью, при свете керосиновой лампы, удавалось немного почитать, керосин ценился на вес золота. Любил Соломыч и механизмы, разбирал и пытался собрать все, что попадало ему в руки, частенько за это бывал наказан или побит. Отец умер во время войны: тяжелый диабет, впал в кому и не вышел из нее. В жизни Соломыч пробивался сам: окончил математический факультет университета, преподавал математику, вскоре неожиданно пригласили преподавать летчикам, он согласился. Соломыч имел прочные знания во многих областях, талантов ему было не занимать. Рассказчиков таких, как он, немного на свете. Освоил специальность механика по самолетам, способный и трудолюбивый, вскоре получил хорошую должность и заработок.
    Зато….в личной жизни ему не повезло. Личная жизнь Соломыча не складывалась с самого начала: уж больно он был сам по себе. Никаким законам и условностям не подчинялся.
    С Ривой он познакомился в больнице, там лежал с воспалением легких. Она дежурила на посту, медсестра была строга и неприступна. Этакая нежная Снежная Королева, не улыбнется лишний раз.
    - Я возьму эту крепость, — решил Соломыч и начал штурм. Дарил подарки, рассказывал байки из жизни летчиков. Потихоньку в сердце Снежной Королевы треснул лед, и брешь была пробита.
    Рива была красива, и поклонников у нее хоть отбавляй, но настырный Соломыч всем дал от ворот поворот и завладел красавицей-медсестрой. Свадьба, хоть и скромная, состоялась. Молодая жена не распознала характер своего избранника, а ведь могла бы им управлять. Ей это не удалось, он для нее был непонятен. Родились две дочки, а Соломыч… Он любил вольную жизнь. Нет, он не был ловеласом, но и семьянина из него не получилось. Он мотался по командировкам, находил для себя доступных женщин, развлекался. Приезжал домой с радужной надеждой стать первоклассным мужем и отцом. Увы, его непостоянная натура не давала ему возможности сделать это, и все шло по-старому. На работе Соломыча считали чудаком, часто подшучивали над ним, порой даже жестоко. Один раз он упал в сугроб головой и еле выбрался оттуда, чуть не задохнулся. Таких случаев у него было немало. Его национальность не стала в жизни препятствием: евреем не обзывали, уважали за познания, звали «ходячей энциклопедией». Перед абсорбцией в Израиль все у него пошло наперекосяк: в семье стал чужим, заболел тяжелым диабетом, с работы уволили: казахи «разлюбили» людей другой нации, тем более, евреев.
    В Израиль приехали все вместе: Рива, Соломыч, дочки с семьями и любимая внученька Наташка. Соломыч считал Наташку главным достижением своей жизни. Для нее он не жалел ничего, но девчонка видела отношение к нему взрослых, старика не почитала.

  37. zinaida:

    Я попрощалась с ним и пошла домой. Не придала значения этой встрече, мало ли кого встретишь на пути, училась в Ульпане, встречалась с Альбиной и Верой.
    Субботним утром люблю поспать, вот и в эту субботу в 8 утра я видела сладкий сон. Меня разбудил звонок в дверь. На пороге стоял улыбающийся Соломон Львович с двумя огромными кастрюлями и пакетом в руках. Вид у него был торжественный и счастливый.
    - Вы? – удивилась я, — Как вы узнали номер моей квартиры?
    - Проследил, — улыбнулся он, — Впустите же меня!
    - Ничего не понимаю, — сказала я, — Что вам надо? И тише: у меня сын спит.
    - Пора вставать, уже утро, — добродушно произнес он, — Сын, иди сюда, утро на дворе, птички поют!
    Сын, заспанный и недовольный, прямо в трусах прошел в кухню:
    - Мама, — сказал он, — кто там пришел?
    Увидев старика, поздоровался.
    - Меня зовут Соломон Львович, — сказал он сыну, — Я недавно познакомился с твоей мамой. На Нордау, у фонтана.
    Сын улыбнулся:
    - Соломон Львович, звучит, как СолОмыч, здорово!
    - Вот и называйте меня СолОмыч, оригинально. Молодец, — похвалил он сына, — Работает голова. А теперь все за стол! Намечается праздничный обед.
    - У вас день рождения? – спрашиваю.
    - У меня каждую субботу праздник. Я ночую с пятницы на субботу в ешиве, а это мне дали, — и Соломыч открыл кастрюли. В одной из них аппетитно румянились куриные четверти, в другой – фаршированная рыба, а в пакете – пудинг и куски сладкого пирога.
    - Ну, как? – спросил он.
    С тех пор Соломыч стал частенько появляться у нас в доме. Каждую субботу с провизией, а в такие дни без нее. Смотрел телевизор, играл с сыном в шахматы, рассказывал о своей жизни. Иногда казалось, что он — наш родственник, настолько старик был привязан к нам.
    Соломыч родился на Украине в дружной еврейской семье. Когда говорил о матери, то на его глаза наворачивались слезы, и он, не стесняясь, плакал. Много у него братьев и сестер, он был младшим. Сейчас почти никого в живых уже нет, только две младших сестры: одна в Питере, другая – в Германии с дочерью. Соломыч с детства считался любознательным: читал все, что попадало под руку, а попадало немного: детство выпало военное, в эвакуации приходилось работать в колхозе после школы.

  38. zinaida:

    Скучно, тоскливо, никого не знаю…
    И вдруг стенд с объявлением: выступает пианист, исполняется музыка довоенных лет, цена билета 10 шекелей. В зале рядом со мной сидит приятная женщина, интеллигентная, гораздо старше меня. После концерта вышли вместе, познакомились, договорились гулять по вечерам.
    И вот я, моя новая знакомая Альбина и ее приятельница Вера, ровесница и землячка Альбины, идем по пешеходной улице Нордау, беседуем о новых книгах, об искусстве, о своих бывших профессиях. Бурлит любимый горожанами фонтан, изрыгая зевом хрустальные брызги, в кафе излишне громко беседуют посетители, бегают ребятишки, радуясь тихому, теплому вечеру.
    - Нина, — спрашивают меня новые подруги, — А чем ты занималась в России?
    Пытаюсь рассказать им о своей прежней работе просто и доступно, но они не все понимают, далеки от этого: одна – библиотекарь, другая – педагог. И вдруг…в наш разговор вклинивается пожилой мужчина и вполне толково объясняет основы моей профессии.
    - Соломон Львович, — представился он, — Из Казахстана, специалист по самолетам, а также математик.
    Мы посмотрели на него и улыбнулись. Внешний вид его жутко комичен, несерьезен, и тем не менее… Наш новый знакомый — небольшого роста, средней комплекции, в клетчатой старенькой рубашке, белесых шортах и выцветшей кепке-бейсболке. Черты лица типично семитские, незапоминающиеся. Разве грустные навыкат глаза привлекали внимание. Ему было тоскливо одному, в этот вечер он шел с нами и говорил, говорил… без умолку. Слушать его было интересно: предлагались рассказы из жизни аэропорта и летчиков. Мне даже показалось, что ему понравилась одна из моих спутниц. Что ж, подумала, пусть знакомится, женщины его возраста, мужей у них нет, а он неглуп, интересный человек, а прибрать и придать товарный вид мужчине каждая женщина сможет по своему вкусу.
    Мы проводили до дома обеих женщин, и Соломон Львович любезно довел меня до моего дома.
    - Ниночка, — сказал он мне, — Вы мне понравились, я бы хотел встречаться с вами.
    - Простите, — ответила я, — Это в мои планы не входит, и потом…вы намного старше меня, а я … в общем, давайте останемся просто знакомыми.

  39. zinaida:

    СолОмыч

    Первый год моей жизни в Израиле. Мы с сыном снимаем в Хайфе малюсенькую квартирку на карке, на Адаре, где нам предстоит прожить целый год. Хозяйка – скупая и препротивная тетка, приехавшая из Польши, пытается выжать из нас побольше денег. Убеждает, что Адар – прекрасный район. Рядом – рынок, библиотека, клуб… Но пугают варварски гудящие под окном машины и шумливые соседи. Я еще не знаю, что в квартире рядом обитают проститутки, и клиенты, постоянно путающие адрес веселой квартиры, в любое время дня и ночи звонят нам.

  40. zinaida:

    Осеньке-Оскару

    Ресниц кокетливые шторки,
    Лукавый и задорный взгляд,
    Курносик-носик, ротик – норка
    Каштан волос, что так блестят.

    В улыбке светятся два зуба,
    Водитель мчит на ходунках.
    Мальчишка шустрый и неглупый:
    Бутылку держит сам в руках.

    Садится Оська на качели,
    Коленки- мячики спустив.
    В его глазах сквозит веселье.
    Ах, до чего же он красив!

    Он ловко дрыгает ногами,
    Как будто движется вперед.
    Стоят игрушки в полной гамме
    Цветов и просятся в полет.

    Мелькают розовые пятки,
    И слышится веселый смех.
    Болтает наш любимец сладкий,
    Хотя понятно не для всех.

    Ест суп да кашку с аппетитом,
    И пьет у мамы молочко.
    Бывает чуточку сердитый,
    Познать все в мире нелегко.

    Наш Оскар в доме главный самый
    Начальник, все ему верны.
    В восторге тают папа с мамой.
    Малыш, в тебя мы влюблены!

  41. zinaida:

    Гляди-ка, Вань, какие девочки!
    Какие ножки — просто класс!
    А крайняя такая стервочка,
    По морде видно, в самый раз.
    А у меня ты знаешь, Вань,
    Начальница -такая ж дрянь.
    Ну как не дрянь,
    Конечно, дрянь,
    Обидно, Вань.

    Ты, Зин, чего так надрываешься?
    Балет обидеть норовишь.
    Сама-то, Зин, не кувыркаешься,
    И за бутылкой не бежишь.
    Ты лучше-ка возьми билет
    Пока слетаю я в буфет.
    Мне скучно, Зин.

    Ты, Вань, в театр пришел под мухою,
    Так вот смотри и веселись.
    Вот видишь дядька со старухою
    Вошли на сцену из кулис.
    Ну ,а теперь гляди-ка, Вань,
    Пристал он к молодухе, дрянь.
    Ну что отстань,
    Опять не встань,
    Балбес ты, Вань.

    Ты, Зин, меня считаешь фраером?
    Мол, недоумок и дурак.
    А помнишь был на свадьбе шафером?
    Невесту спрятал только так.
    А у меня ты знаешь, Зин
    В мечтах есть винный магазин.
    Мы купим, Зин.

    Ой, Ваня, а мужик-то в трусиках,
    В трусах-такая пустота.
    Ты помнишь, плакал Васька Прутиков-
    -Герой постельного труда.
    А у него ты знаешь, Вань,
    Теперь в трусах такая дрянь.
    Ну что отстань,
    Опять отстань,
    Обидно, ВАнь.
    ********************************************************

  42. zinaida:

    У нас была любовь,
    Но мы рассталися.
    Не жажду встречи вновь,
    Наразвлекалася.

    Ты мне мешал всегда:
    Какой же ты наглец!
    Какая ты беда!
    Изыди, наконец!

    Неделюшка прошла.
    Прощай, мне говорит.
    Без насморка я шла.
    Головка не болит.

    Ах, насморк мой, пока!
    Ко мне не приходи.
    А простужусь слегка,
    Меня не изводи.
    **********************************

    Мне хочется верить, что это не так,
    Что ты не болтаешь лишнего.
    А все остальное просто пустяк.
    Свари мне вареньице с вишнями.

    Зачем ты сказала, что я — альфонс?
    Что водку жру и по пятницам.
    А после попоек — страшный понос,
    И бьешь ты меня по заднице.

    Зачем говоришь, что украл портмоне?
    Сама подарила, проказница..
    Да, с другом я делаю промине,
    А с нами его племянница.

    Что я за бутылкой и в космос пойду,
    До баб — огромадный охотник.
    Обидишь еще раз, совсем пропаду,
    Ты будешь грызть подлокотник.

  43. zinaida:

    Веселый старик

    В домике у речки жил старик веселый,
    На гармошке старенькой по утрам играл.
    Выгонял корову, внуков ждал из школы.
    И, представьте, вечером песни сочинял.

    Старика в селе любили, уважали.
    Он на свадьбах  раньше первый был плясун.
    Лысая макушка, кудри облетали.
    Но остался дедушка – плут и  говорун.

    Девяносто справили. И… не стало деда.
    Только речка быстрая по утрам журчит,
    Словно  продолжает с дедушкой беседу.
    А старик забавный преспокойно спит.

    Только не кончается жизнь после смерти.
    Подросли внучата, сразу за гармонь.
    Знаем, продолжается все на белом свете.
    Паренек играет. Музыка-огонь!
    июнь 2012

  44. zinaida:

    - Она давно ничего не понимает, — сказал сын-пенсионер.
    Работы по спасению старушки продолжались, на это были брошены все силы медиков. До меня очередь никак не доходила. Наконец, старушку увезли прямо на кровати, медики стали подходить по очереди к нам, остальным.
    Полная, уютная врачиха взяла у меня из вены кровь, оставив в ней иглу на всякий случай. Расспросила у сына все про меня, так как я с ивритом дружу плохо, и ушла, сказав, что повезет кровь на анализ. Прошел час. Мне хотелось домой, хоть немного прикорнуть, но…надо ждать. А ждать в таком состоянии…..
    Сын пошел покурить и рассказал мне, что привезли араба, он лег на постель, уснул, а рядом сидели его родственники и просили врачей его не будить.
    Народу в приемном покое не уменьшалось. Чувствую, что, если не уйду домой, заболею еще хуже.
    Подошел, наконец, доктор, владеющий русским.
    - Мы сейчас вам сделаем капельницу небольшую, гормональную, и такую же ингаляцию, а затем отпустим домой.
    - Гормоны, да вы что? Это страшная вещь, — сказала я, — а что-то другое можно?
    - Как хотите, — равнодушно сказал доктор.
    Мне было настолько плохо, что я вынуждена была согласиться. После процедур мне стало значительно легче.
    Села в машину сына, мы поехали домой. По дороге рассуждали о том, стоило ли спасать почти столетнюю старуху, которая все равно уже ничего не понимает? Почему не спешат к тем, кто еще должен жить. Нет, речь идет не обо мне, а о молодых людях.
    Проболела еще две недели. И снова это состояние проявилось, но я нашла в себе силы, чтобы бороться с этим самостоятельно.
    Нет, не поеду больше в больницу, не хочу!
    На первый взгляд израильские больницы не те, что в России, там есть и лекарства и хорошее питание, красивое и чистое постельное белье. В каждой палате туалеты с биде и чистой бумагой. Даже внешний вид больниц напоминает хороший отель. Только….упаси меня, Боже, снова попасть туда.

  45. zinaida:

    И где меня только не было

    Заболела я сильно, а в больницу попала прямо первого января. Повез меня сын в мокед – это когда все врачи уже не работают, платный на месте. Худенькая, порхающая врачиха в яркой кофточке и с взлохмаченными волосами, даже не осмотрев меня, попросила пойти и сделать рентгеновский снимок легких, что и было сделано.
    Увидев снимок, жизнерадостная дама сказала в двух словах, которые понимают все, даже не знающие иврита:
    - Мацав каше меод. (Положение очень серьезное)
    Это означало, что мое положение очень тяжелое. Естественно, нелегкое, если я обратилась в вечернее время к платному врачу. Мне сделали ингаляцию и дали направление в миюн – приемный покой больницы. Просили даже домой не заезжать, есть опасность для жизни. Очень срочно! Мне стало страшно, сыну тоже. Было уже ночное время, но народу в миюне уйма. Врачи и медсестры все в бегах, если посмотреть сверху, то покажется, что куча муравьев бегает по всем нужным и ненужным дорожкам. На входе измерили температуру, она была свыше 38. Мое дыхание прерывалось сильным астматическим кашлем.
    - Посидите здесь, — указывая на диванчик,сказала тоненькая миловидная медсестра, пока что-то освободится.
    Вскоре для меня нашлось место, положили. Я оказалась в маленьком, отгороженной шторами, помещении. Одна из штор была полуоткрыта, я увидела то ли старика, то ли старуху, страшно хрипящего под дыхательным аппаратом, самостоятельно дышать эта старушка, как выяснилось, уже не могла. Зрелище было ужасающим. Все силы медиков были брошены на спасение агонирующей старухи. Ее сын, мужчина лет 70, заметно волновался. Врач попросил его кое-что разъяснить матери.

  46. zinaida:

    ЧАЙ С ЛИМОНОМ

    А мы с тобой пьем чай с лимоном
    И говорим, и говорим…
    Ну, вспомни, был и ты влюбленным.
    Ах, сколько лет! Ах, сколько зим!

    Ты помнишь заполночь беседы
    И телефонные звонки?
    Весною милые рассветы,
    Очей горящих огоньки?

    А мы с тобой пьем чай с лимоном,
    Давным-давно остывший чай.
    Ты, отпылавший, невлюбленный,
    Мне шепчешь ласково: «Прощай».

    «Нет, не прощай, а досвиданье,
    не забывай меня, друг мой.
    Прости за недопониманье,
    Прости, мой самый дорогой.

    А я счастливая такая!
    Теперь я знаю, почему.
    Ведь на стакан горячий чая
    Всегда зайти смогу к нему.

  47. zinaida:

    - Ее зовут Алина, она – молодая художница.
    - А если и у нее не будет детей?
    - Значит, не судьба, но думаю, что с ней таких проблем не будет. Ей всего 22, а тебе 35.
    - А тебе 46, половину жизни ты потратил на свои удовольствия, ты – эгоист.
    - Дашка, не таи обиду, столько лет мы прожили с тобой в любви и согласии, просто отпусти меня, прошу.
    Прощальный вечер был напряженно-грустным, и почти без слов общаться быстро надоело.
    - Ешь,- сказала я, не зная, о чем говорить, — тут твои любимые блюда. Алина не умеет их готовить. Салаты мои, фирменные.
    - А ты, почему ты не ешь?
    - Раздумываю над жизнью. Наверно потому, что не хочу прощаться с любовью, не хочу, — я заплакала.
    Он взял носовой платок, вытер мои глаза:
    - Не плачь, Дашка, я вовсе не такой хороший человек, ты не много теряешь, поверь. Скорее я – плохой, грубый, жестокий….не человек – монстр.
    - Прости, соринка в глаз попала, а, возможно, тушь. Я переживу, не бойся. Только…
    - Что только?
    - Я не могу тебе не сообщить одну важную новость. Она тебя ни к чему не обязывает, выслушай меня.
    - Говори скорей, умираю от любопытства, — ты так любил узнавать обо всех важных событиях.
    - Врач ошибся. Я все-таки беременна, жду малыша, хотела тебе рассказать, а…тут эти проводы. Без любви все равно жизнь не получится, поверь, а ты любишь Алину. Зачем тебе слушать про моего ребенка? Ты уходишь к другой, любимой, а мы будем жить вдвоем: я и мой малышок. Я буду любить его, он – меня, в нашей маленькой семье будет царить мир и согласие.
    - Дашка, это правда?- ты бросился ко мне и принялся целовать, — Правда?
    - Как и то, что ты уходишь художнице.
    - С чего ты взяла? Я не ухожу, остаюсь с тобой. Не прогонишь?
    - А ты как думаешь?
    На столе стояла нетронутая бутылка вина, уныло скучали салаты и деликатесы…сыр покрылся холодным потом.
    Только мы снова стали счастливы, теперь с нами был он — наш пока нерожденный малыш. Наша любовь словно воскресла из сожженного пепла. А, может, она и не собиралась уходить? Просто мы рано пошли ее провожать, да вовремя одумались. О- ду- ма-лись!
    21 июля 2009 Зинаида Маркина

  48. zinaida:

    Краду у Высоцкого первую строчку

    Я живу, а, значит, люблю
    В ресторане вкусно поесть.
    Там я дамочку подцеплю
    И куда мне ее повЕсть?

    Нет квартиры своей, угла
    Только тапочки да халат.
    Ты куда меня повела?
    Ах, к себе…хорошо, я рад.

    Мужем был я ее избит,
    Убежал, но без денег, швах.
    А в ушах ее голос звенит:
    - Ты доволен? Прости, дурак.

    В рестораны я не хожу.
    На тошниловку денежек нет.
    Потерявши совесть, прошу:
    - Пригласите меня на обед
    ******************************

    В жёлтой жаркой Африке
    Не видать идиллий.
    Людоеды с паприкой
    Кушают рептилий.

    А кого же кушать им?
    Кук давненько съеден.
    Вот решили как-то им
    Подарить медведя.

    Быт их — экзотичней нет,
    Куча обнаженки.
    Не опишет и поэт,
    Милые девчонки.

    Не жалею ни о чем.
    Только чтоб не съели.
    Я гуляю с кирпичом,
    Комары заели.

    Но однажды вдруг она…
    Будет мне наука.
    Съесть хотела сатана,
    Вот какая сука!

    Молча ехали домой….
    Трех не досчитались.
    Крестик потерялся мой.
    Холодно расстались.
    ************************************
    Если друг оказался вдруг
    Главным сплетником и болтуном.
    Пусть все знают об этом вокруг,
    Ничего, не пускайте в дом.

    Если друг оказался вдруг
    Воздыхателем вашей жены.
    Не берете его на испуг,
    Убегайте, хватая штаны.

    Если друг оказался вдруг
    Негодяем, он вас предал.
    Сокращайте приятелей круг,
    Хоть и плакаться будет нахал.

    Если друг оказался вдруг
    Самым близким, на то он и друг.
    Он отдаст вам тепло своих рук,
    Если вам станет плохо вдруг.

    У меня есть тоже друзья,
    Я люблю их всех, спору нет.
    К вам приеду.Такая уж я.
    А пока посылаю привет.
    ****************************************

  49. zinaida:

    …Я помню нашу первую встречу, те слова, которые мы сказали в тот день друг другу. Тебе было — 38, мне – 27, у каждого из нас было по несчастливому браку и невеселому разводу. Мы, словно глупые бабочки, потянулись к огоньку неодиночества сразу, не думая, не медля…Возможно, поэтому и обожгли крылышки…
    - Девушка, — окрикнул ты меня на проспекте Мира, — вы не подскажите, как пройти к книжному магазину?
    - Вы почти дошли до него, заверните за угол, и увидите, — ответила я.
    - Я слышал, — сказал ты, — что там огромный выбор репродукций импрессионистов.
    - Это на самом деле так, я тоже их обожаю, — сказала я, и неожиданно для себя добавила, — пожалуй, я тоже зайду, вдруг там новинки появились.
    …Вечером ты пришел с букетом цветов, красивой книгой с репродукциями художников 19 века и бутылкой вина «Изабелла»…
    Мы стали жить вдвоем, купаясь в любви и счастье. Старалась тебе угождать, зная, что ты — увлеченный человек, реставрируешь картины, пишешь свои. Немного жалела, что совсем не умею рисовать, а то бы мы….. Я – обычная учительница русского и литературы в школе, но как много времени требует эта рутинная работа! Хотя я создана именно для нее. А ты – творец, этим все сказано. Творец!
    Мы стали видеться все реже, хотя стали настоящими мужем и женой. Ты пропадал в мастерской, я – в школе. И только по ночам мы могли наслаждаться нашей маленькой свободой, нашей близостью. Ты мечтал о сыне и дочке, умоляя меня сделать тебе скорее такой подарок, а я не беременела…
    …Слова врача, словно выстрелы, зазвучали для меня приговором: я не смогу стать матерью. Не смогу никогда. Я долго не говорила тебе, даже сама старалась не помнить этого, но ты хотел малыша и даже придумывал для него имя.
    - Мальчика назовем Елисеем, сказочное старинное имя, а девочку Елизаветой, так звали мою любимую бабушку. Ты согласна, Дашка? – спрашивал он.
    - Согласна, — отвечала, но при этом отводила в сторону глаза, не умею врать. Даже ложь во спасение мне претит.
    Потом плакала в туалете и выходила к мужу веселой и жизнерадостной. Не могла по-другому. Боялась его потерять. И вот теряю. Рушится весь, созданный мною, картонный мир. Рассыпается.
    …Правда все равно выплыла наружу. Подружка лучшая сболтнула: мать-одиночка с двумя детьми… Она имела виды на моего «маляра», а я этого не замечала, дурочка. Разве он на нее посмотрит! Он на самом деле не заинтересовался ей, она оттолкнула его своими сплетнями. Он долго не мог поверить…
    Другая хочет отнять его у меня, а я не сопротивляюсь. Глупая самоуверенная гусыня! Ну и портрет бездетной училки, которая никому не нужна. Лишь гордость и ничего, кроме нее…
    - Дашка, прости, я, кажется, полюбил другую женщину, она станет матерью моих детей, так, по крайней мере, пообещала, — жестко сказал ты, ожидая слез и истерики, но я молчала. Словно остолбенела, словно из человека превратилась в камень.
    Только спросила:
    - А я?
    - Считай меня своим другом, если нужна будет помощь, приходи, никогда не откажу. Пойми: я хочу стать отцом, Дашка, прости. С тобой это не получается.
    - Кто она?

  50. zinaida:

    Пчела

    Я – пчела, я кусаю и жалю тебя без причины.
    До чего же безропотны нынче мужчины!
    В сотый раз докажи мне свое совершенство,
    Да ответь поцелуем – какое блаженство!

    Выпей яд мой до капельки самой последней,
    Наплевать на обиды, на слезы, на сплетни.
    Ты букет подари самый яркий и нежный,
    Я засну на плече на мужском безмятежно.

    Я — пчела, но добром на добро я тебе отвечаю,
    Я – пчела, но уже не кусачая, просто живая,
    Мне с тобою легко, подари мне тепло и заботу.
    Чтобы глупой пчеле было больше кусать неохота.

  51. zinaida:

    Проводы любви

    Вот и расстаемся. Навсегда. И я не скажу тебе то, что хотела. Хотя знаю, для тебя это важно, но не буду, не хочу, ты сам должен разобраться в своей жизни. Сегодня хороним нашу любовь. Только никто не знает, как это делать.
    Последний ужин вдвоем — со свечами, любимой итальянской музыкой и вином «Изабелла», ты такую же красивую бутылку мне принес в первый день нашего знакомства. Я в последний раз смотрю на печальный прощальный стол: все приготовлено так, как ты любишь. Карп, жареный в сметане, фаршированные кабачки, мясо по-французски, картофель, запеченный с сыром, салаты. И бутерброды с маслом и красной икрой. Когда еще удастся отведать таких деликатесов, ведь для одной себя не захочется такую вкуснятину готовить!

  52. zinaida:

    Верни зонтик!

    Не могу ни выпить, ни забыться…

    Ты мне жизнь испортила вконец.

    Я к тебе серьезно, баловница,

    Ты играешь мной, кричишь: -Подлец!

    Ну, зачем так обзываешь грубо?

    Я не вещь твоя, не надо склок.

    Родила вдруг мальчугана Люба,

    Счастлив я, ребенка сделать смог.

    Ну и что же, не женюсь на Любе.

    Значит, мне она не по душе.

    Словно бабка, в старой черной шубе,

    Дома тоже бродит в неглиже.

    Не сравню тебя с Любовью этой.

    До чего ты, крошка, хороша!

    Угости , подружка, сигаретой.

    А потом в постельку чуть дыша.

    Ах, тебе такой и не по нраву?

    Станешь старой девой через год.

    Ты не баба вовсе, ты -отрава.

    Я — мужчина крепкий, не урод.

    А таких, как ты, полны деревни,

    Есть в поселках, даже в городах

    Женщины приятней и прелестней.

    Ты верни мне зонтик, что в цветах.

    июль 2012

  53. zinaida:

    [ ]15.05.09, 11:21

    Зимой под зонтиком

    Умереть – не встать, а  зима ли это?,
    На Урале,  Новый год  и… дождь?!…
    И  народ гуляет прямо до рассвета,
    На телеэкране  — шамкающий  вождь.

    Ты и я. Вдвоем. Чудное везенье!
    Сколько встреч ненужных и чужих людей.
    Что мы будем делать? Принимай решенье!
    Не тяни резину, милый чародей.

    Мне сказал любимый:
    - Нет тебя дороже,
    Если бы ты знала, как тебя люблю!

    Как же так случилось, человек хороший,

    Все твои признанья враз свелись к нулю?


    Я в кругу семейном даты отмечаю…
    Новогодний вечер, как девчонка, жду.
    Словно вновь с любимым, дивно молодая,
    По сугробам с ярким зонтиком иду.

    Зинаида Маркина 2008 июль

  54. zinaida:

    А интеллекта у нее никакого. Базарная баба. Я ее выгоню.
    Я ничего не сказала Эсе, пусть сами разбираются. Старик остался один, ему это тоже не нравилось. Соломыч купил у соседки подержанный диван и гордился им, словно заслуженным орденом, показывал его знакомым. Это была единственная мебель, которую он не подобрал на улице.
    Об Эсе забыл. Ездил на танцы, знакомился женщинами. Говорил о них нелицеприятно: Райка – морщинистая, ей все тело надо прогладить утюгом, Фанька – кривоногая, Симка – обжора и толстуха, у рыжей паразитки Ленки – сын полудурок… Тогда мы поняли, что этот человек не такой уж безобидный, каким кажется. Я и так не жаждала общения с ним, но как выгнать человека?
    Помог случай. Он пришел и сказал:
    - Мне дают в Кирьяте хостель, там есть даже мебель. Возьми пока мой диван, пусть у тебя постоит, я потом увезу.
    В маленькой квартире места было мало, но я согласилась: не выбрасывать же его гордость, заберет через пару месяцев, сказал. Я обрадовалась, что не увижусь с ним долго.
    Прошел месяц. Я шла от врача по улице Нордау и увидела Соломыча, сидящего на скамейке с мужчинами. Он окликнул меня. Я подошла, спросила, как он живет?
    В ответ услышала:
    - Нинка, отдай мой диван или 200 шекелей. Считаешь, что я тебе его подарил?
    - Мне он не нужен, забери.
    - Пошла ты на…., — мужики засмеялись. Этого я не ожидала, опешила. Шла по улице под веселый смех его приятелей.
    Рассказала сыну, он возмутился и сказал:
    - А мы о нем заботились, как о родном дедушке. Вот что значит не разбираться в людях, мама. Давай выставим диван на помойку.
    - Нет, а вдруг он придет, а дивана нет? Закатит скандал, не обрадуешься. Пусть стоит.
    Прожив год в Хайфе, мы переехали в город в центре страны. Думали, что делать с диваном? Решили взять с собой, вдруг объявится хозяин.
    Диван стоит на балконе, иногда мы спим на нем, иногда складываем на него ненужные вещи. Прошло восемь лет. Не знаю, жив ли Соломыч, он и тогда был стар и болен, да и, честно говоря, не интересно мне это. Не знаю, где теперь Эся, Альбина, Вера….потеряла их след, к сожалению, в Израиле нет ничего постоянного, стабильного. Не знаю, хорошо это или плохо. Только, глядя на старый обветшалый диван, вспоминаю первый год жизни в Хайфе и в стране, знакомых, и такого неоднозначного, странного старика Соломыча. И понимаю: я на него не сержусь, всякие люди бывают. Просто он был в моей жизни когда-то. Так судьбе было угодно.

  55. zinaida:

    На реке, на реченьке

    (по картине Александра Иванова)

    Каталися на лодочке мы с Васей,
    Река у нас в поселке глубока.
    Надела платье белое в атласе.
    Как я полна, и в бедрах широка!

    Влюбился в меня Вася ни на шутку.
    Он в клетчатом явился пиджаке.
    Кормила на реке  с утра я утку.
    - Пойдем, Дуняша, скатим по реке.

    Вчера я в лавке шляпку прикупила.
    О Боже, Вася, как тебе фасон?
    С Васяткой покататься….очень мило,
    Как пахнет он! Какой одеколон!

    Река текла и  весело журчала.
    Друг другом любовались мы всерьез.
    У Васи были бутерброды с салом,
    Бутылку с квасом он с собой принес.

    Все съели мы с огромным аппетитом.
    Хотела  милого ВаськА поцеловать.
    Вдруг лодка накренилась, как корыто,
    Но мой Василий смог ее поднять.

    Держу я шляпку, улыбаюсь Васе.
    Какой же он! Таких не отыскать!
    Я верю: наши чувства не погасим.
    За Васю выйду. Не хочу скрывать.
    июль 2012

  56. zinaida:

    В Израиль приехали все вместе: Рива, Соломыч, дочки с семьями и любимая внученька Наташка. Соломыч считал Наташку главным достижением своей жизни. Для нее он не жалел ничего, но девчонка видела отношение к нему взрослых, старика не почитала. Сначала они поселились в Холоне, а потом Рива предложила мужу расстаться. Он разозлился и уехал в Хайфу: здесь проживал его дальний родственник. Но тот его не принял.
    Старик снял небольшую комнатку на Адаре и стал жить один. Старика мучил диабет, положили в больницу, отрезали большой палец на ноге. Но….
    У Соломыча был необычно мобильный характер, он ничего не боялся и часто начинал жить сначала. Однажды он пришел радостный: в Хайфе для пенсионеров отремонтировали бывший дом арабов и начали заселение. Ему удалось попасть туда в небольшую комнату с общим балконом.
    Мы помогли ему переехать. В этот момент ко мне пришла моя знакомая Эся, пожилая, маленькая женщина.
    - Кто она? – спросил Соломыч.
    - Понравилась?
    - Ничего, аккуратненькая.
    С тех пор Соломыч и Эся стали приходить вдвоем. Нет, вместе они не жили, встречались. Эся готовила своему приятелю борщи и котлеты, а тот ел с аппетитом и хвалил. Но эта идиллия длилась недолго: Соломыч показал свой взрывной характер, если ему попадала вожжа под хвост, он был невыносим. Этого мы о нем не знали: в нашем доме Соломыч был милейшим человеком.
    Эся страдала от характера приятеля, но и расставаться с ним не спешила.
    - Почему? – спросила я, — Любите его?
    - Скучно одной, все-таки мужчина рядом, есть с кем погулять, не всегда же он такой дурной. Не пьет, не курит. Муж мой пил сильно, обижал меня, и то прожили 20 лет до его смерти.
    Соломыч посвежел, поздоровел, в квартирке его была чистота и обед тоже. Вырос животик, округлились впалые щечки. Чем больше он хорошел, тем больше наглел: он уже не стеснялся кричать на Эсю при всех.
    - Соломыч, что вы делаете? — сказала я ему, — Вы потеряете Эсю.
    - Ну и что? – ответил он, — Нина, неужели ты не понимаешь, что она — безмозглая дура, у нее образование 3 класса, знаешь? О чем с ней говорить, о борще?
    - Вы – страшный человек, — ответила я, — посмотрите, как вы похорошели, помолодели…Питаетесь нормально, рядом с вами приятная женщина.

  57. zinaida:

    А Валерку Хайта из радиомагазина на углу?
    - Еще как знаю, он был моим первым мужем. Кот, гуляющий сам по себе. А Розу рыжую знаешь из соседней парикмахерской?
    - Смутно помню.
    - Это наша родственница, теперь в Америке живет.
    Заговорились за полночь. Она постелила ему в салоне, но проснулся Цукерман рядом с Диной.
    - Как честный человек, ты должен на мне жениться, — пошутила она.
    - Женюсь, ей-Богу! А что у нас на завтрак?
    - Блины с творогом.
    - Откуда ты узнала, что я их очень люблю?
    - Не скажу.
    К приезду мамы и Леи Цукерман успел сделать Дине предложение.
    - Ты такая уютная, я не встречал подобной, — улыбаясь, сказал Михаил.
    - А мне тетя сказала, что ты неприступный.
    - Просто ты нашла ко мне самый короткий путь, заманила блинчиками и пирожками. Хитрая!
    Они рассмеялись.
    -Ну и дела! – думал Цукерман, — Еще несколько дней назад я даже не знал о существовании этой женщины, а сегодня…дороже ее нет. Странная штука жизнь.
    - Мишенька, — сказала Дина, — Как в жизни все интересно, неделю назад я и не думала, что в моей жизни появишься ты, любитель блинчиков и пирожков.
    - Тебя это расстраивает?
    - Что ты! Зато есть, для кого все это готовить.
    - Вот уж не думал, что так быстро сдамся во власть женщины.
    - Ты расстроен?
    - Что ты! Я даже хочу, чтобы ты с гордостью носила мою анекдотическую фамилию.
    - Я согласна.
    Через несколько месяцев они оформили брак. Только мама Цукермана немного обижена: не зовут молодые ее жить к себе.
    - Понимаешь, мама, двум медведям в берлоге тесно, а так и тебе хорошо, и нам.
    - Ладно, лишь бы ты был счастлив, — вздохнув, проговорила мама, но в ее душе все равно была печаль. Но и радость, что ее сын, наконец, оказался хорошим семьянином. Как и его отец. В конце концов, надо же было ему когда-то жениться. А в гости она будет ездить, хоть и нечасто. Зачем мешать молодым?

  58. zinaida:

    Любил Соломыч и механизмы, разбирал и пытался собрать все, что попадало ему в руки, частенько за это бывал наказан или побит. Отец умер во время войны: тяжелый диабет, впал в кому и не вышел из нее. В жизни Соломыч пробивался сам: окончил математический факультет университета, преподавал математику, вскоре неожиданно пригласили преподавать летчикам, он согласился. Соломыч имел прочные знания во многих областях, талантов ему было не занимать. Рассказчиков таких, как он, немного на свете. Освоил специальность механика по самолетам, способный и трудолюбивый, вскоре получил хорошую должность и заработок.
    Зато….в личной жизни ему не повезло. Личная жизнь Соломыча не складывалась с самого начала: уж больно он был сам по себе. Никаким законам и условностям не подчинялся.
    С Ривой он познакомился в больнице, там лежал с воспалением легких. Она дежурила на посту, медсестра была строга и неприступна. Этакая нежная Снежная Королева, не улыбнется лишний раз.
    - Я возьму эту крепость, — решил Соломыч и начал штурм. Дарил подарки, рассказывал байки из жизни летчиков. Потихоньку в сердце Снежной Королевы треснул лед, и брешь была пробита.
    Рива была красива, и поклонников у нее хоть отбавляй, но настырный Соломыч всем дал от ворот поворот и завладел красавицей-медсестрой. Свадьба, хоть и скромная, состоялась. Молодая жена не распознала характер своего избранника, а ведь могла бы им управлять. Ей это не удалось, он для нее был непонятен. Родились две дочки, а Соломыч… Он любил вольную жизнь. Нет, он не был ловеласом, но и семьянина из него не получилось. Он мотался по командировкам, находил для себя доступных женщин, развлекался. Приезжал домой с радужной надеждой стать первоклассным мужем и отцом. Увы, его непостоянная натура не давала ему возможности сделать это, и все шло по-старому. На работе Соломыча считали чудаком, часто подшучивали над ним, порой даже жестоко. Один раз он упал в сугроб головой и еле выбрался оттуда, чуть не задохнулся. Таких случаев у него было немало. Его национальность не стала в жизни препятствием: евреем не обзывали, уважали за познания, звали «ходячей энциклопедией». Перед абсорбцией в Израиль все у него пошло наперекосяк: в семье стал чужим, заболел тяжелым диабетом, с работы уволили: казахи «разлюбили» людей другой нации, тем более, евреев.

  59. zinaida:

    Женщин в цехе не было, кроме уборщицы Сары, немолодой и угрюмой. Говорили, что она такая, потому что сын – наркоман, а дочь в проститутки подалась. Какая тут радость? Остались те женщины, которые обед выдают. Он пригляделся к ним: белокурая кокетка Мария – вертихвостка типа Миры, Авива слишком молодая и глупенькая, а Поля….может, Поля? Но одинокой Полю не назовешь, у нее три дочки, внуки…ей покоя от них нет. Поля тоже не подходит.
    Он спешил домой рассказать обо всем маме: так привык. Но мамы дома не оказалось, только записка: «Мишенька, ключи возьмешь в седьмой квартире. Я уехала срочно в Нетивот, серьезно заболела моя двоюродная сестра Двойра. Пробуду несколько дней. Целую, мама»
    В седьмой квартире жила горбоносая Лея, хорошая подруга мамы. Он позвонил дверь, но вместо сморщенного личика старой Леи увидел круглое щекастое и улыбающееся лицо женщины лет 45. Она смотрела на него приветливо, как на старого приятеля.
    - Здравствуйте, — робко сказал он, — А где Лея, мама оставила ключ…и…
    - Проходите. Вы – Миша?
    - Да.
    - Погодите минутку. Сначала познакомимся. Я – племянница тети Леи из Хайфы, меня зовут Дина.
    - Очень приятно, но где ключ?
    - Дело в том, что тетя Лея вместо своего ключа нечаянно взяла ваш. Увы…
    - Мда….Когда она придет?
    - Она уехала с вашей мамой. Так что придется вам несколько дней пожить здесь, хорошо, что у тетушки две комнаты.
    - Сейчас позвоню маме.
    Цукерман вышел в коридор и стал звонить маме. Но телефон был отключен. Цукерман занервничал, что делать?
    - Я переночую у Рабиновича, — сказал он Дине, — Не хочу быть для вас обузой.
    - Не уходите, я настряпала пирожков с мясом, с ними мне одной не справиться. Помогите мне, ну, пожалуйста! – Она смотрела на него так приветливо, что Цукерман не смог отказаться. И пирожки на столе были соблазнительными, а ароматный чай с клубничным вареньем был настолько ароматным, что хотелось пить еще и еще.
    - Миша, откуда вы приехали в Израиль? – спросила Дина.
    -Из Гомеля.
    -Надо же! И я из Гомеля.
    - Вот это да! А я думал, вы из Твери, как Лея.
    - У нее муж был военный, вот они и жили во всех городах. Он в Твери решил остаться, там и умер.
    Вскоре пирожки были основательно уничтожены, а Миша и Дина говорили о родном городе, искали общих знакомых. И находили.
    - Помнишь газировщицу Басю с кривыми ногами?
    - Ага, она такая смешная была. Какая газировка у нее чудная была! Светлая ей память!

  60. zinaida:

    Субботним утром люблю поспать, вот и в эту субботу в 8 утра я видела сладкий сон. Меня разбудил звонок в дверь. На пороге стоял улыбающийся Соломон Львович с двумя огромными кастрюлями и пакетом в руках. Вид у него был торжественный и счастливый.
    - Вы? – удивилась я, — Как вы узнали номер моей квартиры?
    - Проследил, — улыбнулся он, — Впустите же меня!
    - Ничего не понимаю, — сказала я, — Что вам надо? И тише: у меня сын спит.
    - Пора вставать, уже утро, — добродушно произнес он, — Сын, иди сюда, утро на дворе, птички поют!
    Сын, заспанный и недовольный, прямо в трусах прошел в кухню:
    - Мама, — сказал он, — кто там пришел?
    Увидев старика, поздоровался.
    - Меня зовут Соломон Львович, — сказал он сыну, — Я недавно познакомился с твоей мамой. На Нордау, у фонтана.
    Сын улыбнулся:
    - Соломон Львович, звучит, как СолОмыч, здорово!
    - Вот и называйте меня СолОмыч, оригинально. Молодец, — похвалил он сына, — Работает голова. А теперь все за стол! Намечается праздничный обед.
    - У вас день рождения? – спрашиваю.
    - У меня каждую субботу праздник. Я ночую с пятницы на субботу в ешиве, а это мне дали, — и Соломыч открыл кастрюли. В одной из них аппетитно румянились куриные четверти, в другой – фаршированная рыба, а в пакете – пудинг и куски сладкого пирога.
    - Ну, как? – спросил он.
    С тех пор Соломыч стал частенько появляться у нас в доме. Каждую субботу с провизией, а в такие дни без нее. Смотрел телевизор, играл с сыном в шахматы, рассказывал о своей жизни. Иногда казалось, что он — наш родственник, настолько старик был привязан к нам.
    Соломыч родился на Украине в дружной еврейской семье. Когда говорил о матери, то на его глаза наворачивались слезы, и он, не стесняясь, плакал. Много у него братьев и сестер, он был младшим. Сейчас почти никого в живых уже нет, только две младших сестры: одна в Питере, другая – в Германии с дочерью. Соломыч с детства считался любознательным: читал все, что попадало под руку, а попадало немного: детство выпало военное, в эвакуации приходилось работать в колхозе после школы. Только ночью, при свете керосиновой лампы, удавалось немного почитать, керосин ценился на вес золота.

  61. zinaida:

    Скучно, тоскливо, никого не знаю…
    И вдруг стенд с объявлением: выступает пианист, исполняется музыка довоенных лет, цена билета 10 шекелей. В зале рядом со мной сидит приятная женщина, интеллигентная, гораздо старше меня. После концерта вышли вместе, познакомились, договорились гулять по вечерам.
    И вот я, моя новая знакомая Альбина и ее приятельница Вера, ровесница и землячка Альбины, идем по пешеходной улице Нордау, беседуем о новых книгах, об искусстве, о своих бывших профессиях. Бурлит любимый горожанами фонтан, изрыгая зевом хрустальные брызги, в кафе излишне громко беседуют посетители, бегают ребятишки, радуясь тихому, теплому вечеру.
    - Нина, — спрашивают меня новые подруги, — А чем ты занималась в России?
    Пытаюсь рассказать им о своей прежней работе просто и доступно, но они не все понимают, далеки от этого: одна – библиотекарь, другая – педагог. И вдруг…в наш разговор вклинивается пожилой мужчина и вполне толково объясняет основы моей профессии.
    - Соломон Львович, — представился он, — Из Казахстана, специалист по самолетам, а также математик.
    Мы посмотрели на него и улыбнулись. Внешний вид его жутко комичен, несерьезен, и тем не менее… Наш новый знакомый — небольшого роста, средней комплекции, в клетчатой старенькой рубашке, белесых шортах и выцветшей кепке-бейсболке. Черты лица типично семитские, незапоминающиеся. Разве грустные навыкат глаза привлекали внимание. Ему было тоскливо одному, в этот вечер он шел с нами и говорил, говорил… без умолку. Слушать его было интересно: предлагались рассказы из жизни аэропорта и летчиков. Мне даже показалось, что ему понравилась одна из моих спутниц. Что ж, подумала, пусть знакомится, женщины его возраста, мужей у них нет, а он неглуп, интересный человек, а прибрать и придать товарный вид мужчине каждая женщина сможет по своему вкусу.
    Мы проводили до дома обеих женщин, и Соломон Львович любезно довел меня до моего дома.
    - Ниночка, — сказал он мне, — Вы мне понравились, я бы хотел встречаться с вами.
    - Простите, — ответила я, — Это в мои планы не входит, и потом…вы намного старше меня, а я … в общем, давайте останемся просто знакомыми.
    Я попрощалась с ним и пошла домой. Не придала значения этой встрече, мало ли кого встретишь на пути, училась в Ульпане, встречалась с Альбиной и Верой.

  62. zinaida:

    Цукерман
    Цукерман прожил всю сознательную жизнь с заботливыми родителями. Так и не женился. Конечно, были у него и женщины, возможно, и дети, только о них он не знал. Зачем? Ему так было хорошо в своей семье, где мама каждую неделю перестилала для него чистую постель, а на завтрак жарила его любимые блинчики с творогом. Но все хорошее кончается. Отец скоропостижно ушел туда, откуда возврата нет, а мама решила женить горячо любимого ребенка 52 лет.
    - Какие женщины тебе нравятся, Мишутка? – спросила она.
    - Уютные, — одним слово ответил Цукерман, и мама все поняла. Они привыкли понимать друг друга с полуслова.
    Однажды он пришел домой, а в кресле напротив мамы сидела ярко накрашенная и довольно привлекательная толстушка в нежно бирюзовом брючном костюме. Она кокетливо улыбалась.
    - Это ваш сын, Рая? Какая прелесть! Какие глаза, какой римский нос! Это лицо – произведение искусства. Не ожидала, — промолвила дама, словно говорила о том, кого нет в помещении.
    - Мишенька, познакомься, это Мира, правда, прелестное создание? – сказала мама.
    - Угу, — буркнул Цукерман, — прелестное. Только я в шахматный клуб спешу. Играю с Рабиновичем ответственную партию, от этого зависит, кто поедет на чемпионат. Пожалуй, я оставлю вас, простите.
    - Можно я с вами? – спросила толстушка.
    - Почему нет? Только там одни мужики, – вопросом на вопрос ответил Цукерман, идти с этой женщиной в клуб ему не хотелось.
    По дороге Мира попросила купить ей мороженое «Лакомку». Она болтала без умолку о спектакле, который вчера довелось посмотреть, о женщине, которая живет у нее за стенкой и портит настроение, слушая тяжелый рок. Они вошли в клуб. Находившиеся там мужчины сразу отреагировали на незнакомку.
    - Миша, познакомь с дамой! – потребовал Рабинович, жизнерадостный толстяк с пивным животиком.
    - Какая женщина! Мне б такую! – сказал Жора, шумливый горский еврей, а его приятель с тех же мест — верзила Дани пригласил Миру за столик.
    Мире понравилось быть в центре внимания. Она рассылала улыбки всем и каждому, словно кинозвезда на ковровой дорожке.
    Матч Цукерман выиграл и спешил рассказать об этом маме. Он оглянулся. Мира сидела с Дани и нежно трепала наманикюренным пальчиком его рано поседевшие и поредевшие кудри. Отлично. Цукерман, не прощаясь, ушел.
    - Где Мира? – спросила мама.
    - Ушла к другому. Мама, да не моя эта женщина: яркая, шумная, мне б что попроще, поуютней.
    - На работе приглядись.

  63. zinaida:

    Дорочка, здравствуй!

    - Ой, кого я вижу! Дорочка! Здравствуй! Сколько лет, сколько зим!
    - Позавчера виделись, Белла, у тебя склероз.
    - Так, Дорочка, это было позавчера, давно. Я успела соскучиться по тебе, дорогая.
    - Соскучиться! Позвонила бы, сходили бы вместе в парк.
    - В парк? Да ни за что. Сидит там целое сборище стариков, и нам косточки перемывают. Помнишь, Дусю? Что только про нее не говорят: и грязнуля, и готовить не умеет, и живот у нее огромный….Хочешь, чтобы и нас так обсуждали? Нет, Дорочка, я не желаю.
    - Я тебя не заставляю, Белла. Как твой Гриша, где вы ему 80 лет отмечать будете?
    - Нашла героя, он уже давно к Верке сбежал, к той, горбатенькой, у нее квартирка своя, а я на съемной пока живу. Так что я свободна и счастлива. Паразит этот Гришка, богатенькую искал. Как я ненавижу эту Верку!
    - Нельзя так, Белла, мы уже пожилые люди, нельзя нам кого-то ненавидеть, Бог покарает.
    - Чего? Глупая ты, Дорочка, всем доверяешь. И что ты с этим подлецом Еськой связалась, сидит на твоей шее, альфонс проклятый.
    - Я связалась с ним 55 лет назад, приходится вдвоем доживать, мы с ним счастливы, помогаем друг другу. Он – не альфонс, мы оба пенсию получаем. А работать в 77 лет уже никого не посылают.
    - Кто желает, тот не ленится подработать. Пенсию получаете? На это можно жить? Посмотри на себя, у тебя от недоедания круги под глазами.
    - Круги от недоедания, о чем ты, Белла? Мы любим вкусно покушать, и в питании себе не отказываем.
    - То-то у него живот впереди плывет, смотреть противно, Дорочка. Посади его на строгую диету.
    - Он мне такой нравится.
    - Поросенок. Представляю, как он ночью храпит, мне даже плохо становится. А как он потеет! Кругом пот с него льет, а он его платочком подтирает. А носки какие вонючие! Ужас! Я бы с ним жить не смогла, Дорочка.
    - Я тебе не предлагаю, Белла.
    - А сколько он ест! Обжора, а не мужик!
    - Ты не права, он ест ровно столько, сколько я ему положу.
    - Не старайся, он давно не мужик, так, существо мужского пола. Дорочка, а супружеские обязанности он исполняет?
    - Конечно.
    - Врешь, у него аденома, мне говорили, Дорочка, а это уже пиши, пропал.
    - Да, Белла, была аденома, сделали операцию, теперь слава Богу…на здоровье в этой области не жалуется.
    - Богу она славу поет. Еще намучаешься с ним, болячка нехорошая, Дорочка.
    - Он же мой, я обещала быть ему верной до конца.
    - Дура! Противозный мужик, он вчера подсел на лавке к Дуське…
    - Молодец! Значит, еще есть порох в пороховницах, Белла. Ты что вообще хотела мне сказать?
    - Ничего особенного, Дорочка, я хотела сказать, что ты — форменная дурочка.
    - Это, Белла, я и без тебя знаю. Конечно неумная, если уже 10 минут слушаю твои гадости. Другая бы повернулась и ушла, что я сейчас и сделаю.
    - Дорочка, погоди! …. Ушла! Тоже мне кинозвезда, толстуха проклятая. Почему Еся 55 лет верен этой уродине, почему? А, понятно, пожрать любит. А готовит эта баржа превосходно. Напроситься что ли в гости на рыбку фаршированную? Решено. Только пусть успокоится, а то я ей такого наплела! Ну, и хорошо, зато мы квиты.  Здорово!

  64. zinaida:

    Пчела

    Я – пчела, я кусаю и жалю тебя без причины.
    До чего же безропотны нынче мужчины!
    В сотый раз докажи мне свое совершенство,
    Да ответь поцелуем – какое блаженство!

    Выпей яд мой до капельки самой последней,
    Наплевать на обиды, на слезы, на сплетни.
    Ты букет подари самый яркий и нежный,
    Я засну на плече на мужском безмятежно.

    Я — пчела, но добром на добро я тебе отвечаю,
    Я – пчела, но уже не кусачая, просто живая,
    Мне с тобою легко, подари мне тепло и заботу.
    Чтобы глупой пчеле было больше кусать неохота.

  65. zinaida:

    Аромат русского хлеба

    А на седом Урале снова снег.
    Спят ели в снежно-белой колыбели.
    Снег стонет от скрипучих санных слег,
    И вновь летит спокойно, без метели.

    А у меня в Израиле дожди.
    От сырости тоскует, плачет небо.
    Прошу тебя: до лета подожди,
    Приеду я. Купи буханку хлеба.

    Здесь хлеб у нас израильский, другой,
    Такого нет тепла и аромата.
    Мы выпьем за тебя, мой дорогой,
    И хлеб съедим с тарелкою салата.

    Он ноздреват и сказочно хорош,
    С приятною и нежною кислинкой.
    Без примесей, одна сплошная рожь.
    И с маслом, и с икрой, и с буженинкой

    ……На самолете полечу домой.
    Везу друзьям я черные буханки.
    Всех угощу….А за окошком зной.
    И по песку совсем не ходят санки.

  66. zinaida:

    СолОмыч

    Первый год моей жизни в Израиле. Мы с сыном снимаем в Хайфе малюсенькую квартирку на карке, на Адаре, где нам предстоит прожить целый год. Хозяйка – скупая и препротивная тетка, приехавшая из Польши, пытается выжать из нас побольше денег. Убеждает, что Адар – прекрасный район. Рядом – рынок, библиотека, клуб… Но пугают варварски гудящие под окном машины и шумливые соседи. Я еще не знаю, что в квартире рядом обитают проститутки, и клиенты, постоянно путающие адрес веселой квартиры, в любое время дня и ночи звонят нам.

  67. fira:

    ПРИВЕТ ,ЗИНУЛЯ,КАК ДЕЛА?

    ПРИЯТНО Я УДИВЛЕНА

    ТЕБЯ УВИДЕТЬ В ГРУППЕ НАШЕЙ  

    И ТЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ ВСЁ ПАШЕШЬ.

    ЧИТАЛА Я ТВОИ СТИХИ,

    ОНИ ОДИН ДРУГОГО КРАШЕ!

  68. zinaida:

    История четвертая. Стельки.

    Прошло много лет.
    Ушел из жизни доктор Арон и все старшие члены его семьи. Главной в семье осталась Алла: она давно мать и бабушка. Женщина часто вспоминала родителей и истории, случившиеся с ее отцом. Но Алла четко знала, что уродилась человеком рассеянным, очень похожим на отца. О ее многочисленных потерях можно долго рассказывать, о находках тоже. А на днях случилось … И это почти не выходя из собственного двора.
    У Аллы в последнее время пробемы с позвоночником, в любой обуви она носит магнитные стельки. Даже в комнатные тапки Алла прокладывает любимые стельки. А еще она обожает свою маленькую Дженни, собачку спокойную и ласковую, породу которой определить можно не сразу.
    - Я иду гулять с Дженькой, позвони мне через час, — звонит она, — У меня есть , что тебе рассказать.
    - Хорошо, — отвечаю.
    Я позвонила лишь через три часа. Моя подруга была расстроена.
    - Знаешь, я где-то потеряла стельку и не заметила, представляешь? – сказала она, — Как же я без них?
    - Поищи, выйди еще раз на улицу, ты гуляла с собакой в своем районе.
    - Нет, я не найду. Это уже все, придется покупать новые стельки.
    - Найдешь. Иди пока светло, ну, быстрее!
    Алла нехотя пошла на улицу, и на самом видном месте увидела потерянную стельку. Как она обрадовалась!
    - Знаешь, ты была права, стелька нашлась, — сообщила она мне.
    Мы смеялись и радовались.
    - Все-таки, как я похожа на папу! – сказала смеющаяся Алла, — Просто его копия.
    январь 2012

  69. zinaida:

    - Ой! Дед Мороз, это я от боли такая сердитая. Может, подтянешь или поставишь мне новые шарниры, а то я просто ору, когда одна дома.
    - Шарниры заменю тебе, Яга, может, еще что помочь?
    -Ага, работы много: куриные ножки начинают протухать, менять надо, крыша протекает, печка почти не греет, а окошко недавно лось своими рогами пробил. Мужика у меня нет, никто не позаботится, не согреет душу. Несчастная я, самая несчастная из обитающих в соседних лесах.
    - Чем смогу, помогу, — пообещал Дед Мороз.
    Он слова на ветер не бросает, помогать стал даме, а она ему в лесу — Новый год устроить. Взаимопонимание полное.
    - Мороз, зайди ко мне, отметим нашу успешную совместную деятельность, — попросила она.
    Он не смог ей отказать, сел за стол, и началась дружеская беседа. Только сознание Деда вдруг помутилось, и….
    Он проснулся обнаженный рядом с такой же обнаженной Бабой Ягой. Плохо стало старику: что о нем подумают? Воспользовался служебным положением? Рядом мирно, посвистывая, храпела Яга. Ее синюшное морщинистое , костлявое тело вызывало отвращение. Он быстрехонько оделся и сбежал. Потом еще долго отмывался в проруби.
    А Яга позвонила Кикиморе болотной и сказала:
    - Старая ты, грязная жаба! На что ты меня подбила, вонючка болотная? Притащился ко мне этот холодный и противный Мороз, пытался изнасиловать. Жаль, свидетелей не было.
    - Здорово! Изнасиловал?
    - Он бы рад, но…полный импотент. И тело у него противное: снежно-белое, елкой воняет.
    - Дык не изнасиловал?
    - Говорю же не смог, кишка у него тонка. Не надо мне такого мужика.
    - Не надо. Тут есть еще один жених: Змей Горыныч, у него целых три головы.
    - А че у него еще в тройном размере?
    - Ничего.
    - Знаешь, подруга, раздумала я замуж выходить, Дед Мороз и так все мои желания выполнил, кроме одного, самого заветного.
    - Что со старика возьмешь?
    Подружки распили бутылочку и разошлись. А Новый год наступил и для них. Потому что Дед Мороз подсуетился. Новый год на планету привел.
    Янв 2011ввс

  70. zinaida:

    История третья. Кошелек.

    Доктор Арон жил с семьей в собственном доме с огородом. Это помогало большой семье в пропитании, и дети могли прогуляться по двору и сорвать свежий огурчик или редисочку. Все удобства находились во дворе, но тогда так жило большинство советских людей. В этот день доктор долго раздумывал над производственными вопросами, которые мучили его и на досуге. Но жизнь есть жизнь, и, как все люди, Арон вынужден был пойти в туалет для отправления естественных надобностей. И тут (о, ужас!) из кармана его брюк в выгребную яму упал кошелек со всей полученной зарплатой.
    - Что делать? Я в трансе, – спрашивал Арон домашних, — Придумайте выход. И смех, и грех! Кошелек не жалко, а деньги…пропали, а я столько хотел купить на них!
    Домашние охали и ахали, смеялись и вздыхали, но выхода не видели.
    - Ассенизаторов надо срочно вызвать, — сказала одна из тетушек.
    - Время не пришло, — сказала другая, — найдут ли они кошелек, а деньги большие платить придется, а потом в испражнениях все деньги из кошелька или уже испорчены, или сгниют. Нет, не стоит, надо смириться.
    Долго рассуждали на эту тему, но решить вопрос не смогли, поговорили, что утро вечера мудреннее. Утром Арон вспомнил о своих злоключениях и расстроился еще больше.
    -Ладно, папа, не расстраивайся, — сказала Алла, — Не первый раз теряешь, переживем.
    Арон решил, что от судьбы не уйдешь и попытался забыть этот случай. Снова стал веселым и остроумным. Весной пришло время вызывать ассенизаторов. И тогда…они обнаружили кошелек, от которого шло такое амбре! Но Арон радовался, как ребенок.
    Он промыл кошелек обеззараживающим раствором, раскрыл, а там…в целости и сохранности обнаружилась месячная зарплата, которая так обрадовала его. Потом все радовались и смеялись, а Арон пообещал близким, что будет аккуратнее и менее рассеяным, но характер у него не изменился. Потому с ним происходили и другие каверзные случаи.

  71. zinaida:

    Счастливая Яга

    Баба Яга всеми фибрами своей недоброй душонки ненавидела Новый год. Годы нахально шли и шли, не обращая внимания на бабкин возраст, а она все еще не замужем. Некому старенькую и подгнившую избушку залатать, ветры холодные в нее и так забегают. Да и костяная нога стала побаливать: шарниры раскрутились, ржавчина их разъела, а менять их больших денег стоит. Был бы мужик, он бы…. Куда без мужика? Да и с ним не лучше: пробовала выйти за Чудище, так этот наглец только и делал, что валялся на диване и пиво глотал. А пиво не дешевое: у Яги сколько денег высосал. Еле избавилась.
    - Несчастная я, — подходя к зеркалу, сказала Баба Яга, — бедная сирота, некому за меня заступиться. А годы бегут, как зайцы от охотника. Ведь я и красавица, и умница, любое авантюрное дело мне по плечу.
    - Ты – полная идиотка, — в избушку вбежала Кикимора болотная, — За кого ты себя принимаешь? Умница и красавица? Плохо в зеркало смотришься, подруга. Глянь, глянь.
    - Да я все понимаю, что делать?
    - Выйди за Деда Мороза, он старый, ни фига не видит и не слышит, полный отстой, как и ты. Никаких твоих недостатков не заметит. Зато стареть не будешь, Новый год на тебя не распространится. Тебя Снегурочкой будут называть.
    - Класс! Только как его заманить в избушку?
    - Надо не только заманить, а еще и в кроватку уложить, ледяной водочкой подпоить, мороженым угостить, — Кикимора болотная хохотнула и уселась за стол, — Мне тоже налей, потому, как я замерзла.
    Выпила Кикимора, и тут же свалилась. Весь пол избушки заняла. Пришлось Яге прилечь на диванчик и подумать о своей горькой жизни. Думала, думала и придумала.
    Позвала Яга гномов и попросила доставить Деда Мороза, дескать, хочет помочь ему в организации новогоднего праздничного веселья в лесу. Дед не замедлил явиться.
    - Это хорошо, Баба Яга, что ты стала такой заботливой и ласковой к обитателям леса, раньше ты срывала все мои мероприятия, — сказал Дед Мороз.
    - Дура была, а теперь я поумнела, годы-то уже не юные. Кстати, Дед Мороз, ты скажи мне, ты – добрый, а все еще одинокий. Только внученька одна с тобой, а вдруг она выйдет замуж? Что делать будешь?
    - Правнуков нянчить, это так здорово! Они такие маленькие, сладенькие.
    - Да, вкусненькие, особенно, если зажарить со сливочным маслом, прости, я хотела сказать, если смотреть, как они кушают оладушки с маслом.
    - Смотри у меня, опять за старое..
    - Что ты! Пошутила я.
    - Неудачно шутишь, уважаемая, за такие шутки…

  72. fira:

    Super(Y) Super(Y)Super(Y) Super

    (L)(L):-D:-D:-D:-D:-D(L)(L):-D:-D:-D:-D:-D(F)  

    (L):-D:-D(lo)(lo)(lo):-D(L):-D(lo)(lo)(lo)(lo):-D:-D(F)

    :-D:-D(lo)(lo)(lo)(lo):-D:-D(lo)(lo):-D:-D(lo)(lo):-D:-D

    :-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(lo)(lo):-D

    :-D:-D:-D:-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(fr)(fr)(fr)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(fr)(L)(fr)(F)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(fr)(fr)(fr)(L)(fr)(fr)(fr)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(fr)(L)(L)(L)(L)(L)(fr)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(fr)(fr)(fr)(L)(fr)(fr)(fr)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(fr)(L)(fr)(F)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(lo)(lo):-D(F)(F):-D(fr)(fr)(fr)(F)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D:-D(lo)(lo):-D:-D(lo)(lo):-D:-D(F)(F)

    (L)(F)(F):-D(lo)(lo):-D(F):-D(lo)(lo)(lo)(lo):-D:-D(F)(F)(F)

    (L)(F)(F):-D:-D:-D:-D(F)(F):-D:-D:-D:-D:-D(F)(F)(F)(F)

    (F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)(F)

    Super(Y) Super(Y)Super(Y) Super(Y) Super

  73. nadezhda:

    (F) (F) (F) (F) (F) (^) (CC) (CC) (CC) (CC) (CC)

  74. zinaida:

    Длинный акростих

    Я шью платье из тонкого шелка.
    Ты оценишь меня, я — принцесса.
    Есть фасон очень модного толка:
    Бюстик плотный и юбка с разрезом.
    Я скрою декольте по фасону,
    На груди завяжу пышный бантик.
    И наденет мне милый корону.
    Как спешу я на бал в новом платье!
    Обними меня сильной рукою.
    Говори о любви и о счастье,
    Дай мне шанс не расстаться с тобою.
    А тебя я душой обогрею.
    На ромашке гадая, мечтаю.
    Есть красивей меня и нежнее.
    Знай, на свете одна я такая.
    А со мной ты пока не знакомый.
    Бередишь мое сердце любовью.
    Ухожу рано спать, чтобы дома
    Дописать наш роман. Чтобы вновь я
    Уходила в таинственный мир любви.

  75. zinaida:

    Мария тяжело заболела. Родные много лет ухаживали за тяжело больной женщиной, но она ушла из жизни молодой. Для Арона это был удар, но ему предстояло заботиться об оставшихся членах семьи. Было нелегко, но унывать доктор не умел, из любой ситуации находил выход. Такой у него был характер!
    Прошли годы. Ида, старшая сестра Марии, тяжело заболела и обратилась к зятю:
    - Арон, я тебе завещаю все деньги, которые накопила, а ты похорони меня, как положено. Поставь памятник. На все хватит денег , и вам с Аллочкой останется.
    - Прекрати, ты еще поживешь, я тебе, как врач говорю.
    Но он прекрасно понимал, что ее дни идут к закату. Вызвали нотариуса и оформили завещание.
    Ида скончалась в холодный зимний день. Похороны не были пышными, но достойными: пришли знакомые и соседи проводить хорошего человека в последний путь.
    Летом решено было поставить памятник. Арон съездил в мастерскую, где их изготавливали, выбрал камень, решил, какую сделать надпись. Подсчитали сумму стоимости памятника, она оказалась высокой, но Арон решил, что должен сдержать слово, данное человеку, с которым породнился.
    В день оплаты стоимости памятника Арон пошел в сберкассу и снял деньги.
    - Слава Богу, хватило, еще и осталось немного, — подумал он, — Вдруг Алкиным детям срочно придется что-то покупать. Горит на них все.
    Положив всю сумму денег в задний карман брюк, Арон побежал к автобусу. Народу было не слишком много, потому через пару остановок ему удалось занять удобное место.
    Выйдя из автобуса и пройдя часть пути до мастерской, Арон механически дотронулся до заднего кармана. Он оказался пуст. Расстроенный, он вернулся домой.
    - Алла, — сказал он дочери, — не пойму, как это могло произойти, народу было мало в автобусе, — казалось, что он заплачет.
    - Ничего, папа, жаль деньги, но ты подумай, что могло случиться еще гораздо худшее, успокойся, — — Алла, как человек с таким же характером, хорошо понимала его.
    Пришлось добавлять большую часть собственных накоплений, зато памятник тете Иде сделали крепкий, он и теперь стоит на ее могиле.

  76. zinaida:

    Живу в Израиле 10 лет, а так мало понимаю. Пришла на почту. Подаю деньги и прошу «булим ле Русия», марки в Россию, письмо хочу друзьям написать. Симпатичная женщина на чистом русском языке говорит:
    - Марки в Россию подорожали, теперь их цена 4, 5 шекеля.
    - Неужели в 2 раза? – спрашиваю я.
    - Зато теперь вес письма может быть до 100 граммов, а был до 20.
    Спрашивается, а, если я хочу посылать письма небольшого веса, почему я должна платить вдвое больше? Почему нет марок разной стоимости?
    Есть организация, которая за деньги позволяет вызвать врача на дом. За это каждый месяц надо отчислять энную сумму. Пришел врач — еще 20 шекелей, да и прождешь несколько часов. За укол снова деньги. Зачем такой врач, который на сердечный приступ приезжает через 4 часа, когда он уже не нужен больному? Выпишет рецепт без скидки. Зачем этот рецепт, когда я за полную цену могу купить лекарства в любой аптеке?
    Клубы. Я так и не понимаю, для чего они? Может, для ивритоговорящих? Никак не для олимов. Знаю три больших помещения, в которых русскоговорящие почти не бывают, нет для них мероприятий. А недавно закрыли профсоюзный клуб «Катюша».
    Куда пропал новостной сайт нашего города? В других городах он успешно работает. Причина одна: никто не хочет хоть немного оплатить его работу, вот и не знаем новостей. Три года мы с редактором работали бесплатно, больше не хочется, надоело себя не уважать. Надоело!
    Дом Оле, дом для репатриантов. И здесь тоже приткнуться не особенно можно. Кружки стоят хороших денег, они для детей. А взрослым? Да, есть хор для пенсионеров, пару ансамблей, где руководители работают почти бесплатно, клуб идиш, библиотека… А вот придти вечерком или днем просто отдохнуть и пообщаться? Не радуйтесь, этого нет.
    Был мой творческий вечер. Выделили ровно час. Был аккордеонист, люди хотели продолжения вечера, но нас грубо выгнали. Есть такая женщина по имени Нина, которая по долгу службы занимается изгнанием тех, кто задержался.
    Также расправляются и с литературной студией, неужели не понятно, что творческие люди не могут общаться от сих до сих?
    Сейчас в Дом Оле пришло новое руководство, может, пойдет навстречу репатриантам? Не знаю.
    Иду по городу, устала, а скамеек нет, хоть на тротуар садись, как делают некоторые, но я не привыкла. Вижу смуглых людей сидящих прямо на заплеванном тротуаре и говорящих по телефону. Мы не можем, не наша ментальность, нам скамейки подавай.
    Хотелось бы, чтобы в городе были фонтаны (стыдно смотреть на вялотекущий фонтан в центре), больше зелени, а улицы блистали чистотой. Конечно, мы сами виноваты, что наши улицы выглядят неряшливо, но и уборка улиц города оставляет желать лучшего. Где доски для объявлений, стенды? Когда-то их было много по городу.
    Свои письма частенько нахожу в соседнем подъезде, потому что номера квартир в обоих подъездах идентичны. Письма соседей отношу в соседний подъезд, но не все такие сознательные, кто-то и выбрасывает.
    Всего этого я не понимаю и не пойму, а вы?

  77. zinaida:

    - Арон, что ты наделал? Надо перегладить брюки. Ты же на боках стрелки нагладил, а надо спереди и сзади, — сказала жена.
    - А мне так нравится, понятно? Я так хочу, – он упрямо натянул на себя брюки с боковыми стрелками и вышел из дома, громко хлопнув дверью.
    На него оглядывались прохожие, но доктор не обращал на это внимания. Его душила обида. Подошел автобус. Арон вошел во внутрь и плюхнулся на первое свободное сидение, даже не подумав, почему многие пассажиры стоят, а это сидение не занято.
    - Куда вы сели, мужчина? – сказала толстушка с живой курицей в корзине, — Там, на сидении черника рассыпана. Вы брюки запачкали.
    Доктор упорно молчал, но вдруг резко вскочил и вышел из автобуса. Шел пешком до самого дома, а вслед ему смотрели зеваки. В дом он не вошел, а вбежал.
    Резким движением стащил брюки и неожиданно громко расхохотался. Они были все в пятнах от раздавленной черники.
    - Натюрморт, надо же, — промолвил он, смеясь.
    - Ну, и ну, — сказала Мария, — где тебя так угораздило?
    - А как ты думаешь, Машенька, для чего существует черника? – он улыбался.
    Мария пыталась вывести пятна с любимых брюк супруга, но…пришлось покупать новые. Арона это обстоятельство не смутило, он рассказывал о черничных брюках друзьям и знакомым с таким юмором, что они смеялись до слез.
    Уж такой доктор был веселый человек, не помнил плохого, во всем находил только хорошее и смешное.

    История вторая. Деньги тетушки Иды

    Арону вместе с супругой Марией досталось большое «наследство»: три сестры жены, так и не вышедшие замуж. Так что фактически у Арона была большая семья: Мария, дочка Алла и три родственницы, о которых он заботился всю жизнь. Этакий женский батальон. Одна из сестер Марии была зенитчицей во время Отечественной и храбро воевала на фронте. Еще во время гражданской войны она сошлась с мужчиной, белополяком, но ей не повезло, он был убит. В память о нем неудавшейся жене досталась шуба беличья голубоватого цвета, которую донашивала Алка. Вторая сестра была пристроена Ароном в сестры Пастера, и она его не подвела. Все сестры были великими рукодельницами. Свою нерастраченную любовь они отдавали единственной племяннице Алке и ее детям.

  78. zinaida:

    Примета

    Полночь небо звездами расшила.
    Улыбался дивный месяц май.
    А девчонка зеркало разбила.
    И залаял песик – шалопай.

    До чего ж недобрая примета!
    Может, просто – кончена любовь?
    У кого же испросить совета?
    И девчонка вспоминает вновь,

    Как он пел! И разливались звуки
    По дворам, по улицам села.
    Пел он о любви, и о разлуке,
    Как сирень под окнами цвела.

    Плакала она под лай собачий:
    - Почему со мной он не всерьез?
    Думала, что жизнь пойдет иначе…
    Вырвала заколочку из кос.

    И, закрыв лицо всё волосами,
    Плакала красавица навзрыд.
    Жаль, об этом не расскажешь маме,
    А душа страдает и болит.

    Только утро улыбнулось звонко,
    С солнышком запрыгнув на порог.
    - Я пришел. Вставай, краса-девчонка!
    Принимай сирень! Уж сколько смог.

    - А примета? Зеркало разбилось!
    - Это к счастью! Значит, я женюсь.
    Стань невестой, окажи мне милость,
    А не то в соседушку влюблюсь.

    - Я согласна, милый, объясни мне,
    Разве к счастью бьются зеркала?
    - Знаешь, а в саду запахло вишней.
    Пригласим на свадьбу пол села.

    Отцвела сирень, запело лето.
    Вся в цветах невеста, с ней жених.
    Зеркало – счастливая примета,
    Коль она касается двоих.

  79. zinaida:

    Боже мой, как он ее любил! Не любил, а просто обожал! Когда она шла по улице, от ее духов тонкий французский аромат разносился по всей улице. Нельзя сказать, что она была красива: обычная женщина. Но…была в ней та изюминка, которой не обладал никто. Он частенько караулил ее возле дома, чтобы лишний раз посмотреть на нее. Ага, сегодня она одета в зеленый брючный костюм и белую кофточку…значит, просто поедет на работу. Какие у нее руки! Пианистка, да и только!

    Он представлял, как они будут жить вместе, вечером ложиться спать, как ее густые, влажные после душа, черные волосы раскинутся на подушке, а ее высокая грудь обнажится под белой шелковой ночной рубашкой. Кайф!
    Он отдаст ей все, что у него есть. А что есть? Голубое небо, яркое солнце, съемная квартира вместе с мамой и неблагодарная работа на частном заводике.
    А она живет на вилле, ездит на «Тойоте», духи у нее шикарные, и работа непыльная, творческая: дизайнер. И денег много, потому что часто ездит за границу, а во дворе виллы у нее большой бассейн под крышей.
    А дать ей нечего, можно только у нее взять. Но как? И согласится ли она отдать то, что принадлежит ей? Вряд ли…
    А у него даже старенького мотоцикла нет, зато человек он добрый и бескорыстный. А вдруг?….
    Мимо проехала «Тойота», он печально посмотрел ей вслед….
    Он даже не знаком с ней. Не успел познакомиться.
    И не познакомится. Потому что она – роскошная и богатая женщина со всеми вытекающими отсюда….а он…..
    Он развернулся и пошел своей дорогой. Жизнь подставила подножку: он влюбился в недосягаемую. Но…ему нечего было дать ей, кроме своей любви.
    А что такое любовь рядом со всем остальным? Так, ерунда.
    Он задумался и ушел навсегда. Насовсем.

  80. zinaida:

    Не попала в ощип Кура
    (басня)
    Обычное хозяйство у Ивана:
    Козел, Свинья да два худых Барана.
    А Курочка была всего одна,
    Несла яички свежие она.
    Петух бойцовский был самец соседский.
    Большой и хулиганистый, и дерзкий.
    Он шпорами на солнышке сверкал,
    Ну не Петух, а сущий генерал.
    Однажды Петуха машина сбила.
    И Курица от горя загрустила.
    Нестись не стала, лишь о нем кудахчет,
    А что же делать? Как же быть иначе?
    Решил Иван зарезать эту Куру.
    Бульон сварить, и фарш проделать в шкуру.
    Но Курица сама сказала Ване:
    - Варить меня – сплошное наказанье.
    Я – яйценосная, и мясо жесткое,
    И жиру тоже нет, болонь да легкое.
    А у Свиньи и мясо есть, и сало.
    Есть ножки нежные, ну, разве мало?
    Тут холодец, бекон и эскалопы.
    Ей накормить ты сможешь пол Европы.
    Зарезали Свинью. Сварили что-то.
    А Курица жива. Ей жить охота.
    Мораль: Хоть Курица и невеличка,
    А все же умненькая птичка. Июнь 2011

  81. zinaida:

    - Знаешь, Алка, лучше бы ты удалась в маму, меньше забот бы было.
    - Уже поздно, да и тогда выбирать не пришлось, — засмеялась подруга, — Хочешь, я расскажу тебе несколько историй, связанных с папиной рассеянностью?
    - С удовольствием послушаю, если разрешишь, запишу.
    - Разрешаю. Это будет интересно.
    - Как звали твоего папу?
    - Назови его Ароном, а маму – Марией.

    История первая. Для чего существует черника?

    Даже маленькие дети знают, для чего существуют ягоды, а, тем более, лесные. Арон, как врач, прекрасно понимал пользу лесного богатства и кушал их с удовольствием, а любой еде предпочитал свежие фрукты, выращенные на родной украинской земле.
    Из всех цветов на свете доктор Арон предпочитал цвет белого халата, который был для него и спецодеждой, и самым привычным костюмом. Арон не ошибался, белый цвет необыкновенно шел к его огненно-рыжим волосам, и, как все рыжеволосые, он был экспрессивен и деятелен. Он никогда не сидел на месте, впрочем, при его работе засиживаться было некогда, даже домой приходили больные соседи за советом и за помощью. Арон никому ни в чем не отказывал.
    Летом доктор предпочитал белые парусиновые брюки и рубашку такого же цвета.
    День выдался жаркий, ясный, настоящий день отдыха. Мария решила побаловать семью домащней стряпней. Суббота. Утром Арон вышел во двор и нашел свои парусиновые брюки уже сухими, но висящими после стирки на веревке.
    - Мария, — сказал он жене, — мне срочно надо прогладить брюки, я должен уходить. У меня важное дело.
    Мария в это время была занята: пекла пироги, и руки у нее были в муке и тесте. Она ответила:
    - Какие дела в субботу? Ты видишь, я занята важным делом. Надень черные брюки, я их нагладила, стрелочки ровные. Они больше подходят к деловому визиту.
    - Что ты понимаешь? – возмутился Арон, который почти никогда не перечил супруге, — Сама ходи в черном. Я должен быть в белых брюках, и я буду.
    - Будь, — улыбнулась Мария.
    Рассерженный Арон схватил утюг и начал с силой водить им по белой парусине. Мария искоса следила за ним.
    - Арон, что ты наделал? Надо перегладить брюки. Ты же на боках стрелки нагладил, а надо спереди и сзади, — сказала жена.

  82. zinaida:

    КАБАЛЬЕРО

    Мы познакомились с ним в рыбном ресторане,
    Мой друг заказывал официантке Мане
    Одни лишь крабы, семгу, мидии, омары,
    Два виски, черную икру да плюс кальмары.

    Припев:

    Ну, что мне делать с этим дивным кавалером?
    Он — кабальеро, настоящий кабальеро.
    Он очень щедр, галантен, вид его приличен,
    Он симпатичен, симпатичен, симпатичен.

    Он пригласил меня на танец самый первый,
    Зажег огонь в груди, взыграли мои нервы.
    Прошу его: «Танцуй, родной, со мною дольше,
    Медовый месяц встретим, милый, где-то в Польше.

    А после, может, съездим, дивный, на Багамы,
    Пускай завидуют мне девушки и дамы.
    В шампанском буду я купаться бесконечно.
    Икру и семгу, сладкий, буду кушать вечно.

    Мы целовались в коридоре на диване,
    Но сладкий мой ушел домой с кокеткой Маней.
    Как оказалось, он давно на ней женился,
    Передо мной он просто мило извинился.

  83. zinaida:

    Стерлядь

    Кот Василий любит рыбку кушать.
    И к тому ж он — страстный рыболов.
    Вмиг закинул удочки на уши
    И сидит, ждет сказочный улов.

    Взял с собою Барсика-котенка,
    Говорил ему: -Сынок, учись!
    Барсик ловко подцепил ершонка:
    - Эх, бы съесть.
    - Нет, маленький, держись.

    Вот наловим мы ершей десяток,
    И тогда их сварим и съедим.
    - Папочка, мой ершик очень сладок.
    Есть хочу.
    - И что поделать с ним?

    Загрустил расстроенный Василий.
    Ни одна червя не заглотила.
    Сколько он не прилагал усилий
    Лишь корягу к удочке прибило.

    Забежал он в магазинчик «Рыба».
    Приобрел там килограмм селедки.
    Барсику сказал: — Дружок, спасибо!
    Втихаря купил бутылку водки.

    Всей семьею сели отобедать.
    - Ай да, папа! Ай да, рыболов!
    Что за рыба?
    -Это, Муся, стерлядь.
    Барсик обалдел от этих слов.
    июль 2012

  84. zinaida:

    Я не люблю громадных предисловий,
    Лжецов, двуличных просто не терплю,
    Я не люблю, когда играют кровью,
    Боевики, простите, не смотрю.

    Я не люблю порнухи и разврата,
    И тех, кто вечно пресмыкаться рад.
    Когда при детях шпарят русским матом
    И тех, кто на халяву слишком пад.

    Предателей не жалую, поверьте,
    И тех, кто сразу выделиться рад.
    А, если в человеке злые черти,
    То сам он в этом лично виноват.

    Я не люблю, коль судят понаслышке
    И за глаза вам гадость говорят.
    Я не люблю, ой, разошлась я слишком….
    Люблю я жизнь и всех людей подряд.
    ***************************************************

    Ну, о чем с тобою говорить?
    Нет у нас с тобою общей темы.
    Душу не могу тебе излить,
    У тебя в башке одни лишь схемы.

    Целый день у компа ты сидишь.
    Вижу крупную мужскую спину.
    А когда-то звал меня: Малыш!
    Твой компьютер скоро опрокину.

    Я тебе хотела сообщить,
    Что давно другого полюбила.
    Что хочу с любимым долго жить,
    Но не слышишь, а душа остыла.

    Ты на компе, видимо, женат.
    Ухожу. Так жить нет больше мочи.
    Ты ведешь себя, как младший брат.
    Не заметил, что ушла я ночью.

    Промолчал. Пока, дружок, пока!
    Собрала вещички в чемоданы.
    Только бы мне знать наверняка,
    Что с любимым я счастливой стану.
    июль 2012

  85. zinaida:

    Гляди-ка, Вань, какие девочки!
    Какие ножки — просто класс!
    А крайняя такая стервочка,
    По морде видно, в самый раз.
    А у меня ты знаешь, Вань,
    Начальница -такая ж дрянь.
    Ну как не дрянь,
    Конечно, дрянь,
    Обидно, Вань.

    Ты, Зин, чего так надрываешься?
    Балет обидеть норовишь.
    Сама-то, Зин, не кувыркаешься,
    И за бутылкой не бежишь.
    Ты лучше-ка возьми билет
    Пока слетаю я в буфет.
    Мне скучно, Зин.

    Ты, Вань, в театр пришел под мухою,
    Так вот смотри и веселись.
    Вот видишь дядька со старухою
    Вошли на сцену из кулис.
    Ну ,а теперь гляди-ка, Вань,
    Пристал он к молодухе, дрянь.
    Ну что отстань,
    Опять не встань,
    Балбес ты, Вань.

    Ты, Зин, меня считаешь фраером?
    Мол, недоумок и дурак.
    А помнишь был на свадьбе шафером?
    Невесту спрятал только так.
    А у меня ты знаешь, Зин
    В мечтах есть винный магазин.
    Мы купим, Зин.

    Ой, Ваня, а мужик-то в трусиках,
    В трусах-такая пустота.
    Ты помнишь, плакал Васька Прутиков-
    -Герой постельного труда.
    А у него ты знаешь, Вань,
    Теперь в трусах такая дрянь.
    Ну что отстань,
    Опять отстань,
    Обидно, ВАнь.
    ********************************************************

  86. zinaida:

    У нас была любовь,
    Но мы рассталися.
    Не жажду встречи вновь,
    Наразвлекалася.

    Ты мне мешал всегда:
    Какой же ты наглец!
    Какая ты беда!
    Изыди, наконец!

    Неделюшка прошла.
    Прощай, мне говорит.
    Без насморка я шла.
    Головка не болит.

    Ах, насморк мой, пока!
    Ко мне не приходи.
    А простужусь слегка,
    Меня не изводи.
    **********************************

    Мне хочется верить, что это не так,
    Что ты не болтаешь лишнего.
    А все остальное просто пустяк.
    Свари мне вареньице с вишнями.

    Зачем ты сказала, что я — альфонс?
    Что водку жру и по пятницам.
    А после попоек — страшный понос,
    И бьешь ты меня по заднице.

    Зачем говоришь, что украл портмоне?
    Сама подарила, проказница..
    Да, с другом я делаю промине,
    А с нами его племянница.

    Что я за бутылкой и в космос пойду,
    До баб — огромадный охотник.
    Обидишь еще раз, совсем пропаду,
    Ты будешь грызть подлокотник.

  87. zinaida:

    Краду у Высоцкого первую строчку

    Я живу, а, значит, люблю
    В ресторане вкусно поесть.
    Там я дамочку подцеплю
    И куда мне ее повЕсть?

    Нет квартиры своей, угла
    Только тапочки да халат.
    Ты куда меня повела?
    Ах, к себе…хорошо, я рад.

    Мужем был я ее избит,
    Убежал, но без денег, швах.
    А в ушах ее голос звенит:
    - Ты доволен? Прости, дурак.

    В рестораны я не хожу.
    На тошниловку денежек нет.
    Потерявши совесть, прошу:
    - Пригласите меня на обед
    ******************************

    В жёлтой жаркой Африке
    Не видать идиллий.
    Людоеды с паприкой
    Кушают рептилий.

    А кого же кушать им?
    Кук давненько съеден.
    Вот решили как-то им
    Подарить медведя.

    Быт их — экзотичней нет,
    Куча обнаженки.
    Не опишет и поэт,
    Милые девчонки.

    Не жалею ни о чем.
    Только чтоб не съели.
    Я гуляю с кирпичом,
    Комары заели.

    Но однажды вдруг она…
    Будет мне наука.
    Съесть хотела сатана,
    Вот какая сука!

    Молча ехали домой….
    Трех не досчитались.
    Крестик потерялся мой.
    Холодно расстались.
    ************************************
    Если друг оказался вдруг
    Главным сплетником и болтуном.
    Пусть все знают об этом вокруг,
    Ничего, не пускайте в дом.

    Если друг оказался вдруг
    Воздыхателем вашей жены.
    Не берете его на испуг,
    Убегайте, хватая штаны.

    Если друг оказался вдруг
    Негодяем, он вас предал.
    Сокращайте приятелей круг,
    Хоть и плакаться будет нахал.

    Если друг оказался вдруг
    Самым близким, на то он и друг.
    Он отдаст вам тепло своих рук,
    Если вам станет плохо вдруг.

    У меня есть тоже друзья,
    Я люблю их всех, спору нет.
    К вам приеду.Такая уж я.
    А пока посылаю привет.
    ****************************************

  88. zinaida:

    *-) Человек рассеянный

    Мне звонит подруга:
    - Тебе мои соседи подарок послали к Новому году, а я не могу найти, положила куда-то. А вдруг совсем не смогу найти? Спрошу ее, где она это купила.
    - Не надо, найдешь, я уверена.
    Я ничему не удивляюсь. Моя подруга Алла, человек с двумя высшими образованиями и прекрасной памятью, человек на редкость рассеянный. Она каждый день ищет что-то в собственном доме, а , находя, радуется, как дитя. Такой она человек, и я постепенно привыкла к этой ее особенности. Мы вместе с подругой подшучиваем над ее потерями и радуемся, когда потерянное находится.
    Нам обеим нравится вспоминать о наших родителях, рассказывать друг другу истории, связанные с ними.
    - В кого ты такая рассеянная, Аллочка? – спрашиваю,
    - В папу, посмотри на фото, мы с ним даже внешне похожи. Он был врач, что называется от Бога, но эту слабость преодолеть так и не смог. Она мне досталось по наследству. А мама была совсем другой, она во всем слыла аккуратисткой.

  89. zinaida:

    Пчела

    Я – пчела, я кусаю и жалю тебя без причины.
    До чего же безропотны нынче мужчины!
    В сотый раз докажи мне свое совершенство,
    Да ответь поцелуем – какое блаженство!

    Выпей яд мой до капельки самой последней,
    Наплевать на обиды, на слезы, на сплетни.
    Ты букет подари самый яркий и нежный,
    Я засну на плече на мужском безмятежно.

    Я — пчела, но добром на добро я тебе отвечаю,
    Я – пчела, но уже не кусачая, просто живая,
    Мне с тобою легко, подари мне тепло и заботу.
    Чтобы глупой пчеле было больше кусать неохота.

  90. zinaida:

    Верни зонтик!

    Не могу ни выпить, ни забыться…

    Ты мне жизнь испортила вконец.

    Я к тебе серьезно, баловница,

    Ты играешь мной, кричишь: -Подлец!

    Ну, зачем так обзываешь грубо?

    Я не вещь твоя, не надо склок.

    Родила вдруг мальчугана Люба,

    Счастлив я, ребенка сделать смог.

    Ну и что же, не женюсь на Любе.

    Значит, мне она не по душе.

    Словно бабка, в старой черной шубе,

    Дома тоже бродит в неглиже.

    Не сравню тебя с Любовью этой.

    До чего ты, крошка, хороша!

    Угости , подружка, сигаретой.

    А потом в постельку чуть дыша.

    Ах, тебе такой и не по нраву?

    Станешь старой девой через год.

    Ты не баба вовсе, ты -отрава.

    Я — мужчина крепкий, не урод.

    А таких, как ты, полны деревни,

    Есть в поселках, даже в городах

    Женщины приятней и прелестней.

    Ты верни мне зонтик, что в цветах.

    июль 2012

  91. zinaida:

    А интеллекта у нее никакого. Базарная баба. Я ее выгоню.
    Я ничего не сказала Эсе, пусть сами разбираются. Старик остался один, ему это тоже не нравилось. Соломыч купил у соседки подержанный диван и гордился им, словно заслуженным орденом, показывал его знакомым. Это была единственная мебель, которую он не подобрал на улице.
    Об Эсе забыл. Ездил на танцы, знакомился женщинами. Говорил о них нелицеприятно: Райка – морщинистая, ей все тело надо прогладить утюгом, Фанька – кривоногая, Симка – обжора и толстуха, у рыжей паразитки Ленки – сын полудурок… Тогда мы поняли, что этот человек не такой уж безобидный, каким кажется. Я и так не жаждала общения с ним, но как выгнать человека?
    Помог случай. Он пришел и сказал:
    - Мне дают в Кирьяте хостель, там есть даже мебель. Возьми пока мой диван, пусть у тебя постоит, я потом увезу.
    В маленькой квартире места было мало, но я согласилась: не выбрасывать же его гордость, заберет через пару месяцев, сказал. Я обрадовалась, что не увижусь с ним долго.
    Прошел месяц. Я шла от врача по улице Нордау и увидела Соломыча, сидящего на скамейке с мужчинами. Он окликнул меня. Я подошла, спросила, как он живет?
    В ответ услышала:
    - Нинка, отдай мой диван или 200 шекелей. Считаешь, что я тебе его подарил?
    - Мне он не нужен, забери.
    - Пошла ты на…., — мужики засмеялись. Этого я не ожидала, опешила. Шла по улице под веселый смех его приятелей.
    Рассказала сыну, он возмутился и сказал:
    - А мы о нем заботились, как о родном дедушке. Вот что значит не разбираться в людях, мама. Давай выставим диван на помойку.
    - Нет, а вдруг он придет, а дивана нет? Закатит скандал, не обрадуешься. Пусть стоит.
    Прожив год в Хайфе, мы переехали в город в центре страны. Думали, что делать с диваном? Решили взять с собой, вдруг объявится хозяин.
    Диван стоит на балконе, иногда мы спим на нем, иногда складываем на него ненужные вещи. Прошло восемь лет. Не знаю, жив ли Соломыч, он и тогда был стар и болен, да и, честно говоря, не интересно мне это. Не знаю, где теперь Эся, Альбина, Вера….потеряла их след, к сожалению, в Израиле нет ничего постоянного, стабильного. Не знаю, хорошо это или плохо. Только, глядя на старый обветшалый диван, вспоминаю первый год жизни в Хайфе и в стране, знакомых, и такого неоднозначного, странного старика Соломыча. И понимаю: я на него не сержусь, всякие люди бывают. Просто он был в моей жизни когда-то. Так судьбе было угодно.

  92. zinaida:

    В Израиль приехали все вместе: Рива, Соломыч, дочки с семьями и любимая внученька Наташка. Соломыч считал Наташку главным достижением своей жизни. Для нее он не жалел ничего, но девчонка видела отношение к нему взрослых, старика не почитала. Сначала они поселились в Холоне, а потом Рива предложила мужу расстаться. Он разозлился и уехал в Хайфу: здесь проживал его дальний родственник. Но тот его не принял.
    Старик снял небольшую комнатку на Адаре и стал жить один. Старика мучил диабет, положили в больницу, отрезали большой палец на ноге. Но….
    У Соломыча был необычно мобильный характер, он ничего не боялся и часто начинал жить сначала. Однажды он пришел радостный: в Хайфе для пенсионеров отремонтировали бывший дом арабов и начали заселение. Ему удалось попасть туда в небольшую комнату с общим балконом.
    Мы помогли ему переехать. В этот момент ко мне пришла моя знакомая Эся, пожилая, маленькая женщина.
    - Кто она? – спросил Соломыч.
    - Понравилась?
    - Ничего, аккуратненькая.
    С тех пор Соломыч и Эся стали приходить вдвоем. Нет, вместе они не жили, встречались. Эся готовила своему приятелю борщи и котлеты, а тот ел с аппетитом и хвалил. Но эта идиллия длилась недолго: Соломыч показал свой взрывной характер, если ему попадала вожжа под хвост, он был невыносим. Этого мы о нем не знали: в нашем доме Соломыч был милейшим человеком.
    Эся страдала от характера приятеля, но и расставаться с ним не спешила.
    - Почему? – спросила я, — Любите его?
    - Скучно одной, все-таки мужчина рядом, есть с кем погулять, не всегда же он такой дурной. Не пьет, не курит. Муж мой пил сильно, обижал меня, и то прожили 20 лет до его смерти.
    Соломыч посвежел, поздоровел, в квартирке его была чистота и обед тоже. Вырос животик, округлились впалые щечки. Чем больше он хорошел, тем больше наглел: он уже не стеснялся кричать на Эсю при всех.
    - Соломыч, что вы делаете? — сказала я ему, — Вы потеряете Эсю.
    - Ну и что? – ответил он, — Нина, неужели ты не понимаешь, что она — безмозглая дура, у нее образование 3 класса, знаешь? О чем с ней говорить, о борще?
    - Вы – страшный человек, — ответила я, — посмотрите, как вы похорошели, помолодели…Питаетесь нормально, рядом с вами приятная женщина.

  93. zinaida:

    Любил Соломыч и механизмы, разбирал и пытался собрать все, что попадало ему в руки, частенько за это бывал наказан или побит. Отец умер во время войны: тяжелый диабет, впал в кому и не вышел из нее. В жизни Соломыч пробивался сам: окончил математический факультет университета, преподавал математику, вскоре неожиданно пригласили преподавать летчикам, он согласился. Соломыч имел прочные знания во многих областях, талантов ему было не занимать. Рассказчиков таких, как он, немного на свете. Освоил специальность механика по самолетам, способный и трудолюбивый, вскоре получил хорошую должность и заработок.
    Зато….в личной жизни ему не повезло. Личная жизнь Соломыча не складывалась с самого начала: уж больно он был сам по себе. Никаким законам и условностям не подчинялся.
    С Ривой он познакомился в больнице, там лежал с воспалением легких. Она дежурила на посту, медсестра была строга и неприступна. Этакая нежная Снежная Королева, не улыбнется лишний раз.
    - Я возьму эту крепость, — решил Соломыч и начал штурм. Дарил подарки, рассказывал байки из жизни летчиков. Потихоньку в сердце Снежной Королевы треснул лед, и брешь была пробита.
    Рива была красива, и поклонников у нее хоть отбавляй, но настырный Соломыч всем дал от ворот поворот и завладел красавицей-медсестрой. Свадьба, хоть и скромная, состоялась. Молодая жена не распознала характер своего избранника, а ведь могла бы им управлять. Ей это не удалось, он для нее был непонятен. Родились две дочки, а Соломыч… Он любил вольную жизнь. Нет, он не был ловеласом, но и семьянина из него не получилось. Он мотался по командировкам, находил для себя доступных женщин, развлекался. Приезжал домой с радужной надеждой стать первоклассным мужем и отцом. Увы, его непостоянная натура не давала ему возможности сделать это, и все шло по-старому. На работе Соломыча считали чудаком, часто подшучивали над ним, порой даже жестоко. Один раз он упал в сугроб головой и еле выбрался оттуда, чуть не задохнулся. Таких случаев у него было немало. Его национальность не стала в жизни препятствием: евреем не обзывали, уважали за познания, звали «ходячей энциклопедией». Перед абсорбцией в Израиль все у него пошло наперекосяк: в семье стал чужим, заболел тяжелым диабетом, с работы уволили: казахи «разлюбили» людей другой нации, тем более, евреев.

  94. zinaida:

    Субботним утром люблю поспать, вот и в эту субботу в 8 утра я видела сладкий сон. Меня разбудил звонок в дверь. На пороге стоял улыбающийся Соломон Львович с двумя огромными кастрюлями и пакетом в руках. Вид у него был торжественный и счастливый.
    - Вы? – удивилась я, — Как вы узнали номер моей квартиры?
    - Проследил, — улыбнулся он, — Впустите же меня!
    - Ничего не понимаю, — сказала я, — Что вам надо? И тише: у меня сын спит.
    - Пора вставать, уже утро, — добродушно произнес он, — Сын, иди сюда, утро на дворе, птички поют!
    Сын, заспанный и недовольный, прямо в трусах прошел в кухню:
    - Мама, — сказал он, — кто там пришел?
    Увидев старика, поздоровался.
    - Меня зовут Соломон Львович, — сказал он сыну, — Я недавно познакомился с твоей мамой. На Нордау, у фонтана.
    Сын улыбнулся:
    - Соломон Львович, звучит, как СолОмыч, здорово!
    - Вот и называйте меня СолОмыч, оригинально. Молодец, — похвалил он сына, — Работает голова. А теперь все за стол! Намечается праздничный обед.
    - У вас день рождения? – спрашиваю.
    - У меня каждую субботу праздник. Я ночую с пятницы на субботу в ешиве, а это мне дали, — и Соломыч открыл кастрюли. В одной из них аппетитно румянились куриные четверти, в другой – фаршированная рыба, а в пакете – пудинг и куски сладкого пирога.
    - Ну, как? – спросил он.
    С тех пор Соломыч стал частенько появляться у нас в доме. Каждую субботу с провизией, а в такие дни без нее. Смотрел телевизор, играл с сыном в шахматы, рассказывал о своей жизни. Иногда казалось, что он — наш родственник, настолько старик был привязан к нам.
    Соломыч родился на Украине в дружной еврейской семье. Когда говорил о матери, то на его глаза наворачивались слезы, и он, не стесняясь, плакал. Много у него братьев и сестер, он был младшим. Сейчас почти никого в живых уже нет, только две младших сестры: одна в Питере, другая – в Германии с дочерью. Соломыч с детства считался любознательным: читал все, что попадало под руку, а попадало немного: детство выпало военное, в эвакуации приходилось работать в колхозе после школы. Только ночью, при свете керосиновой лампы, удавалось немного почитать, керосин ценился на вес золота.

  95. zinaida:

    Скучно, тоскливо, никого не знаю…
    И вдруг стенд с объявлением: выступает пианист, исполняется музыка довоенных лет, цена билета 10 шекелей. В зале рядом со мной сидит приятная женщина, интеллигентная, гораздо старше меня. После концерта вышли вместе, познакомились, договорились гулять по вечерам.
    И вот я, моя новая знакомая Альбина и ее приятельница Вера, ровесница и землячка Альбины, идем по пешеходной улице Нордау, беседуем о новых книгах, об искусстве, о своих бывших профессиях. Бурлит любимый горожанами фонтан, изрыгая зевом хрустальные брызги, в кафе излишне громко беседуют посетители, бегают ребятишки, радуясь тихому, теплому вечеру.
    - Нина, — спрашивают меня новые подруги, — А чем ты занималась в России?
    Пытаюсь рассказать им о своей прежней работе просто и доступно, но они не все понимают, далеки от этого: одна – библиотекарь, другая – педагог. И вдруг…в наш разговор вклинивается пожилой мужчина и вполне толково объясняет основы моей профессии.
    - Соломон Львович, — представился он, — Из Казахстана, специалист по самолетам, а также математик.
    Мы посмотрели на него и улыбнулись. Внешний вид его жутко комичен, несерьезен, и тем не менее… Наш новый знакомый — небольшого роста, средней комплекции, в клетчатой старенькой рубашке, белесых шортах и выцветшей кепке-бейсболке. Черты лица типично семитские, незапоминающиеся. Разве грустные навыкат глаза привлекали внимание. Ему было тоскливо одному, в этот вечер он шел с нами и говорил, говорил… без умолку. Слушать его было интересно: предлагались рассказы из жизни аэропорта и летчиков. Мне даже показалось, что ему понравилась одна из моих спутниц. Что ж, подумала, пусть знакомится, женщины его возраста, мужей у них нет, а он неглуп, интересный человек, а прибрать и придать товарный вид мужчине каждая женщина сможет по своему вкусу.
    Мы проводили до дома обеих женщин, и Соломон Львович любезно довел меня до моего дома.
    - Ниночка, — сказал он мне, — Вы мне понравились, я бы хотел встречаться с вами.
    - Простите, — ответила я, — Это в мои планы не входит, и потом…вы намного старше меня, а я … в общем, давайте останемся просто знакомыми.
    Я попрощалась с ним и пошла домой. Не придала значения этой встрече, мало ли кого встретишь на пути, училась в Ульпане, встречалась с Альбиной и Верой.

  96. zinaida:

    Племяшка бабы Дуси

    Наша жизнь полна неожиданностей. Я парикмахером работаю в женской бане, брови крашу и ресницы, старухам завивки такие делаю, что вместо трех волосков у них на голове кажется целый лес.
    - Вася,Васенька, — говорили они мне,- Вы не просто мастер своего дела, вы — волшебник. А ручки у вас золотые.
    Одна баба Дуся сразу стала за свою племянницу сватать. Она в Москве живет, вот баба Дуся и настояла, чтобы я поехал к ней на предмет знакомства. Я согласился, партия выгодная, правда, она на семь лет старше, но ради Москвы и не на это пойдешь.
    Поехал в самый холод. Не слышал прогноза погоды. А там впереди праздник — Новый год. Так что время есть, тут не только жениться, разойтись успеешь.
    Пока шел к ее дому, думал:
    - Это главный выигрыш в моей жизни. Дай Боже здоровья бабе Дусе!
    Мою новую пассию звали Виолетта. Сказать, что она страшненькая, ничего не сказать: маленькая, тощенькая, безгрудая, лысоватая, а усы на лице, как у доброго гусара. Но москвичка! Стерпится-слюбится!
    Оглядел квартиру, класс! Мебель, кухонные принадлежности, пол ковролиновый, Если бы ее не было, Виолетты этой, то вообще было б здорово! Но она есть. Смотрит на меня и усами шевелит, как таракан в нашей бане.
    - Новый год будем отмечать вдвоем, — говорит она мне.
    - Ага, — отвечаю, — так вы бабе Дусе — родная племяшка?
    - Нет, двоюродная, как она там бабуся?
    - Превосходно, — отвечаю, — прически делает у меня.
    -Это хорошо, чудная старушка. Можете меня к празднику приукрасить? Вы же опытный парикмахер.
    -М…..
    Я уже не знал, как мне уехать домой и не обидеть этого прусака. В голове-пустота, я глупо произнес:
    - Мне, видимо, придется завтра уехать, дедушке 95 лет исполняется, он ждать меня будет.
    - Может не дождаться, — ответила она, — Только вы не переживайте, он уже на пути в мир иной, главное, ваша судьба, а в Новый год…
    -Ладно, останусь.
    - Я вся ваша.
    Пришлось крепко повозиться с ее прической, а с усами…не могу же я портить ей настроение.
    Чего только за новогодним столом не было. Я кушал свежайшие деликатесы и визжал от восторга. Недаром путь к сердцу мужика лежит через его брюхо. А мое брюхо уже давно никто не баловал.
    - А она ничего, — подумалось мне, — А усы и убрать можно. А тоненькая, потому что не обжора, фигуру блюдет.
    В койке мы оказались пьяненькими после новосибирского Нового года. Какими родными сразу стали!
    - Прошу тебя, дорогая, убери усики, ты сразу станешь изумительно хорошенькой. Да я тебе их сам уберу.
    -Согласна, милый, мне и самой они опротивели, пачкаются.
    Вот уже два года мы вместе. Баба Дуся на свадьбу приезжала, радовалась.
    Если кто-то скажет, что моя жена некрасива, будет иметь дело со мной. Я же сам себе такую красавицу лично создал. Собственноручно. (F)

  97. zinaida:

    СолОмыч

    Первый год моей жизни в Израиле. Мы с сыном снимаем в Хайфе малюсенькую квартирку на карке, на Адаре, где нам предстоит прожить целый год. Хозяйка – скупая и препротивная тетка, приехавшая из Польши, пытается выжать из нас побольше денег. Убеждает, что Адар – прекрасный район. Рядом – рынок, библиотека, клуб… Но пугают варварски гудящие под окном машины и шумливые соседи. Я еще не знаю, что в квартире рядом обитают проститутки, и клиенты, постоянно путающие адрес веселой квартиры, в любое время дня и ночи звонят нам.

  98. zinaida:

    Невезуха

    Не везет мне по жизни, ребята!
    Гад- начальник, ворчунья-супруга.
    Не хватает всегда до зарплаты,
    Не хватает любовницы-друга.

    Все собаки облаяли, верьте.
    Не дает мне кредитов госбанк.
    После пьянки приснились вдруг черти,
    Их главарь сунул в морду кулак.

    Изменю и начну жизнь по новой…
    Тесть является — старый дурак.
    Говорит, я купил вам корову.
    Заготавливать корм ты- мастак.

    Вот везуха! Пасу я корову.
    Пью из вымени дрянь- молоко.
    О красотке мечтаю я снова,
    Но увы…свет- краса далеко.
    2012 июля

  99. zinaida:

    История четвертая. Стельки.

    Прошло много лет.
    Ушел из жизни доктор Арон и все старшие члены его семьи. Главной в семье осталась Алла: она давно мать и бабушка. Женщина часто вспоминала родителей и истории, случившиеся с ее отцом. Но Алла четко знала, что уродилась человеком рассеянным, очень похожим на отца. О ее многочисленных потерях можно долго рассказывать, о находках тоже. А на днях случилось … И это почти не выходя из собственного двора.
    У Аллы в последнее время пробемы с позвоночником, в любой обуви она носит магнитные стельки. Даже в комнатные тапки Алла прокладывает любимые стельки. А еще она обожает свою маленькую Дженни, собачку спокойную и ласковую, породу которой определить можно не сразу.
    - Я иду гулять с Дженькой, позвони мне через час, — звонит она, — У меня есть , что тебе рассказать.
    - Хорошо, — отвечаю.
    Я позвонила лишь через три часа. Моя подруга была расстроена.
    - Знаешь, я где-то потеряла стельку и не заметила, представляешь? – сказала она, — Как же я без них?
    - Поищи, выйди еще раз на улицу, ты гуляла с собакой в своем районе.
    - Нет, я не найду. Это уже все, придется покупать новые стельки.
    - Найдешь. Иди пока светло, ну, быстрее!
    Алла нехотя пошла на улицу, и на самом видном месте увидела потерянную стельку. Как она обрадовалась!
    - Знаешь, ты была права, стелька нашлась, — сообщила она мне.
    Мы смеялись и радовались.
    - Все-таки, как я похожа на папу! – сказала смеющаяся Алла, — Просто его копия.
    январь 2012

  100. zinaida:

    История третья. Кошелек.

    Доктор Арон жил с семьей в собственном доме с огородом. Это помогало большой семье в пропитании, и дети могли прогуляться по двору и сорвать свежий огурчик или редисочку. Все удобства находились во дворе, но тогда так жило большинство советских людей. В этот день доктор долго раздумывал над производственными вопросами, которые мучили его и на досуге. Но жизнь есть жизнь, и, как все люди, Арон вынужден был пойти в туалет для отправления естественных надобностей. И тут (о, ужас!) из кармана его брюк в выгребную яму упал кошелек со всей полученной зарплатой.
    - Что делать? Я в трансе, – спрашивал Арон домашних, — Придумайте выход. И смех, и грех! Кошелек не жалко, а деньги…пропали, а я столько хотел купить на них!
    Домашние охали и ахали, смеялись и вздыхали, но выхода не видели.
    - Ассенизаторов надо срочно вызвать, — сказала одна из тетушек.
    - Время не пришло, — сказала другая, — найдут ли они кошелек, а деньги большие платить придется, а потом в испражнениях все деньги из кошелька или уже испорчены, или сгниют. Нет, не стоит, надо смириться.
    Долго рассуждали на эту тему, но решить вопрос не смогли, поговорили, что утро вечера мудреннее. Утром Арон вспомнил о своих злоключениях и расстроился еще больше.
    -Ладно, папа, не расстраивайся, — сказала Алла, — Не первый раз теряешь, переживем.
    Арон решил, что от судьбы не уйдешь и попытался забыть этот случай. Снова стал веселым и остроумным. Весной пришло время вызывать ассенизаторов. И тогда…они обнаружили кошелек, от которого шло такое амбре! Но Арон радовался, как ребенок.
    Он промыл кошелек обеззараживающим раствором, раскрыл, а там…в целости и сохранности обнаружилась месячная зарплата, которая так обрадовала его. Потом все радовались и смеялись, а Арон пообещал близким, что будет аккуратнее и менее рассеяным, но характер у него не изменился. Потому с ним происходили и другие каверзные случаи.

  101. zinaida:

    Мария тяжело заболела. Родные много лет ухаживали за тяжело больной женщиной, но она ушла из жизни молодой. Для Арона это был удар, но ему предстояло заботиться об оставшихся членах семьи. Было нелегко, но унывать доктор не умел, из любой ситуации находил выход. Такой у него был характер!
    Прошли годы. Ида, старшая сестра Марии, тяжело заболела и обратилась к зятю:
    - Арон, я тебе завещаю все деньги, которые накопила, а ты похорони меня, как положено. Поставь памятник. На все хватит денег , и вам с Аллочкой останется.
    - Прекрати, ты еще поживешь, я тебе, как врач говорю.
    Но он прекрасно понимал, что ее дни идут к закату. Вызвали нотариуса и оформили завещание.
    Ида скончалась в холодный зимний день. Похороны не были пышными, но достойными: пришли знакомые и соседи проводить хорошего человека в последний путь.
    Летом решено было поставить памятник. Арон съездил в мастерскую, где их изготавливали, выбрал камень, решил, какую сделать надпись. Подсчитали сумму стоимости памятника, она оказалась высокой, но Арон решил, что должен сдержать слово, данное человеку, с которым породнился.
    В день оплаты стоимости памятника Арон пошел в сберкассу и снял деньги.
    - Слава Богу, хватило, еще и осталось немного, — подумал он, — Вдруг Алкиным детям срочно придется что-то покупать. Горит на них все.
    Положив всю сумму денег в задний карман брюк, Арон побежал к автобусу. Народу было не слишком много, потому через пару остановок ему удалось занять удобное место.
    Выйдя из автобуса и пройдя часть пути до мастерской, Арон механически дотронулся до заднего кармана. Он оказался пуст. Расстроенный, он вернулся домой.
    - Алла, — сказал он дочери, — не пойму, как это могло произойти, народу было мало в автобусе, — казалось, что он заплачет.
    - Ничего, папа, жаль деньги, но ты подумай, что могло случиться еще гораздо худшее, успокойся, — — Алла, как человек с таким же характером, хорошо понимала его.
    Пришлось добавлять большую часть собственных накоплений, зато памятник тете Иде сделали крепкий, он и теперь стоит на ее могиле.

  102. zinaida:

    - Арон, что ты наделал? Надо перегладить брюки. Ты же на боках стрелки нагладил, а надо спереди и сзади, — сказала жена.
    - А мне так нравится, понятно? Я так хочу, – он упрямо натянул на себя брюки с боковыми стрелками и вышел из дома, громко хлопнув дверью.
    На него оглядывались прохожие, но доктор не обращал на это внимания. Его душила обида. Подошел автобус. Арон вошел во внутрь и плюхнулся на первое свободное сидение, даже не подумав, почему многие пассажиры стоят, а это сидение не занято.
    - Куда вы сели, мужчина? – сказала толстушка с живой курицей в корзине, — Там, на сидении черника рассыпана. Вы брюки запачкали.
    Доктор упорно молчал, но вдруг резко вскочил и вышел из автобуса. Шел пешком до самого дома, а вслед ему смотрели зеваки. В дом он не вошел, а вбежал.
    Резким движением стащил брюки и неожиданно громко расхохотался. Они были все в пятнах от раздавленной черники.
    - Натюрморт, надо же, — промолвил он, смеясь.
    - Ну, и ну, — сказала Мария, — где тебя так угораздило?
    - А как ты думаешь, Машенька, для чего существует черника? – он улыбался.
    Мария пыталась вывести пятна с любимых брюк супруга, но…пришлось покупать новые. Арона это обстоятельство не смутило, он рассказывал о черничных брюках друзьям и знакомым с таким юмором, что они смеялись до слез.
    Уж такой доктор был веселый человек, не помнил плохого, во всем находил только хорошее и смешное.

    История вторая. Деньги тетушки Иды

    Арону вместе с супругой Марией досталось большое «наследство»: три сестры жены, так и не вышедшие замуж. Так что фактически у Арона была большая семья: Мария, дочка Алла и три родственницы, о которых он заботился всю жизнь. Этакий женский батальон. Одна из сестер Марии была зенитчицей во время Отечественной и храбро воевала на фронте. Еще во время гражданской войны она сошлась с мужчиной, белополяком, но ей не повезло, он был убит. В память о нем неудавшейся жене досталась шуба беличья голубоватого цвета, которую донашивала Алка. Вторая сестра была пристроена Ароном в сестры Пастера, и она его не подвела. Все сестры были великими рукодельницами. Свою нерастраченную любовь они отдавали единственной племяннице Алке и ее детям.

  103. zinaida:

    - Знаешь, Алка, лучше бы ты удалась в маму, меньше забот бы было.
    - Уже поздно, да и тогда выбирать не пришлось, — засмеялась подруга, — Хочешь, я расскажу тебе несколько историй, связанных с папиной рассеянностью?
    - С удовольствием послушаю, если разрешишь, запишу.
    - Разрешаю. Это будет интересно.
    - Как звали твоего папу?
    - Назови его Ароном, а маму – Марией.

    История первая. Для чего существует черника?

    Даже маленькие дети знают, для чего существуют ягоды, а, тем более, лесные. Арон, как врач, прекрасно понимал пользу лесного богатства и кушал их с удовольствием, а любой еде предпочитал свежие фрукты, выращенные на родной украинской земле.
    Из всех цветов на свете доктор Арон предпочитал цвет белого халата, который был для него и спецодеждой, и самым привычным костюмом. Арон не ошибался, белый цвет необыкновенно шел к его огненно-рыжим волосам, и, как все рыжеволосые, он был экспрессивен и деятелен. Он никогда не сидел на месте, впрочем, при его работе засиживаться было некогда, даже домой приходили больные соседи за советом и за помощью. Арон никому ни в чем не отказывал.
    Летом доктор предпочитал белые парусиновые брюки и рубашку такого же цвета.
    День выдался жаркий, ясный, настоящий день отдыха. Мария решила побаловать семью домащней стряпней. Суббота. Утром Арон вышел во двор и нашел свои парусиновые брюки уже сухими, но висящими после стирки на веревке.
    - Мария, — сказал он жене, — мне срочно надо прогладить брюки, я должен уходить. У меня важное дело.
    Мария в это время была занята: пекла пироги, и руки у нее были в муке и тесте. Она ответила:
    - Какие дела в субботу? Ты видишь, я занята важным делом. Надень черные брюки, я их нагладила, стрелочки ровные. Они больше подходят к деловому визиту.
    - Что ты понимаешь? – возмутился Арон, который почти никогда не перечил супруге, — Сама ходи в черном. Я должен быть в белых брюках, и я буду.
    - Будь, — улыбнулась Мария.
    Рассерженный Арон схватил утюг и начал с силой водить им по белой парусине. Мария искоса следила за ним.
    - Арон, что ты наделал? Надо перегладить брюки. Ты же на боках стрелки нагладил, а надо спереди и сзади, — сказала жена.

  104. zinaida:

    *-) Человек рассеянный

    Мне звонит подруга:
    - Тебе мои соседи подарок послали к Новому году, а я не могу найти, положила куда-то. А вдруг совсем не смогу найти? Спрошу ее, где она это купила.
    - Не надо, найдешь, я уверена.
    Я ничему не удивляюсь. Моя подруга Алла, человек с двумя высшими образованиями и прекрасной памятью, человек на редкость рассеянный. Она каждый день ищет что-то в собственном доме, а , находя, радуется, как дитя. Такой она человек, и я постепенно привыкла к этой ее особенности. Мы вместе с подругой подшучиваем над ее потерями и радуемся, когда потерянное находится.
    Нам обеим нравится вспоминать о наших родителях, рассказывать друг другу истории, связанные с ними.
    - В кого ты такая рассеянная, Аллочка? – спрашиваю,
    - В папу, посмотри на фото, мы с ним даже внешне похожи. Он был врач, что называется от Бога, но эту слабость преодолеть так и не смог. Она мне досталось по наследству. А мама была совсем другой, она во всем слыла аккуратисткой.

  105. zinaida:

    Племяшка бабы Дуси

    Наша жизнь полна неожиданностей. Я парикмахером работаю в женской бане, брови крашу и ресницы, старухам завивки такие делаю, что вместо трех волосков у них на голове кажется целый лес.
    - Вася,Васенька, — говорили они мне,- Вы не просто мастер своего дела, вы — волшебник. А ручки у вас золотые.
    Одна баба Дуся сразу стала за свою племянницу сватать. Она в Москве живет, вот баба Дуся и настояла, чтобы я поехал к ней на предмет знакомства. Я согласился, партия выгодная, правда, она на семь лет старше, но ради Москвы и не на это пойдешь.
    Поехал в самый холод. Не слышал прогноза погоды. А там впереди праздник — Новый год. Так что время есть, тут не только жениться, разойтись успеешь.
    Пока шел к ее дому, думал:
    - Это главный выигрыш в моей жизни. Дай Боже здоровья бабе Дусе!
    Мою новую пассию звали Виолетта. Сказать, что она страшненькая, ничего не сказать: маленькая, тощенькая, безгрудая, лысоватая, а усы на лице, как у доброго гусара. Но москвичка! Стерпится-слюбится!
    Оглядел квартиру, класс! Мебель, кухонные принадлежности, пол ковролиновый, Если бы ее не было, Виолетты этой, то вообще было б здорово! Но она есть. Смотрит на меня и усами шевелит, как таракан в нашей бане.
    - Новый год будем отмечать вдвоем, — говорит она мне.
    - Ага, — отвечаю, — так вы бабе Дусе — родная племяшка?
    - Нет, двоюродная, как она там бабуся?
    - Превосходно, — отвечаю, — прически делает у меня.
    -Это хорошо, чудная старушка. Можете меня к празднику приукрасить? Вы же опытный парикмахер.
    -М…..
    Я уже не знал, как мне уехать домой и не обидеть этого прусака. В голове-пустота, я глупо произнес:
    - Мне, видимо, придется завтра уехать, дедушке 95 лет исполняется, он ждать меня будет.
    - Может не дождаться, — ответила она, — Только вы не переживайте, он уже на пути в мир иной, главное, ваша судьба, а в Новый год…
    -Ладно, останусь.
    - Я вся ваша.
    Пришлось крепко повозиться с ее прической, а с усами…не могу же я портить ей настроение.
    Чего только за новогодним столом не было. Я кушал свежайшие деликатесы и визжал от восторга. Недаром путь к сердцу мужика лежит через его брюхо. А мое брюхо уже давно никто не баловал.
    - А она ничего, — подумалось мне, — А усы и убрать можно. А тоненькая, потому что не обжора, фигуру блюдет.
    В койке мы оказались пьяненькими после новосибирского Нового года. Какими родными сразу стали!
    - Прошу тебя, дорогая, убери усики, ты сразу станешь изумительно хорошенькой. Да я тебе их сам уберу.
    -Согласна, милый, мне и самой они опротивели, пачкаются.
    Вот уже два года мы вместе. Баба Дуся на свадьбу приезжала, радовалась.
    Если кто-то скажет, что моя жена некрасива, будет иметь дело со мной. Я же сам себе такую красавицу лично создал. Собственноручно. (F)

  106. zinaida:

    Невезуха

    Не везет мне по жизни, ребята!
    Гад- начальник, ворчунья-супруга.
    Не хватает всегда до зарплаты,
    Не хватает любовницы-друга.

    Все собаки облаяли, верьте.
    Не дает мне кредитов госбанк.
    После пьянки приснились вдруг черти,
    Их главарь сунул в морду кулак.

    Изменю и начну жизнь по новой…
    Тесть является — старый дурак.
    Говорит, я купил вам корову.
    Заготавливать корм ты- мастак.

    Вот везуха! Пасу я корову.
    Пью из вымени дрянь- молоко.
    О красотке мечтаю я снова,
    Но увы…свет- краса далеко.
    2012 июля

  107. fira:

    ЗИНУЛЯ,У ТЕБЯ УМА-ПАЛАТА,

    СТИХИ ТЫ ПИШЕШЬ,ПРОСТО КЛАСС!!!

    А ПРОЗЫ,ТЫ «ГРЕБЁШЬ ЛОПАТОЙ»

    И ПОПАДАЕШЬ ТЫ «НЕ В БРОВЬ,А В ГЛАЗ!»

  108. fira:

    ЗИНУЛЯ,У ТЕБЯ УМА-ПАЛАТА,

    СТИХИ ТЫ ПИШЕШЬ,ПРОСТО КЛАСС!!!

    А ПРОЗЫ,ТЫ «ГРЕБЁШЬ ЛОПАТОЙ»

    И ПОПАДАЕШЬ ТЫ «НЕ В БРОВЬ,А В ГЛАЗ!»

  109. olga:

    (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y)

  110. olga:

    (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y) (Y)

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.